Как балто-немецкие визионеры открыли путь для российских мировых открытий

rus.postimees.ee
Copy

Прошедшая в Киле конференция по истории науки погрузила участников в историю балто-немецких географических открытий.

Киль 26.07-28.07

15-й день похода «Адмирала Беллинсгаузена» встретил красивую яхту уже в 15-м порту, в котором она пришвартовалась после Кронштадта. Крупнейший парусный центр на Балтике Киль – остановка, которую мы планировали долго и тщательно. Как известно, одна из миссий похода «Адмирала Беллинсгаузена» - рассказать о том, что совершил Фабиан Готтлиб фон Беллинсгаузен, и Киль стал тем местом, где это было сделано очень основательно.

Конференция «Взгляд на морские открытия балтийских немцев в начале XIX века», инициированная Эстонским морским музеем, привлекла в ратушу Киля множество людей, интересующихся географией, желавших послушать о революционных свершениях соотечественников. Перед ними выступили лучшие современные исследователи во главе с историком Балтийского моря, профессора Грейфсвальдского университета Михаэлем Нортом, научным сотрудником Морского музея Феликсом Горнищевым и старшим научным сотрудником Тартуского университета и Эстонского сельскохозяйственного университета, историком науки Эрки Таммиксааром. Доклад об острове, на котором родился Беллинсгаузен, сделали жительницы Сааремаа Рийне Рандер и Кристийна Марипуу.

Мой добрый сосед по каюте Эрки (блинами которого наслаждалась вся команда), сосредоточился в своем докладе на первом кругосветном путешествии Адама Йоганна фон Крузенштерна, в котором в качестве картографа принимали участие Фабиан Готтлиб фон Беллинсгаузен и впоследствии сам возглавивший два важнейших кругосветных путешествия Отто фон Коцебу.

Вот краткое содержание доклада Эрки Таммиксаара:

С кругосветного путешествия балто-немецкого мореплавателя Адама Йоханна фон Крузенштерна (1770-1846) начинаются традиции мореплавания Российской Империи. Крузенштерн был самоучкой, ставшим сильным ученым. Учебу он начинал в британском морском флоте (1793-1799), где  служил на судах, превративших эту страну в самую могущественную торговую силу в мире. Ходя под парусами вдоль побережья Северной Америки и Азии, Крузенштерн понимал, насколько неточно были отмечены на разномасштабных картах разных стран большие побережья и острова. Существуют ли вообще эти острова и земли? Отвечают ли действительности их величина и месторасположение? Вот те вопросы, которыми задавался Крузенштерн.

В 1799 году император Павел I позвал всех находившихся за границей подданных обратно на родину. Крузенштерна эта новость настигла в Индии. По пути из Индии в Россию Крузенштерн подготовил план российского кругосветного путешествия, суть которого состояла в том, чтобы соединить Россию с Америкой и Камчаткой по морю, а не по суше, поскольку путешествие через Сибирь занимало слишком много времени - три года. Это было дорогое удовольствие и потери продуктов были в то время очень велики. Путешествие под парусами тоже было недешево, однако по времени оно было в два раза короче и составляло полтора года. Поэтому Крузенштерн назвал свое кругосветное путешествие торговым, а не научным мероприятием. Кроме того, долгое морское путешествие должно было стать хорошим опытом для российских моряков.

Этот план понравился и российскому императору Александру I, и министру торговли Николаю Румянцеву. Кругосветку Крузенштерн умело использовал для уточнения расположения земель и островов на имеющихся картах. Особенно много возможностей для этого открывал Тихий океан. В ходе похода не было сделано географических открытий, однако предполагаемые острова, наличие которых в Тихом океане проверил Крузенштерн (в том числе японские острова), были точно нанесены на карту. Идея Крузенштерна уточнить береговую линию на картах нашла свое воплощение и в нескольких последующих экспедициях, на которые он оказал непосредственное влияние. Это, в частности, экспедиция Маттиаса фон Хеденстрема на собачьих упряжках (первая в мире!) на острова Новой Сибири (1809-1811), экспедиция Фердинанда фон Врангеля (1821-1824) по картографированию побережья Северо-Восточной Сибири, экспедиция Карла Эрнста фон Бэра по картографированию центральной части Новой Земли в районе Маточкина Шара и исследовательское путешествие Александра Теодора фон Миддендорфа на побережье Таймыра и Восточной Сибири (1842-1845).

Однако Крузенштерна интересовала не только проверка географических сведений. С 1815 года его всего больше интересовали географические открытия. Это было связано с подготовкой второго кругосветного путешествия Отто фон Коцебу (1815-1818), которое должно было пойти по Северо-Западному проходу (из Атлантики вокруг Северной Америки в Тихий океан).

Финансировавший экспедицию граф Румянцев был убежден, что Северо-Западный проход можно найти. В задачи Крузенштерна входило разработать инструкцию экспедиции. Как лучше всего использовать проход для осуществления географических открытий? Важную роль в разработке этого плана сыграли кругосветные путешествия Джеймса Кука, которые дали много сведений о физической географии Тихого океана. Крузенштерн на основании имевшейся информации понял, что лучший район для обнаружения новых земель и островов в Тихом океане находится в 20 градусах к северу и югу от экватора. Коцебу и направился до совершения своих открытий на северо-западном побережье Аляски в центральную часть Тихого океана, открыв в районе Маршалловых островов несколько архипелагов и десятки новых островов и атоллов.

Столь же успешным с точки зрения открытий оказалось и последнее, третье кругосветное путешествие Коцебу (1823-1826). В Маршалловом архипелаге в летний сезон 1820 года сделала много открытий и экспедиция Фабиана Готтлиба фон Беллинсгаузена. А кругосветное путешествие Фридриха Беньямина фон Лютке сделало ряд открытий в Марианском архипелаге к северу от Маршалловых островов. Таким образом, идея Крузенштерна исследовать центральную часть Тихого океана оказалась весьма плодотворной.

Дни в Киле порадовали не только удачной конференцией, но и весьма важными встречами. Послушать Эрки Таммиксаара о подвигах своего предка Адама Йоханна фон Крузенштерна на конференцию пришли и сравнительно пожилые потомки мореплавателя, выходцы с Сааремаа фон Ререны. Их семья всю жизнь занимается предпринимательством, но у них до сих пор сохранился личный бинокль, компас, шкатулка с украшениями и прочие вещи Крузенштерна, за которые ученые многое бы отдали. С интересом за конференцией наблюдал влиятельный полярный исследователь, профессор Йерн Тиде, д-р Хайке Линк, своеобразный доклад прочитал профессор геодезии Райнхард Дитрих, т.е. на месте присутствовали признанные авторитеты в своей области.

Наряду с гигантами-полярниками и историками особенную радость встречи и знакомства доставили представители посольства ЭР во главе с послом Мартом Лаанемяэ и его супругой, давшие обед для команды судна. А также наш атташе по культуре Мерит Копли. Необычайно теплый прием и экскурсию по помещениям здешнего консульства организовала живущая в Киле с 1984 года и популяризирующая здесь эстонскую культуру Пилле Циплис. Вся эта многочисленная компания дважды вечером собиралась на борту «Адмирала Беллинсгаузена», чтобы обсудить сам поход и эстонское житье-бытье.

Команда в это время, естественно, не сидела два с половиной дня сложа руки. По инициативе капитана Меэлиса и механика Мяртена попробовали поставить до сих пор лежавший не распакованным спинакер. Механик и моторист Уку, очевидно, даже во сне не переставал настраивать какие-то инструменты. CJ Kask даст соотечественникам фору в игре в шахматы и знании видео- и звукотехники, а глава экспедиции Тийт Пруули – по части организаторских способностей.

Путь матросов Эрки Таммиксаара и автора этих строк Тимо Тарве, начавшийся в Калининграде, в Киле завершился. Бывшие до сих пор убежденными сухопутными крысами матросы покидают борт «Адмирала» с очень теплыми чувствами, думая о походе и его важнейшей части – своих товарищах. Ветер вам в парус, друзья!

Эрки Таммиксаар и Тимо Тарве (радио KUKU), матросы
Комментарии
Copy
Наверх