Райво Варе: последствия охоты на гастарбайтеров для эстонской экономики могут быть непредсказуемыми

МВД возьмет под жесткий контроль иностранную рабочую силу. Работодатели больше не смогут прикрываться субподрядчиками. Штрафы за нарушение — до 64 000 евро.

Предприниматель, эксперт в области транзита и экономики Райво Варе прокомментировал в студии Rus.Postimees, к чему может привести новая ситуация.

Фрагмент  беседы:

– Поддерживаете ли вы новую инициативу МВД об ужесточении ответственности для субподрядчиков и работодателей, которые прикрываются субподрядчиками? 

– Как у всех политических проблем (а это в первую очередь политическая проблема), решения могут быть только плохими или очень плохими. Сама идея – святая: ограничить незаконный оборот денег и обеспечить собираемость налогов. Однако, на данный момент законопроект выглядит непросчитанным.

– Что вас смущает больше всего?

– Предполагаемая собираемость налогов увеличится на 3,5 млн евро, и это хорошо.

Никто не просчитывает, что произойдет, если сегодня обрубятся каналы поставки рабочей силы для значительного количества разных фирм в разных секторах экономики.

–  То есть станет еще сложнее найти работников, хотя уже сейчас многие фирмы остро нуждаются в гастарбайтерах?

–  Абсолютно! Согласен, что здесь много серых зон и обходных схем, но как бы ни вместе с этой водой не выплеснули ребенка. Не стоит думать, что речь идет только о строителях, которых нам представляют как «такие плохие-плохие». На сегодняшний день уже говорят о грядущем закрытии целого ряда предприятий, в первую очередь – это овощные сельскохозяйственные фирмы, выращивающие продукцию на земле.

Сборщиков урожая уже ни за какие деньги не нанять в Эстонии. Грубо, печально, но факт!

Руководители электронных предприятий, дающих четверть всего промышленного экспорта Эстонии, заявили, что их это тоже затронет. При ужесточении системы создаются препятствия, которые им будут мешать. У них точно такая же нехватка рабочей силы.

В любой производственной сфере за малую квалификацию большие деньги никогда платить не будут, и люди будут просто отказывать от низкооплачиваемых должностей, а производства начнут выпадать из конкуренции.

Это характерно для общества достатка.

–  Может ли новая ситуация привести к росту зарплат?

–  Нет! Точно не везде. Многие сферы просто не выстоят. Они, скорее всего, закроются, как это уже происходит в сельхозсекторе.

–  «Поправка Хельме» сделает многие фирмы нежизнеспособными?

–  Возникнет не только вопрос жизнеспособности, но и фискальный вопрос. Каков будет оборот в экономике в целом и какова будет добавочная стоимость? В каких секторах она упадет или не будет расти? И как это повлияет на доходы бюджета? Эти моменты никто сейчас не просчитывает! О среднесрочной перспективе мало кто думает. Через 1,5-2 года, по всей видимости, будет обвал. По сравнению с сегодняшним днем баланс будет негативным.

С другой стороны, при выталкивании из сферы экономики определенных секторов произойдет взлет цен, рост инфляции в сфере услуг и так далее. С фискальной точки зрения это хорошо, так как инфляция подстегивает доходную базу. В итоге, это палка о двух конца. Нельзя сказать, хорошо это или плохо.

– Откуда растут ноги этих проблем?

–  Из нескольких источников. Во-первых, это источник социального недовольства. И хотя зарплаты растут опережающими темпами, а наша конкурентоспособность в структуре экономики падает, но все равно этого мало, так как мы уже психологически находимся в сфере притяжения общества достатка Скандинавских стран. Под эту психологию подстраиваются политики, которые обречены делать то, что они делают.

А есть еще и политическая подоплека (ужесточение требований инициировано борющейся с мигрантами партией EKRE, лидером которой является глава МВД Март Хельмеприм.ред.).

Трудовой ресурс их третьих стран – более бедных стран – завязан на миграционной политике. И все это понимают. И если мы посмотрим сегодня, откуда к нам едут гастарбайтеры, то главный удар придется на украинцев.

Украина сегодня – большой ресурс для всех Балтийских стран, Польши, Венгрии, Словакии, Чехии. И это весьма квалифицированная рабочая сила. На многих производствах в Эстонии, где от работников требуется квалификация техникума, работают украинские инженеры с высшим образованием. И очень хорошо работают, зарабатывая в два раза больше, чем в среднем по Эстонии.

Почему? Потому что в этом конкретном секторе ни за какие деньги – даже за 2 000 евро – проблему нехватки кадров местными трудовыми ресурсами не решить. В промышленном и сельскохозяйственном секторе просто людей нет. Это вам не строители, которых еще хоть как-то можно вернуть из Финляндии.

–  А квоты на ввоз иностранной рабочей силы здесь ни при чем? Ведь многие обходные схемы обязаны им...

–  Жесткая квота в 1315 человек на год, которая заполняется за первые дни января, практически себя изжила. Нужны промежуточные варианты. Вне квоты у нас проходят только IT-специалисты. И слава Богу! Если бы и этого не было, то был бы полный мрак. Электронщики, имеющие квалификацию мирового уровня, тоже нуждаются в исключениях.

–  Реально ли взять под контроль сомнительные схемы?

–  До какой-то степени. Напрашивается аналогия, связанная с борьбой в ЕС против гигантов международного рынка типа Google.

Речь идет о прямом налогообложении на месте производства прибыли, а не в месте регистрации. Это логика смогла бы скорректировать ситуацию лучше, чем борьба только с помощью штрафов.

Фокус в том, что доказательства того, являются ли действия с гастарбайтерами законными или нет, перекладываются с плеч государства на плечи предпринимателя. И каким макаром предпринимателю определить, что там в Чехии или Польше происходит?

Штраф в 64 000 евро означает, что субподрядчики просто вылетают с рынка, генподрядчики начинают бороться за оставшихся.

Кроме, того, на генподрядчика будут перекладываться обязательства доказательств законности. Всё будет очень сложно.

Перекладывание государством обязанности доказательства того, что ты не нарушаешь закон, на самого человека, находится на грани фола – с точки зрения презумпции невиновности и конституционных принципов.

– То есть, пострадают все – и мошенники, и законопослушные работодатели?

–  В том-то и дело! Сейчас, как обычно, всех гребут под одну гребенку.

И в этом главная проблема – неспособность государства отличать мух от котлет и нежелание этим заниматься.

И вместо этого – обязывать других заниматься государственными делами, и к тому же с них еще и требовать, и их же наказывать!

Финны просчитали, что только для того, чтобы сохранить существующий уровень жизни – не развиваться и не расти, а только сохранить – им нужно каждый год 55 тысяч новых работников-иностранцев. Там есть свои правила игры, строителей там тоже «окучивают» через налоговые и другие проверочные механизмы. Но именно сами службы проверяют и доказывают законность пребывания работников в стране, а не эти несчастные подрядчики, которые в нашем случае должны будут доказать, что его партнер мухлюет где-то в Польше.

Смотрите интервью в повторе! 

Студия Postimees: чем обернется усиление контроля за гастарбайтерами? / Одежда ведущей: Luisa Spagnoli Estonia

ФОТО: Joosep Pank

  • Как воспринимают бизнесмены новую инициативу МВД об ужесточении ответственности работодателей, использующих обходные схемы при найме иностранцев?  
  • Останется ли наем выгодным для эстонских работодателей, если им придется платить налоги за арендованных работников или штрафы до 64 тысяч евро?
  • Станет ли сложнее найти работников, учитывая, что есть фирмы, остро нуждающиеся в гастарбайтерах? Насколько "поправка Хельме" сделает такие фирмы жизнеспособными?
  • Будет ли это выгодно государству?
  • Может ли новая ситуация привести к росту зарплат? 

Одежда ведущей: Luisa Spagnoli Estonia 

НАВЕРХ