Психологическое насилие и постоянный страх: что скрывает прошлое скандального директора школы?

Школа.

ФОТО: Tairo Lutter / Virumaa Teataja.

Участвовавший в выборах директора для гимназии Канепи 78-летний Вахур Тохвер назвал это худшим решением в жизни, пишет Postimees.

«Во всей это истории, которая всплыла, косвенно есть моя вина. Во время выборов последнего директора Ильви Суйслепп я был председателем волостного собрания Канепи и также председателем избирательной комиссии», - говорит Тохвер.

Он работал в Канепиской гимназии 45 лет, из которых 40 лет был заучем по учебной части, а позднее директором.

Тохвер говорит, что решение было принято в пользу Суйслепп, поскольку она была родом из Канепи и была бывшей ученицей этой школы.

В среду Postimees написал, что за время работы Суйслепп директором в школе сменилась почти половина коллектива. Учителя, в классах которых учатся родственники директора, оказываются под психологическим давлением, поскольку родственники должны получать хорошие оценки.

«Моя домашняя работала осталась невыполненной. Я должен был узнать, почему она ушла с поста директора школы Силлаотса», - говорит Тохвер. Делая выбор, он не знал, что Ильви Суйслепп ушла с предыдущего места работы — с поста директора школы Силлаотса — при неясных обстоятельствах.

Школа Силлаотса находится в Тартумаа в волости Кастре. Из-за коллективного отпуска Postimees вчера не удалось получить точные данные, но Суйслепп работала в школе с начала 2000-х до 31 августа 2010 года. Как и из гимназии Канепи, из этой школы во время работы Суйслепп стали уходить учителя.

Новый учитель через четыре месяца

Срок полномочий Суйслепп истек, когда волость решила объединить школу Силлаотса с детским садом Ройу. По данным Postimees, учреждения объединили, чтобы освободить директора от должности.

Волостной старейшина Кастре Прийт Ломп в общих словах сказал, что совместная работа между школой и детским садом не клеилась. «Чтобы улучшить ситуацию и наладить отношения, объединили школу и детский сад. Из-за объединения оба руководителя были сокращены. Был объявлен конкурс на нового руководителя, в котором прежние руководители не участвовали», - сказал Ломп.

Ильви Суйслепп на вопросы Postimees не ответила.

После публикации статьи в среду в редакцию обратились четыре бывших учителя школы Силлаотса.

Учитель истории и обществоведения Аннели Ээлсоо говорит, что продержалась в школе Силлаотса год. «Директор пыталась все контролировать. Например, я должна была объяснить, почему у ученика неудовлетворительная оценка за четверть. Виновата была я, а не ученик», - рассказывает Ээлсоо. «Запрещает, командует, давит», - описывает она стиль управления Суйслепп.

Бывшая учительница говорит, что в школе преподаватели менялись очень часто. Через каждые четыре месяца в Postimees можно было прочитать, что школа нуждается в новых учителях. Она вспоминает один год, когда из пришедших в сентябре учителей уже в декабре ушли трое.

«Проблема была и в том, что местные не хотели отдавать своих детей в школу Силлаотса и некоторые выбирали тартускую школу», - добавляет Ээлсоо. То, что многие дети, ходившие в детский сад Ройу, потом не поступали в школу Силлаотса, говорят несколько источников.

Учительница английского языка Имби Куусксалу говорит, что страдания учительницы гимназии Канепи Кайди Валли-Мяги они прочувствовала, как свои собственные. «Выражаю ей свое искреннее сочувствие», - говорит она.

Она вспоминает свои столкновения с Суйслепп: «Работала в своем кабинете. Она приходила несколько раз в день и начинала просто уничтожать. Она говорила, что я все делаю неправильно. Это было шокирующим. Человек, которого я даже не знаю, и у нас такой конфликт!»

Она говорит, что сразу сообщила, что долго в школе не задержится. Через год она ушла на работу в Тарту.

Третьей в редакцию Postimees написала пожелавшая сохранить анонимность учительница, которая проработала в школе 11 лет. Она говорит, что за это время ушло много прекрасных коллег. Само руководство объясняло текучку кадров тем, что Силлаотса находится так близко к Тарту.

«Наши собрания часто заканчивались слезами. Стратегия Ильви была собрать вокруг себя небольшую компанию друзей, которые от нее каким-либо образом зависели и хвалили каждый поступок. Индивиды с самостоятельным мышлением и смелостью подвергались травле», - описывает она жизнь школы.

«Такое постоянное психологическое насилие и манипулирование оставляет свой след», - рассказывает она. Эта учительница уволилась бы, но этому мешало тяжелое положение матери-одиночки.

Четвертый написавший в Postimees проработал в школе 15 лет. Она также попросила сохранить анонимность. «В нашей школе царила такая же атмосфера, которую описывают учителя школы Канепи», - говорит она.

«Учителя жили в страхе. Директор выискивала каждый промах. Даже если речь шла о мелочи, в результате выговор», - вспоминает учитель.

Так учительница получила письменный выговор, поскольку отказалась выполнять требуемые директором дополнительные рабочие задания. «Это не было согласовано с моим трудовым договором. Я не согласилась выполнять дополнительные рабочие задания без изменения трудового договора. Поэтому получила письменный выговор».

Учительница пожаловалась на это в Комиссию по трудовым спорам. «Когда Суйслепп получила из комиссии материалы, она аннулировала выговор».

Из-за разногласий с директором учительница была вынуждена уволиться. «Ушла, хотя у меня были прекрасные отношения с учениками и мне нравилось с ними работать».

Между собой о школе не говорят

Бывший председатель волостного собрания Канепи Вахур Тохвер говорит, что если сейчас собирется с некоторыми учителями гимназии Канепи, о школе говорить не будут. «Работники не осмеливаются говорить о школе, поскольку боятся потерять работу и деньги на пропитание», - объясняет Тохвер.

«Ильви Суйслепп, как я понял, не признает ни одной своей ошибки. Есть только ее мнение и неправильное мнение. Кроме того, она очень мстительная», - говорит Тохвер.

Он приводит пример. Два года назад члены ревизионной комиссии делали обход учреждений волости. Смотрели, что надо сделать с домами. Несколько предложений сделали школе, например, надо было заменить водосточные трубы.

«Суйслепп восприняла эти предложения как личное оскорбление, - говорит Тохвер. - Я живу сразу во дворе школьного здания в учительском доме с 12 квартирами. Через день после предложения появилось в доме письмо, в котором требовали освободить подвал. Также была разделена деревянными столбиками территория учительского дома и школы (что является территорией волости)».

По его словам, причина в том, что как-то надо было ответить, а он живет в этом доме. «Когда это дошло до волости, она оправдала себя тем, что хотела показать, где проходит граница. Это было чрезвычайно глупо, приказать завхозу изготовить несколько десятков столбиков, раскрасить концы и вбить в землю», - говорит Тохвер.

Причина, по которой учителя со своими проблемами не обратились в волость или попечительский совет, по его словам, проста: «Никто не верит, что с директором что-то сделают. А вот с жалобщиком сразу что-то произойдет».

Он отмечает, что большая разница между тем, уходит человек по своему желанию или «по своему желанию».

НАВЕРХ