Авиакатастрофа в Донецке напоминает эстонскому пилоту о собственном авантюрном полете

Яанус Пийрсалу
Copy
Пилот Таави Маран сейчас работает в одной из крупнейших в мире компаний авиагрузоперевозок.
Пилот Таави Маран сейчас работает в одной из крупнейших в мире компаний авиагрузоперевозок. Фото: Erakogu

Пять лет назал в ходе разгоревшейся на востоке Украины войны был сбит пассажирский самолет авиакомпании Malaysia Airlines, на борту которого находились 298 человек, все они погибли. Эстонского пилота Таави Марана эта история всегда заставляет внутренне содрогаться, поскольку напоминает о риске, с которым он сам столкнулся двумя месяцами ранее, когда летал в уже охваченный военным конфликтом Донецк, пишет Postimees.

После этой катастрофы наш полет кажется довольно рискованным мероприятием", - признает 34-летний Маран пять лет спустя.

В Донецке ждет клиент

Окончивший Эстонскую летную академию и работающий сейчас в одной из крупнейших в мире компаний авиагрузоперевозок Маран весной 2014 года состоял в штате фирмы, которая осуществляла на реактивных самолетах бизнес-класса чартерные рейсы в страны бывшего СССР по заказу богатых клиентов. Маран был вторым пилотом небольшого самолета  Beechcraft 400A Beechjet. 6 мая, находясь в столице Армении Ереване, он получил телефонный звонок: нужно было срочно лететь за клиентом в Донецк, крупнейший город Восточной Украины.

К этому времени в Донецкой и соседней Луганской областях уже три недели шла антитеррористическая операция властей Украины против местных сепаратистов. Перестрелки унесли десятки жизней, сепаратисты подбили три вертолета армии Украины и повредили из пулеметов несколько украинских самолетов.

Аэропорт Донецка охраняли украинские военные, и там было еще относительно тихо, в отличие от раположенного в ста километрах к югу летного поля Мариуполя, где шли перестрелки.

"Удивительным образом работодателю удалось сравнительно быстро получить для нас в украинском департаменте гражданской авиации одноразовое разрешение на посадку. Должен признать, что я был скептичен в отношении его аутентичности, но отправленная факсом копия казалась подлинной, так что пришлось лететь", - говорит Маран. 

Вместе с капитаном самолета он начал выяснять, как будет разумнее лететь в Донецк.

"Поначалу для полета в Донецк и приземления там  высшей стороной была предложена сомнительная схема", - вспоминает Маран. "Мы категорически отказались, поскольку, как мы помнили, украинская армия уже заняла оборонительные позиции в аэропорту, и у нас не было ни малейшего желания прилетать на своем крошечном самолете без предупреждения и приглашения".

Взлетно-посадочная полоса построенного двумя годами ранее к чемпионату Европы по футболу аэропорта Донецка составляет в длину четыре километра. С учетом ситуации было разумнее приближаться к ней с западного направления, находящегося под контролем Украины, даже несмотря на небольшой попутный ветер.

К сожалению, тем вечером дул настолько сильный западный ветер, что приземляться пришлось с востока.

Всего за день до этого в ста километрах от аэропорта сепаратисты подбили украинский вертолет Ми-24. В новостях по телевидению показали осколки 23-миллиметрового зенитного снаряда. 

"Чувствовали мы себя, несомненно, некомфортно", - говорит Маран.

"Обсудили с другим пилотом все возможные сценарии. Если любой из нас заметит что-то подозрительное - трассеры или подозрительный дым на поверхности, сразу газ до упора и вверх. Или же попытаемся удрать на низкой высоте, если будем возле земли".

Задним числом Маран считает все взвешенные тогда варианты наивными в случае атаки. Реактивный самолет бизнес-класса и правда чуть проворнее большого пассажирского самолета, но это все равно не истребитель, у которого есть система предупреждения.  В таком самолете не поймешь ничего, пока в хвосте не появится дыра.

К счастью, приземление прошло без происшествий. Открывшаяся Марану на летном поле картина была полным контрастом того, что он видел там же в феврале. "Тогда на поле было полно самолетов: Lufthansa, Wizz Air, украинские перевозчики. Было сюрреализмом приземляться в заброшенном аэропорту, следовать за машиной и парковаться посреди огромной пустой бетонной площадки".

Работник аэропорта успокоил: волноваться не стоит, огонь мятежников точно не достанет до аэропорта.

На летном поле позиции действительно занял батальон украинской армии, окопавшийся по периметру. На крыше аэропорта находились снайперы. Перед зданием выстроились в ряд темно-зеленые армейские грузовики.

На всякий случай Маран и капитан все сделали как можно быстрее. Через 50 минут после приземления они уже поднялись в воздух и направились в Дубай, куда должны были доставить 18-летнюю подающую надежды фотомодель.

"Родители захотели эвакуировать ее подальше от опасности, в Дубай к знакомым", - объясняет Маран. Девушка выглядела подавленной, от еды и питья отказалась, просидела четыре с половиной часа, держа руки на коленях, глядя вперед отсутствующим взором.

Через пять дней донбасские сепаратисты провели референдум, по итогам которого при поддержке России объявили о создании Донецкой и Луганской народных республик, не подчиняющихся властям Украины.

Наверх