Невероятная ситуация: директор маленькой школы заставляет учителей ставить хорошие оценки своим родственникам

Измученный директором учитель.

ФОТО: Erik Tikan

26 ушедших учителей – это цена директора, выбранного руководить Гимназией Канепи пять лет назад. За пару лет сменилась почти половина коллектива, пишет Postimees.

«Мы хотим, чтобы у нас работали лучшие учителя. Тот, кто не хочет выкладываться на работе, уходит сам», - объясняет директор Ильви Суйслепп текучку кадров в школе.

Шесть смелых учителей, поговоривших с Postimees, придерживаются иной позиции. На основании их историй можно сделать два вывода.

Учителя, в классах которых учатся дети или племянник директора, оказываются под психологическим давлением. Если влияние директора не приносит плодов, она заставляет учителя уйти, сведя его нагрузку к нулю.

«Из страха потерять место учителя не ставят ее детям четверки. А еще мне кажется, что ее дети диктуют, кого из учителей уволить, а кто останется», - говорит не один десяток лет простоявшая у доски учитель-словесник.

Учительница объясняет, почему не хочет назвать свое имя: «Маленькое место, где все всех знают. Любые разговоры будут обсуждаться здесь годами».

Учитель, которого водили к психологу

Она говорит, что детям директора (один учится в начальной школе, второй – в основной) и племяннику (ученику начальной школы) слишком много позволено: «Ее дочь в мае несколько дней отсутствовала в школе. Из-за малого количества оценок она получила  итоговую четверку. Эта оценка была, естественно, завышенной. Она не ходила на консультации, чтобы досдать темы».

наша собеседница рассказала еще об одном случае. В школу пришел учиться молодой человек со сложной биографией: неполная семья, плохие друзья. Из-за этого страдали его оценки. «В третьей четверти я поставила ему двойку, в четвертой – тройку, потом оставила его на лето. В итоге все же смогла поставить ему тройку, но написала руководству школы, что подросток должен учиться в малом классе: он не может угнаться за остальными учениками», - поделилась воспоминаниями учитель. Эту просьбу не удовлетворили.

«А потом классный руководитель молодого человека, учитель географии и я вместе с руководством отправились на беседу к психологу», - рассказывает учитель спокойным голосом.

«К психологу?!»  - не смог поверить своим ушам автор материала.

«Да-да. Потому что мы  осмелились поставить ученику двойки», - объяснила учитель.

Психолог не объяснил, как справляться с трудными учениками, а обвинил во все учителей: «Это было шоком для нас и большим унижением».

Предложение отправить учителей к психологу, по словам директора Ильви Суйслепп, поступило от него самого: «Поэтому мы и повезли трех учителей к психологу».

Общавшиеся с изданием учителя говорят одно и то же: директор требует, чтобы учителя ставили хорошие отметки, поскольку тогда родители не будут задавать лишних вопросов.

Учитель, которого заставили изменить оценку

Журналисты пообщались и с другой учительницей, которая показала переписку с мужем директора школы, просившим изменить оценку ребенку. В обращении отца не было бы ничего удивительного, если бы к переписке не были привлечены директор и завуч.

Учительница ведет журналиста к своему компьютеру. Она не хочет пересылать письма и не разрешает их цитировать: боится осуждения за длинный язык.

В этой переписке учитель унижается. Просит прощения, что недостаточно объяснила, за что поставлена оценка. В некоторых письмах отец ссылается на законы, перечисляет, в какие инстанции может обратиться с жалобой. Учителя загоняют в угол. Четверка директорского ребенка превращается в пятерку. Директор видит переписку, но не предпринимает ничего.

Вспоминая все это, учительница начинает плакать: «После этого я не ставила ребенку ничего ниже пятерок. Это унизило меня».

Она говорит, что люди уходят, поскольку их жизнь превращают в ад: «Директор отбирает людей по одному. Учителей терроризируют при помощи нагрузки. Твоя  нагрузка сокращается настолько, что ты уже не можешь там работать».

Директор: «Это ложь»

Директор Ильви Суйслепп говорит, что она не припомнит примеров, когда нагрузка сокращалась. Также директор не согласна с тем, что к ее детям и племяннику относятся иначе, чем к другим детям.

«Знаете, для меня это такая мелочь. Я никогда, ни разу, нигде не заставляла учителей менять оценки. Это попахивает ложью», - говорит Суйслепп.

Ильви Сайслепп в центре. Фото взято со страницы Суйслепп в Facebook. Фотографироваться она отказалась.

ФОТО: Erakogu

Директор говорит, что в обсуждении оценок ее родственников с подчиненными нет ничего особенного.

«Если я сознательный родитель и хочу знать всё об оценках своего ребенка, это не означает, что ему нужно завышать оценки. Возможно, учителя сами чувствовали, что оценили несправедливо», - считает она.

Учитель, который ушел из профессии

Третий, попросивший об анонимности педагог рассказал, как ученики по инициативе руководства оценивали учителей. Это стало первым сигналом, что в школе что-то не так. Но, как бы то ни было, в конце учебного года учителя получили свидетельства.

«У меня были четверки-пятерки. Приняла это за шутку. В то же время были коллеги, которые плакали. Они получили тройки. Так вот мы уходили в летний отпуск», - припоминает она.

Выданное учителю свидетельство с оценками, якобы выставленными ему учениками.

ФОТО: Erakogu

О том, что в новом учебном году у учительницы остается только половина нагрузки, ей сообщили 28 августа: в это время уже невозможно устроиться в другую школу. А второй учитель того же предмета был перегружен.

Учительница ездила на работу из Пыльва – туда-сюда на автобусе 50 километров каждый день. Со своей половинной нагрузкой прокатывала всю зарплату. Утром приезжала в Канепи вовремя, а обратно автобус шел только поздно вечером.

Она рассказывает об одном зимнем утре, когда мела сильная метель: «Трактор еще не расчистил дорогу от Пыльва до Канепи, но мне нужно было вовремя успеть на урок. Рискнула и все же поехала. К счастью, в снегу не застряли, и я успела ровно к началу урока. На лестнице стояла завуч руки в боки и спросила: "Ты, что не знаешь, что ты сегодня дежуришь? Ты должна была прийти раньше!"  Хорошо, что я в тот день вообще добралась до школы.

Автор позвонил завучу Эде Таренд, но та отказалась комментировать этот случай.

«Я понимаю, что никого не интересует, что я езжу на работу в любую погоду. Но такие мелочи в итоге ровняют тебя с землей», - говорит учитель. По ее словам, в школе происходит психологическое притеснение.

Она думала обратиться в Трудовую инспекцию, но отказалась от этой мысли: «Учителя либо являются подружками директора, либо молчат, потому что боятся потерять работу. Я не получила поддержки от остальных и уволилась».

Учителя, которые забрали детей на домашнее обучение

Каарел Йоала проработал в канепиской школе ИТ-специалистом и учителем информатики семь лет. В какой-то момент учителем информатики в школу пришла подружка директора, с которой Йоала, по его словам, не поладил. Новый коллега, по его словам, вела себя неэтично, - например, заставлял детей врать, представляясь старше, чтобы создать аккаунт в Google.

«Я сказал об этом директору, и это стало началом охлаждения наших отношений. В начале июня директор пригласила меня к себе и сказала, что ходят слухи, будто я планирую уйти с работы. Я сказал, что сам я, конечно, никуда не уйду, если меня не заставят», - рассказал Йоала.

В начале августа он получил от директора письмо, в котором сообщалось, что у управляющей школой волости нет денег на ИТ-специалиста. Это письмо Йоала показал журналисту. Метод знаком: зарплата наполовину меньше и наполовину меньшая нагрузка. Уже через неделю появился новый работник на полную нагрузку.

«Это было просто унизительно. Нехватка денег стала предлогом, чтобы от меня избавиться».

В течение полугода учителем математики успела проработать в школе и его жена Карин: «Она стала жертвой притеснений, постоянно приходила домой в слезах».

Карин и Каарелю Йоала нравилось работать в школе, но при нынешнем руководстве Гимназии Канепи они не вернутся.

ФОТО: Erik Tikan

«Завуч постоянно вмешивалась в мою работу, сидела на моих уроках. Она объясняла это тем, что родители ждут хороших результатов на экзаменах, - рассказала Карин Йоала. – Она предъявляла мне претензии, что я спрашивала у учеников, понимают ли они. Мне вдалбливали, что я должна выполнять учебную программу. А разговоры с детьми – это попытка завоевать дешевую популярность».

Карин Йоала предлагали остаться на работе, но она отказалась. «Помню смешную ситуацию. Я уже сказала директору, что не останусь. Тогда завуч подошла ко мне и начала петь сладкие песни, что у нас, конечно, возникали разногласия, но ее устраивает, как я работаю».

Агрессивная, нервная, провоцирующая стресс – так Карин Йоала описывает рабочую атмосферу в канепиской школе. Дети супругов Йоала тоже учились там, пока родители не забрали их на домашнее обучение: «Наш ребенок-семиклассник приходил домой в состоянии стресса и не мог находиться в школе. Нервозность учителей передается ученикам».

Учитель, который решил сопротивляться

Из ныне работающих в канепиской школе учителей, единственная, кто решается говорить под своим именем – Кайди Валли-Мяги: «Коллеги говорят, что происходящее, конечно, ужасно, но продолжают в этих условиях жить».

Она искала защиты в волости и в Министерстве образования и науки. В обоих учреждениях ей посоветовали обратиться в Трудовую инспекцию. В бюрократическом ответе инспекции сказано: «В поведении вашего работодателя, на основании описанного, могут прослеживаться признаки рабочего насилия».

По словам Валли-Мяги, все началось с четверки, которую она поставила в прошлом учебном году племяннику директора.

«Второй триместр. Поставила ее племяннику четверку по математике в триместре. Тогда у меня начали искать ошибки. (Начинает плакать.) Извините, мне нужно собраться», - с трудом выговаривает учитель.

«Директор пригласила меня на беседу и спросила, почему я оценивала задачи, размещенные в Nutisport (интернет-среда с математическими задачамиред.). Nutisport не входит в учебную программу, и вот племянник не получил пятерки. Я объяснила, что в этой среде задачи решают все ученики, что предусмотрено программой».

В конце прошлого учебного года у учителей было развивающее собеседование с руководством школы. Собеседование Валли-Мяги длилось полтора часа.

«Меня смешали с грязью. Целых полтора час директора просто… (Начинает плакать.) Извините… Просто говорила о том, что я сделала плохо».

Все улеглось ко второму триместру этого учебного года. Оценки были выставлены к 21 февраля. На этот раз племянник директора получил четверку по природоведению.

Валли-Мяги говорит, что в тот же день директор пришла в класс и поинтересовалась, начинается ли урок природоведения. Учительница ответила, что будет математика, поскольку некоторым ученикам еще не выставлены оценки. Валли-Мяги только написала на доске для проверки решение домашнего задания, как директор тут же вмешалась: «Ну и скажи, что тут неправильно!» А после урока сообщила, что не увидела на уроке ничего, что бы ей понравилось, и пообещала прийти еще.

Валли-Мяги говорит, что директор отправила ее в Тарту на прием к трудовому консультанту. Затем потребовала, чтобы учительница объяснила, каким образом директор ее притесняет. После еще несколько раз приходила на ее уроки.

Поворотным пунктом стала беседа с Валли-Мяги 3 апреля. Если до того ей обещали в следующем учебном году новый первый класс, то теперь настроение директора изменилось.

«Директор сказала, что я должна возглавить проект против притеснений в школе. Я сказала, что у меня не хватит на это времени. Я уже ходила в детский сад на беседы, родители считались со мной, вот-вот должны были начаться уроки в подготовительной школе... Директор спросила, с чего я взяла, что получу первый класс», - говорит Валли-Мяги.

«Тогда я спросила директора, что она от меня хочет. Она ответила: „Пиши заявление и уходи“».

После этого Валли-Мяги отправилась в волостную управу. Она все рассказала и в июне вновь представила волости письменный отчет о происходящем.

Неделю назад пришел ответ: «Мы занимались этим вопросом уже несколько месяцев. Теперь мы пришли к мнению, что эти случаи отностяся к сфере деятельности Комиссии по рассмотрению трудовых споров».

Когда 13 июня Валли-Мяги поинтересовалась своей нагрузкой на следующий учебный год, ей предложили 0,6 ставки. Этот договор она не подписала.

Трудовой договор Кайди Валли-Мяги. Директор предложила ей 0,6 ставки.

ФОТО: Erik Tikan

Родители собрали подписи в поддержку учительницы, директор отказала и им. Ильви Суйслепп говорит и Postimees, что Валли-Мяги не соответствует должности учителя первого класса.

«Родители подписали письмо, в котором говорится, что Кайди Валли-Мяги – заботливый, приятный человек. Но ее поведении в трудовой сфере они же ничего не знают. Если бы вы узнали о претензиях, вы бы поняли»,- говорит Суйслепп.

Валли-Мяги говорит, что директор будет искать любую возможность, чтобы избавиться от нее.

Еще 28 июня секретарь школы подготовила приказ. Якобы Валли-Мяги проявила небрежность при заполнении журнала. В разделе «человеко- и граждановедение» учитель не подчеркнула слово «граждановедение».

В тот же день директор прислала ей электронное письмо, в котором на двух страницах было написано «Письменный обзор недостатков, выявленных в работе учителя Кайди Валли-Мяги».

Теперь учительница боится, что ее могут уволить из-за обращения в СМИ: «Но я больше не могу. Будь что будет».

В конце прошлого учебного года у учителей было развивающее собеседование с руководством школы. Собеседование Валли-Мяги длилось полтора часа. «Меня смешали с грязью. Полтора час директора просто… [Начинает плакать.] Извините… Она просто говорила о том, что я сделала плохо».

ФОТО: Erik Tikan

Сын учителя, из которого вытянули лжесвидетельство

В этой истории есть еще много мелких эпизодов. Один из них - совсем киношный. Кроме племянника директора в классе Валли-Мяги учится и ее собственный сын, Арти. Однажды перед уроком физкультуры между мальчиками возникло недоразумение.

Племянник директора размахивал в раздевалке чужими кедами и бил других. Арти вмешался: вывернул ему руку, отобрал кеды и вернул их хозяину.

Но эта история имела и другую трактовку.

В пятницу вечером Валли-Мяги получила письмо от сестры директора, в котором та просила разобраться в случае насилия. Согласно этому письму, жертвой насилия стал сын сестры директора, который теперь боится идти в школу.

Валли-Мяги описывает, как спустя несколько дней к ней пришла завуч: «Завуч сказала, что в итоге Арти признался, что он это сделал. Сначала отрицал, а теперь признал, что двое других мальчиков сказали ему, чтобы он поиздевался над другими».

Арти рассказал журналисту, почему оговорил себя: «Завуч спросила, что там произошло. Я рассказал. Потом позвали еще трех мальчиков поговорить. Все обсудили, и мы пошли обратно на урок. Но затем нас вызвали снова».

Арти говорит, что в итоге признал себя виноватым. «Я больше не мог там находиться. Завуч сказала мне, чтобы я признался, и ударила кулаком по столу».

После завуч Таренд извинилась перед Арти. Обещала извиниться и перед Кайди Валли-Мяги, но не сделала этого.

«Я собирался идти домой с мамой. Завуч попросила меня зайти в ее кабинет и сказала, что просит прощения, что обвиняла меня. Поговорили еще о чем-то, и она извинилась снова», - сказал Арти.

Журналист поинтересовался у Арти, вмешивалась ли она еще, если происходило нечто подобное?

«Нет. Потому что она обвиняет меня. А его (племянника директораред.) обычно не обвиняют».

Завуч отказался общаться с Postimees: «Я не буду говорить о проблемах, связанных с учениками и их родителями. У меня нет на это права».

НАВЕРХ