Строительные гиганты больно обожглись на строительстве Дома правосудия в Таллинне

Член правления «Госимущества» - заказчика Дома правосудия – Пийа Каллас (слева) устанавливает венок при возведении здания под крышу. Фирме Райво Ранда (справа) пришлось смириться с крупными убытками.

ФОТО: Сандер Ильвест.

И хотя новый таллиннский Дом правосудия в сопровождении торжественных речей передали государству еще летом прошлого года, объект преподнес болезненный урок двум крупным строительным фирмам, которым пришлось поплатиться, пишет Postimees.

Расположенный на улице Лубья Таллиннский дом правосудия является крупнейшим в Эстонии - кроме залов судебных заседаний, там же находятся Пыхьяская окружная прокуратура и Центр регистров и инфосистем. Дом строили известные эстонские строительные фирмы Rand ja Tuulberg и Astlanda Ehitus. Заказчиком являлось государственное предприятие Riigi Kinnisvara AS. По своей стоимости, это был один из самых крупных заказов общественного сектора за последние годы – 35 миллионов евро.

Визитная карточка ценой ущерба

И хотя тендер на первый взгляд кажется со всех сторон уверенной и сладкой сделкой, в прошлом году именно он увел фирму Rand ja Tuulberg в ущерб объемом в почти 2,7 миллиона евро. Руководитель предприятия Тайво Тяхт признал, что Дом правосудия действительно был таким объектом, на котором они здорово обожглись. Насколько сильно, он не говорит: «Что тут юлить – его взяли по очень рискованной цене. В то же время, мы все же хотели получить определенные значимые объекты. Крупные объекты – наша визитная карточка».

Тяхт рассказал, что если заниматься крупными и долгоиграющими строительными проектами, особенно при господрядах с фиксированной ценой, то риск имеется уже в зародыше: «В случае части проектов еще на стадии предварительных подсчетов мы были слишком оптимистичны – позже все оказалось дороже, чем это было указано вначале на бумаге». Он дал понять, что Дом правосудия является не единственным объектом, принесшим головную боль.

По его словам, к убыткам их привели договоры, которые заключили до неожиданного роста цен в 2017-2018 годах: «И хотя статистика этого не показывает, реальное повышение цен на рынке было очень быстрым – рабочая сила, материалы и прочее, но изначально этого не было вписано в договоры».

Руководитель Rand ja Tuulberg признал, что генеральные подрядчики ведут бизнес на грани нуля: «Чтобы уйти из плюса в минус нужно немного. Если ты напрямую развитием не занимаешь, а только строишь, то маргиналы остаются минимальными». Этим он намекает на фирмы, которые кроме строительства занимаются и развитием – выбирают место для многоквартирного дома, строят его и продают. Одним из таких предприятий, например, является Merko: «У них значительно больше гибкости. Они могут корректировать цены и откладывать на потом часть работ, в то время как господряды очень жесткие по срокам».

Но, несмотря на негативный результат, Rand ja Tuulberg  довольно: «Ущерб ударил по нашему собственному капиталу не так сильно, как неудачный объект у Maru Ehitus в 2017 году (см. внизу). На этот год у нас есть крепкие договоры, скорее сделаем меньшие объемы работ, но фирма должна зарабатывать долгосрочную прибыль». Тяхт верит, что серьезные колебания на строительном рынке завершены и впереди нас ждет стабильность.

Субподрядчики посыпались и пропали

Руководитель фирмы Astlanda Ehitus – второго строителя Дома правосудия – Каупо Колсар также признал, что объект был сложным. Насколько велик их финансовый ущерб, он не сказал: «Спросите об этом у них (Rand ja Tuulbergред.), это был наш проект 50:50».

Как и Тяхт, он отметил, что роковым стал большой рост цен, который не смогли учесть. Также в процессе прекратили существование многие субподрядчики. А те, кто остался, просили за последние работы, например, внутреннюю отделку, уже больше, чем изначально было определено при заключении договора с заказчиком: «Но за все же отвечает генеральный подрядчик».

Руководитель предприятия Astlanda Ehitus Каупо Колсар.

ФОТО: Рауль Меэ

Кроме того, он признал, что Дом правосудия был сложным объектом и с технической стороны: «Не имея организованной площадки, нам нужно было вырыть огромную яму. Перекрыть улицу Лубья нам не разрешили, поскольку в это же время шел ремонт улицы Гонсиори». Именно отсюда начали расти расходы по управлению и организации стройплощадки.

Многие издания и, прежде всего, Postimees, неоднократно писали о том, как на этом объекте использовали незаконную иностранную рабочую силу с Украины, которую время от времени ловили.

«Скажем так, принимая господряд, ты вписываешь в бюджет определенный оптимизм, надеясь на то, что вдруг получится проще»,- сказал Колсар. В то же время, по его словам, эти ошибки учтены и больше такого оптимизма в бюджетных планах не будет.

Кроме Дома правосудия проблемы возникли и с еще парой объектов. Поэтому в 2018 году пришлось смириться с ущербом в 2,3 миллиона евро. Правда, в итоге чистая прибыль составила 2,4 миллиона евро, но это, прежде всего, благодаря грамотной бухгалтерии. Например, с «отдельной корректировки» фирма заработала 1,9 миллиона евро. По словам Колсара, это означает, что отложные при передаче более ранних сложных объектов гарантийные деньги сохранились (образно говоря, дом построили, а риски не реализовалисьред.) и их перевели в доходную базу.

Объемы строительства на историческом пике

В прошлом году наши строительные фирмы построили объектов дома и за границей более чем на три миллиарда евро, что на 20 процентов больше, чем годом ранее. Это означает, что год стал рекордным для строительного рынка – впервые был преодолен уровень бума 2007 года. У большинства крупных строительных фирм был самый мощный за все времена оборот.

В то же время, в прошлом году количество разрешений на строительство жилых помещений начало сокращаться, что позволяет предсказать определенное охлаждение рынка. Прибыльность строительных фирм ограничивает и нехватка рабочей силы, а также растущее давление со стороны зарплат. Как выясняется на примере Rand ja Tuulberg и Astlanda, на непредсказуемом рынке опасаются брать крупные господряды, поскольку угроза оказаться в минусе очень велика.

Данные первого квартала этого года показывают, что объем строительства вырос на пять процентов. Будет ли в этом году преодолен рекорд прошлого года, пока предсказывать рано. Союз строительных предприятий подсчитал, что бум прошел, и в этом году объем строительства будет скорее умеренно сократится.

Болезненный опыт крупной строительной фирмы

И хотя в строительстве сейчас золотые времена, в позапрошлом году и Maru Ehitus пришлось смириться с ущербом в четыре миллиона евро. Об этом Postimees писал прошлым летом.

Председатель правления фирмы Таймо Мурер объяснил гигантские убытки одним неудачным строительным договором, в котором действительность оказалась значительно хуже учтенных рисков, и принесла с собой разовый внеплановый расход.

На каком объекте погорела Maru Ehitus, и что именно пошло не так, Мурер объяснять не стал. По данным издания, проблемы возникли у фирмы при развитии расположенной в квартале Ротерманна улицы Розени, где предприятие не получило крупную сумму от бизнесмена от недвижимости Тоонарта Ряэскила.

На данный момент объект сдан, а убытки покрыты. Но взрыв оказался настолько сильным, что увел собственный капитал входящей в десятку самых крупных строительных фирм Maru Ehitus в минус. 700 000 евро убытков предприятие получило и в 2018 году. Это означает, что сейчас собственный капитал имеет двухмиллионный минус.

НАВЕРХ