Глава Академии Наук: в науке, как в океане, не должно быть границ

Teaduste Akadeemia president Tarmo Soomere kõne Admiral Bellingshauseni teelesaatmisel Vene Geograafia Seltsis.

ФОТО: MTÜ Thetis Ekspeditsioonid, Eesti Meremuuseum

На проводах «Адмирала Беллинсгаузена» в Русском географическом обществе я, как и остальные выступавшие представители Эстонии, попытался говорить по-русски, но в отличие от них у меня это получилось с сильным научным акцентом.

Я думал, что географы вероятно острее всего воспримут то, что наука стоит на двух «китах». Один из них – получение новых важных знаний, а второй – сообщение о полученных результатах, иными словами, переложение своих знаний на такой язык, который позволит другим их использовать. Если один из этих компонентов отсутствует, это не наука. Ведь географические открытия не имеют смысла, если они известны только первооткрывателю.

В наше время значительно изменился способ использования новых знаний. В не очень отдаленном прошлом можно было следить за тем, как изобретатель, сидевший в соседней комнате с ученым, перерабатывал его грандиозное открытие в изобретение. В другом коридоре инженер придавал ему форму, а завод, расположенный на соседней улице, изготавливал изделие. За счет прибыли оплачивалась работа ученого и изобретателя.

Сейчас эта цепочка во многом распалась. Одни (преимущественно ученые) ищут новые важные факты и с помощью публикаций вбрасывают их в океан знаний, фактов, открытий и доказательств. Другие (изобретатели и инженеры) выуживают из этого океана идеи, которые отливают в форму классных изделий. Ученых финансируют за счет налогов, взимаемых с продажи этих изделий.

Океан знаний охватывает весь мир и не знает границ, как вода в океане не признает границ, а у морских течений бессмысленно спрашивать визу. Путешествие в этом океане зачастую сложнее, чем стоявшие перед Беллинсгаузеном навигационные задачи. Там уже не справиться в одиночку. Чтобы расти, носители знаний должны общаться между собой. Ни одна отдельная страна больше не может находиться на вершине знаний во всех областях.

Все важнее становится использование этого океана знаний и мудрости для принятия адекватных решений, нацеленных на будущее. Такие решения необходимо принимать и для создания новых и более совершенных вещей, и для управления государством. Богатые становятся все богаче, а разница между доходами сверхбогатых и среднего класса постоянно растет. Наука поляризуется иначе. Во многих отраслях науки для осуществления новых научных открытий требуется крайне высокая концентрация знаний. Столь большая, что даже страны с самым мощным потенциалом знаний не в состоянии это обеспечить.

Крупные страны объединяют здесь свои усилия. В Европе, например, так уже долгое время функционирует CERN, т.е. центр физики элементарных частиц, и ITER, т.е. лаборатория управляемой термоядерной реакции. Сравнительно недавно появились сокращения VIRGO и LIGO. Это интерферометры – невероятно чувствительные устройства на разных континентах, с помощью которых были пойманы гравитационные волны. В области инфотехнологий страны Евросоюза финансируют исследования по функционированию человеческого мозга.

Тот же процесс десятилетиями объединял науку о море и его исследователей из многих стран. Так, например, во времена холодной войны важным каналом сотрудничества была Хельсинкская комиссия, через которую эксперты, работавшие по обе стороны железного занавеса, могли общаться между собой и упражняться в разговоре на одном языке.

Мы испытали на себе парализующее влияние таких барьеров и должны избегать очередного возникновения таких занавесов. В случае знаний о море у потребности в сотрудничестве фундаментальные истоки математического характера (хотя и не неизбежные). Почти полвека назад было доказано, что океанические течения не эргодические. Технически это означает, что усреднение по пространству не дает того же результата, что усреднение по времени. Проще говоря: чтобы понять поведение океана, мы должны наблюдать за ним во многих местах. Ни одна отдельно взятая страна не сможет с этим справиться.

Наличие принципиальных ограничений этого типа говорит, что для понимания и прогнозирования поведения Земли как целого недостаточно открытия или одноразового посещения различных частей океана. Путешествие «Адмирала Беллинсгаузена» двести лет назад было уникальным и крайне необходимым, но его необходимо повторять через некоторое время.

Океан покрывает 70% земного шара. Его будущее во многом будет определять и судьбу человечества. Поэтому океан – это общая проблема и ответственность всех стран и народов. Отражение экспедиции Фабиана Готтлиба фон Беллинсгаузена в контексте современных технологий и знаний несомненно даст нам новые важные знания. Гораздо важнее, что это объединит народы и страны, которые экспедиция встретит на своем пути, и подаст четкий сигнал, что все мы ответственны за благополучие матушки Земли и ее океанов.

Тармо Соомере, президент Эстонской академии наук
НАВЕРХ