Сто дней после детства

Вячеслав Иванов.

ФОТО: архив автора

Второе правительство Юри Ратаса… Кстати, каково звучит! Примерно как Пятая республика, Третий Рим, седьмое чудо света… Так вот: второе правительство Юри Ратаса более-менее торжественно отметило первых сто дней своего правления. Сто дней, конечно, не сто лет, но все-таки круглая дата, кое-какие промежуточные итоги можно подвести. И?..

Накануне этого мини-юбилея лидер эстонских ультраправых Март Хельме предсказал скорейший крах заклятого оппонента партии EKRE – реформистов. Мол, вот-вот, не сегодня, так завтра! На состоявшихся в минувшие выходные летних днях своей партии ее председатель Март Хельме именно так и врезал по своим оппонентам: «Партия реформ умирает, поскольку она не у власти, рычаги управления не в ее руках… Партии реформ придет конец».

Видимо, будучи не в курсе, электорат «пошел другим путем» и буквально накануне знаменательной даты преподнес народным консерваторам, а заодно и всей правящей коалиции, сюрприз в виде преодоления реформистами 40-процентного барьера популярности (по-моему, впервые за всю историю партии). При фактически обвальном падении рейтинга EKRE: 12 процентов – против 19 в апреле, и не столь резком, но все-таки ощутимом – у центристов: 17 против 20 (данные социологической формы Norstat Eesti за неделю с 30 июля по 5 августа).

Вырастая из коротких штанишек

Впрочем, ни самому Марту, ни его сообщникам по партии, не впервой выдавать желаемое за действительное, а, будучи уличенными, с пеной у рта доказывать, что черное – это белое, а белое, как вы сами понимаете, – это именно что черное!

Собственно, этим национал-консерваторы отличались всегда. Просто теперь, став правящей партией (это ничего, что пока – одной из правящих, ясен ведь пень, что ключевое слово здесь – пока), EKRE и вовсе на голубом глазу, точнее – на глазах потрясенной публики, передергивает и переворачивает с ног на голову все привычные понятия. Вот, скажем, Яаку Мадисону многое не нравится. Например, что в Евросоюзе толерантно относятся к эмигрантам с Ближнего Востока, которые, если верить Мадисону, только тем и занимаются, что грабят, насилуют и убивают мирных европейцев. Как будто в самóй Европе нет своих убийц, воров и насильников. Да хоть взять полицейскую сводку по Эстонии за прошлые выходные: трое зарезанных за два дня.

Второй кабинет Юри Ратаса скромно и со всей ответственностью признал, что заслуживает положительной отметки.

Свое мнение на этот счет казначей парламентской фракции EKRE изложил в соцсетях, присовокупив в завершение приведенную на языке оригинала (немецком) фразу из директивных документов Третьего рейха по национальному вопросу: «Endgültige Lösung ist erforderlich» (Требуется окончательное решение).

В фильме Сергея Соловьева «Сто дней после детства», снятом еще в 1975 году и повествующем о жизни подростков в пионерском лагере, есть такой диалог: «Радист: Ерголина Ленка – чрезвычайно образованная девица. Читает на трёх языках. И ничего ей не нравится…

Сережа: Почему?

Радист: Бог её знает… Акселерация…».

Самооценка на грани самобичевания

Сообщение о том, что коалиция отмечает первые сто дней нахождения у власти, застало меня в дороге. И после уже второй фразы, донесшейся из радиоприемника, я чуть не выпустил руль из рук – настолько меня потрясла самоотверженная до отчаяния оценка правительством итогов собственной работы за этот короткий, но столь насыщенный период. Оказывается, второй кабинет Юри Ратаса скромно и со всей ответственностью признал, что заслуживает положительной отметки. А министр его странных дел Урмас Рейнсалу пошел в своем мнении еще дальше, высказавшись за то, чтобы выставить правительству в дневник – вы не поверите! – пятёрку с минусом!.. И добавляет, что «при этом минус – за то, что кое-какие реплики можно было бы и не озвучивать». Ну, к примеру, про разных там эритрейцев и сирийцев, бесчинствующих на европейских улицах, и тому подобных «кое-каких репликах».

Поражает безграничная самоотверженность, граничащая с  самопожертвованием, которая заставляет участников коалиции признаться самим себе и всем окружающим в том, что они не так чтобы совсем уж безгрешны и кое-где у них порой тоже кто-то не совсем бывает прав...

На этом фоне мнение политолога Пеэтера Тайма, высказанное им на канале ETV+ и на Радио 4, звучит циничным диссонансом: «Все эти сто дней характеризуются только скандалами и негативной информацией. Только и слышишь, как члены правительства вредят нашей стране, нашему имиджу на международном уровне. Эстония – маленькая страна, сильно зависящая от партнеров, поэтому ее имидж в глазах партнеров очень важен, хотим мы этого или нет. Поэтому наделанный этим правительством за сто дней вред мы будем расхлебывать еще долго».

Любопытно, что практически все эксперты и аналитики, как в области экономики, так и в социальной сфере, оценивают «первые сто дней» второго правительства Ратаса более чем сдержанно. Кто-то из экспертов, следуя в фарватере Рейнсалу, тоже взял за основу пятибалльную систему, но при этом ограничился отметкой «3 с минусом»; да и то чтобы не выставлять министров уж совсем нерадивыми учениками: правительство всё-таки… К сожалению, я не уловил на слух фамилию, к тому же приходилось еще и следить за дорогой, но прозвучала такая оценка сразу после сообщения о самоудовлетворении самих членов кабинета.

Март Хельме – «забойщик»

Поневоле обращает на себя внимание тот факт, что ни на заседании правительства, ни на последовавшим за ним праздничном брифинге по случаю знаменательного события, не присутствовал один из главных виновников торжества – председатель EKRE и министр внутренних дел Март Хельме, делегировавший вместо себя Хельме-младшего. С чего бы это?

Ну, во-первых, господин министр решил, видимо, твердо придерживаться нового имиджа: просиживать штаны на всяких там совещаниях/заседаниях как можно меньше. Он и в правительстве не балует коллег своим присутствием, да и в родном министерстве бывает, как оказалось, от случая к случаю. Тем более что, будучи участником собрания по поводу стодневки, он вынужден был бы сам произнести фразу о том, что «Юри – отличный командный игрок и отличный менеджер», которую по ходу дела произнес Мартин Хельме. Боюсь, что – при всей фантастической гибкости его языка – у Марта Хельме эти слова застряли бы в горле. Мартину проще: по молодости лет ему простительно некоторое легкомыслие.

А во-вторых, не царское это дело – присутствовать на столь мелких событиях. Видимо, Марту Энновичу прискучило отсвечивать на мероприятиях, где председательствует Юри Ратас, которого многие справедливо называют премьер-министром в правительстве Марта Хельме. Вот когда эти пророческие слова, наконец, обретут реальный смысл, то есть сам Хельме и займет охраняемое для него Ратасом кресло, тогда и явит нынешний глава МВД себя миру во всей красе. А пока… да забил он на это на всё!

Есть еще и «в-третьих»: а вдруг какому-нибудь щелкоперу вздумалось бы задать вопрос про шибко упавший рейтинг. Могло получиться совсем неловко…

И опять по Фрейду

Не обошлось и без пикантных деталей. Как бы завершая перечисление достижений правящей коалиции за сто дней в условиях травли и ненависти со стороны СМИ, младший Хельме процитировал «одного классика»: «Жить стало лучше, жить стало веселее!».

То ли по той же молодости лет, то ли по какой иной причине, но имя классика – автора этого афоризма названо не было.

…И на закуску – только один куплет из песни А.В. Александрова и В. Лебедева-Кумача, написанной по горячим следам после выступления любимого вождя и учителя перед участниками Первого всесоюзного совещания стахановцев 17 ноября 1935 года:

Хочется всей необъятной страной

Сталину крикнуть «Спасибо, Родной!

Долгие годы живи, не болей!»

Жить стало лучше, жить стало веселей!

Как вы думаете, можно ли в начале второй строки написать (и петь) «Мартину»?

НАВЕРХ