Новое требование по топливу выбивает у сети заправок почву из-под ног

Член правления Alexela считает, что новшество в закон протолкнули конкуренты.

ФОТО: Eero VabamÄgi/Postimees Grupp/scanpix Baltics

Крупная сеть заправок на совершенно законных основаниях уклоняется от требования добавлять биотопливо, пишет Postimees. С нового года у них исчезнет это преимущество. «Это полная ерунда, это даже преступно!» - возмущен член правления топливной фирмы Alexela Алан Вахт.

Жесткие экологические требования к бензину и дизельному топливу в последнее время – горячая тема. У людей в топливной сфере рябит перед глазами и сдают нервы: требований и правил слишком много и зачастую они противоречат друг другу.

Как известно, обязательство смешивать этанол с биодизелем дошло до нас из Евросоюза в мае прошлого года и постепенно становится строже: в прошлом году на литр топлива приходилось 3,2% биокомпонента, в этом году – 6,4%, с января следующего года – уже 10%.

Но все не так просто, как выглядит на бумаге. Хотя закон говорит, что литр топлива уже сейчас должен содержать 6,4% биодобавки, в Эстонии есть заправки, где по старинке продают стопроцентно фоссильное топливо.

Прощай, бензин 95

Одна из таких сетей, например, - Alexela, которая обнаружила дыру в законодательстве, позволившую им полностью заменить дорогостоящее требование подмешивания биотоплива продажей биометана. Поскольку в метане нет СО2, в глазах государства это полностью отвечает целям охраны окружающей среды и климата.

С нового года их преимущество вероятно исчезнет. В Министерстве экономики и коммуникаций готов законопроект, который обяжет все эстонские заправки продавать бензин или дизель, в котором содержание физического биотоплива составляет минимум 6,4%. Будет проведена универсальная граница, ниже которой содержание быть не может.

«Это полная ерунда, это даже преступно!» - возмущен член правления топливной фирмы Alexela Алан Вахт, который считает, что этот закон душит свободную конкуренцию и создает искусственный спрос на этанол и биодизель, который якобы не столь экологичен. «Во-первых, в Европе половина биодизеля такова, что он в 1,8 раза вреднее для окружающей среды, чем фоссильное топливо!» - поясняет он.

Пока мы строили экологичные заправки и инвестировали в новые технологии, наши конкуренты сделали ставку на продажу кабаносов!

3

Во-вторых, по его словам, Alexela держит курс на выстраивание сети газовых заправок. Они учитывали в своем бизнес-плане, что требования относительно возобновляемой энергии будут выполнены именно благодаря метану, а они будут продавать «старый добрый» бензин 95 и дизель дальше. Это предпочитают и многие владельцы старых автомобилей.

По словам Вахта, производство биометана – чистая циркуляционная экономика отходов – его производят из навоза, грязи или биомассы и он не дает углекислых выбросов. «Мы хотели бы продолжать это и сделать ставку на газовые заправки, но теперь рациональность этого под вопросом», - продолжил Вахт, по словам которого, требование минимальной границы в законопроект протолкнули их конкуренты, у которых нет биогазовых заправок. «Пока мы строили экологичные заправки и инвестировали в новые технологии, наши конкуренты сделали ставку на продажу кабаносов!» - возмущен он.

Цены могут упасть

Конкуренты и государство, естественно, видят дело иначе. Разработавший законопроект руководитель сферы энергорынков в Министерстве экономики Рейн Вакс утверждает, что они не строят барьеров, а лишь позволяют продавцам быть более гибкими. Хотя граница в 6,4% сохраняется, каждый продавец топлива сам решает, как получить остальные 3,6% (в следующем году обязательная доля биокомпонента составит 10%).

Если ранее продавец топлива должен был ежемесячно отчитываться, сколько биокомпонента подмешивать в топливо, в дальнейшем квота будет рассчитываться по среднему показателю за шесть месяцев. На практике это означает, что продавец может, например, зимой, когда этанол на мировом рынке дороже, добавлять его в бензин меньше, а летом, когда цены ниже, снова добавлять его больше. Кроме того, он может достичь целей по возобновляемой энергии с помощью продажи биогаза или электричества. Также можно торговать статистикой по биотопливу, т.е. докупить квоту, если ее будет не хватать. Подобная гибкость должна быть выгоднее и клиенту, надеется Вакс.

Один из владельцев Olerex Антти Моппель сказал, что появление биокомпонентов на рынке вызвало большую путаницу. Новый закон мог бы внести больше ясности. «Биодобавки дороги на мировом рынке, их использование и подмешивание в топливо сложны, - заметил он. – Введение более гибких требований поможет смягчить повышение цен».

Потребитель не знает, что потребляет

С другой стороны, подобная гибкость означает, что процент биодобавки будет колебаться, поэтому человек не может быть полностью уверен, насколько «крепкое» биотопливо он заливает в бак. Вакс обнадежил, что совсем кота в мешке люди покупать все-таки не будут, поскольку продавец топлива обязан указывать, насколько велика доля биокомпонента.

Чиновник продолжил, что, даже если Alexela больше не сможет продавать старое фоссильное топливо за счет биогаза, спрос на метан на эстонском рынке по-прежнему в несколько раз выше предложения. Глава автомобильного союза AMTEL Арно Силлат сказал, что Alexela просто утратит рыночное преимущество, которое у нее было раньше. «В дальнейшем у всех будут равные условия, что в конечном итоге лучше», - считает он.

Гендиректор Circle K Кай Реало считает, что биогаз не совсем взаимозаменяем с дизелем или бензином с биодобавками. «На самом деле, не будет продано ни на один литр газа больше просто потому, что владелец бензинового автомобиля сможет и дальше ездить на стопроцентно фоссильном топливе. Скорее наоборот», - пояснила она. Хотя биометан, по словам Реало, выделяет меньше углеродных отходов, это все же в 30 раз более вредный парниковый газ.

Будущее за электромобилями

Если до сих пор все танцевали в основном вокруг жидкого топлива, то теперь заправочные сети убеждены, что будущее за электромобилями. «Сперва частный потребитель перейдет с бензиновых автомобилей на гибридные. А потом продуктом будущего станет электромобиль», - говорит Реало, признавая все же, что поначалу должна произойти революция в технологии аккумуляторов, поскольку сейчас на одной зарядке далеко не уедешь.

«Хотя Эстония в плане перехода на электромобили движется не самыми передовыми темпами, за 10-15 лет прорыв все-таки может произойти и у нас», - прогнозирует она. Для дальних перевозок пока нет лучшей альтернативы, чем дизельное топливо, поэтому биодизель пока не исчезнет, считает Реало. «А газ – это прежде всего продукт, который используется на транспорте, находящемся под контролем государства и местных самоуправлений: в автобусах, такси, мусоровозах. Но речь идет скорее о периоде перехода на электрический транспорт, поскольку возобновляемую энергию у нас можно производить прямо на месте», - сказала Реало.

НАВЕРХ
Back