Позови меня с собой, или Айсберг в океане

"Адмиралу" предстоит долгий путь.

ФОТО: Олеся Лагашина

Я навязалась на один из этапов этой экспедиции даже не потому, что раньше не выходила в море на двухмачтовом паруснике. Мне просто хотелось посмотреть поближе на этих чуть сумасшедших людей, которые могут по шестьдесят раз ходить на полюс, искать жизнь в подледных озерах Антарктики, ходить на лодке вокруг света и способны организовать свое путешествие так, чтобы везде, где бы они ни появлялись, даже случайные люди видели глубокий, поучительный смысл в том, что они делают.

Концентрация ума на «Адмирале Беллинсгаузене» зашкаливает: во всяком случае, мне показалось, что там практически не было людей с научной степенью ниже кандидатской, причем, поскольку состав команды постоянно меняется, физмат и биология органично сменяются, например, историей. Мы ведь не забываем, что вся экспедиция в некотором роде историческая и приурочена к двухсотлетию открытия самого южного материка. А вот кто его на самом деле открыл – большой вопрос. Местные китобои, россияне, британская экспедиция или чилийцы, которые, оказывается, тоже претендуют?

Виктор Боярский, Энн Кауп и Эрки Таммиксаар ведут оживленную научную дискуссию.

ФОТО: Олеся Лагашина

Мне довелось стать на судне очевидцем внезапной импровизированной научной дискуссии, которой позавидовали бы конференции высокого уровня: историк Эрки Таммиксаар, хорошо знакомый с архивными материалами и описаниями того, как российская экспедиция впервые увидела антарктические льды, довольно убедительно спорил с полярниками-практиками Виктором Боярским и Энном Каупом. Последние, неоднократно бывавшие в Антарктиде, утверждали, что экспедиции просто не повезло с погодой и если бы небо было ясным, у российских первооткрывателей не было бы ни малейших сомнений в том, что они видели именно материк, а не прибрежные льды. Мы очень жалели, что как раз в этот момент куда-то запропастился видеограф экспедиции, такие вещи надо, конечно, записывать.

Друзья-полярники Виктор Боярский и Сергей Воробьев едут открывать выставку.

ФОТО: Олеся Лагашина

Они, кажется, знают об Антарктиде все, в качестве разминки детально разбирают экспедицию Роберта Скотта и цитируют по памяти дневники других экспедиций, но им мало и они возвращаются туда сами снова и снова. Трое друзей, встретившихся на «Беллинсгаузене», Виктор Боярский, Сергей Воробьев и Энн Кауп знакомы с полярной экспедиции 1976 года и едут открывать в Калининграде выставку фотографий, удачно представленных до этого в других городах разных стран, включая Таллинн. На снимках можно увидеть все цветовое разнообразие льда – от черного до почти прозрачного, дружелюбных пингвинов и еще таких молодых авторов-полярников, на снимках 70-х годов отчаянно напоминающих битлов.

Легендарный полярник Виктор Боярский на фоне себя самого образца 1976 года.

ФОТО: Олеся Лагашина

Местная публика встречает их восторженно, а после торжественного открытия выставки в Музее мирового океана нас тепло принимают в местном яхт-клубе, которому как раз удачно исполнилось 25 лет. По этому поводу командоры яхт-клубов из Калининграда и с Сааремаа обмениваются приветствиями и подарками, а остальные культурно потребляют водку и плов в международной компании.

Экипаж "Адмирала" с почетом принимали в местном яхт-клубе.

ФОТО: Олеся Лагашина

Международная – пожалуй, ключевое слово. Проекты такого рода в одиночку трудно осуществимы, «Антарктика 200» - конечно, эстонский, в том числе имиджевый проект, но он исключительно открыт в плане интернационализма. «Энночка, передай мне, пожалуйста, вилку», - слышишь за столом и понимаешь, что вот именно у этих людей «дружба народов» никогда не была фальшивой абстракцией, потому что они заняты общим делом. Здесь не редкость, если член команды говорит на пяти-шести языках. Сам легендарный полярный ученый «Энночка» в разговоре, например, без видимых неудобств и очень в тему переключается на французский и способен провести по яхте пять импровизированных экскурсий подряд на русском языке.

Атмосфера на яхте исключительно дружелюбная и энергичная, даже если руководитель экспедиции Тийт Пруули после столь интенсивного начала похода едва держится на ногах и температурит. Но здесь все устроено так, что всегда есть кому подстраховать: экскурсии по «Адмиралу» на русском языке водят по очереди, включая русских полярников и эстонского капитана. А, например, отправляющийся на научную историческую конференцию любитель Виктора Цоя матрос Таммиксаар, которого экипаж ласково зовет профессором и академиком, не успев ночью прибыть на борт, с утра уже кормит команду аппетитными блинами собственного приготовления.

Энн Кауп проводит очередную экскурсию для восторженных калининградцев.

ФОТО: Олеся Лагашина

Калининградцы валят на борт толпами, хотя мы стоим сравнительно далеко от центра города. Кто-то из наших эстонцев поставил Пугачеву, которая как раз слегка издевательски поет «Позови меня с собой», в ответ на это мы язвим, что более тематическим был бы «Айсберг в океане». Какой-то странный местный товарищ второй день стоит на причале, демонстрируя всяческий интерес и готовность отправиться в Антарктиду хотя бы в качестве кранца. А местное телевидение с удовольствием снимает членов команды, не без удовольствия изображающих на палубе лежбище котиков, ибо в Калининграде очень жарко.

Капитан Меэлис Саарлайд с некоторым сожалением говорит, что сам он до Антарктиды не дойдет и сменится в Бразилии, потому что желающих очень много. Наш президент, например, уже провожала команду на Сааремаа и, вероятно, собирается присоединиться к ней в Южной Америке. Сам Меэлис - в этой экспедиции уже второй капитан, но тех, кто умеет водить яхту, здесь явно больше – собственно, почти каждый первый, включая исключительно милую жену руководителя экспедиции Марис, которая удачно совмещает кулинарные таланты со священной обязанностью историографа экспедиции.

Капитан Меэлис Саарлайд поведет "Адмирала" до Бразилии.

ФОТО: Олеся Лагашина

Из разговоров начинаешь понимать, насколько мы на самом деле выключены из эстонского информационного пространства, до меня не сразу, например, доходит, что часть сменяющейся команды и ее гости – участники разных эстонских кругосветных экспедиций, о которых я, конечно, слышала, но как-то не следила при всем моем многолетнем интересе к морским путешествиям.

Двухмачтовый "Адмирал" в порту Калининграда.

ФОТО: Олеся Лагашина

Зато теперь мне есть с кем обсудить особенности попадания на остров Пасхи, что я с удовольствием и делаю, ибо нет ничего прекраснее путешествий. Особенно, если они, помимо всего прочего, преследуют научные, экологические и просветительские цели. И мне исключительно импонирует, что, едва успев выйти в эту антарктическую экспедицию, ее участники уже планируют следующую, северную. Что-то мне подсказывает, что они ее играючи осуществят, ибо энтузиазма, энергии и способности организовывать и объединять самых разных людей им не занимать. «Рука не поднимается тебя вычеркивать, поехали с нами дальше, у нас место есть», - говорят они, и я нечеловечески жалею, что уже купила обратный билет. И изо всех сил желаю команде умеренного попутного ветра.

В плане навигационного оборудования и комфорта на борту яхта абсолютно прекрасна.

ФОТО: Олеся Лагашина

НАВЕРХ