Случай убийства ребенка в Пярну выявил слабости в системе работы с трудными подростками
Почему это произошло, объясняет специалист

По словам руководителя отдела помощи жертвам Департамент соцстрахования Яко Саллы, подросткам, освободившимся из спецшколы, нужна дополнительная поддержка.

ФОТО: Joosep Pank

Случая в Пярну, забравшего жизнь 13-летнего мальчика, можно было избежать, если бы информация о проблемах молодого человека, который распустил руки, дошла бы в нужное время до нужных людей, говорит руководитель отдела помощи жертвам Департамента социального страхования Яко Салла, пишет Postimees. 

Ранее нарушавший закон 15-летний подросток 30 июля несколько раз ударил по голове мальчика на два года младше себя, что привело к смерти последнего. Пятью днями ранее 15-летний парень освободился из учебно-воспитательного заведения закрытого типа — Образовательной коллегии Маарьямаа, где, как отмечают в Департаменте соцстрахования, были видны успехи в улучшении его поведения.

Однако, по словам Яко Саллы, в апреле-мае у подростка, тогда еще обучавшегося в Образовательной коллегии Маарьямаа, возникли проблемы, когда он посещал родной дом. Салла подчеркивает, что поведение проблемного подростка пытались изменить разными методами как в спецшколе, так и до того, как он туда попал. Как можно было лучше оценить риски и лучше отреагировать, выяснится в ходе анализа.

Салла объясняет, что процедура отправления или продления нахождения подростка в спецшколе занимает много времени. Так же было и в случае подростка из Пярну: ходатайство о продлении его нахождения в Маарьямаа представили 16 июля, но подросток вернулся домой уже 24 июля.

В среднем отправленное в суд ходатайство рассматривается в течение трех-четырех месяцев, самой длинное рассмотрение длилось в прошлом году 11 месяцев.

По словам Саллы, рассмотрения дел явно требуют слишком много времени и для того, чтобы изменить ситуацию, Департамент соцстрахования пересматривает свои рабочие процессы при сотрудничестве с судом, чтобы подобные ходатайства рассматривались судом в первую очередь.

Несколько факторов

В рамках ходатайства рассматривается не только то, насколько ребенок опасен для себя и других, но и то, какое влияние на него может оказать учебно-воспитательное заведение закрытого типа: были ли использованы оставшиеся методы воздействия и каким было их влияние и т. д.

«Каждый раз и ходатайствующий, и суд должны считаться с тем, что в школах закрытого типа может быть целая толпа детей с проблемами поведения, поэтому следует также оценивать, будет ли более вероятным позитивное влияние при нахождении в обществе или в заведении закрытого типа», - говорит Салла.

Случай в Пярну продемонстрировал слабости системы: возвращающиеся из заведений закрытого типа в общество молодые люди получают недостаточно поддержки.

«Последующую поддержку оказывают несколько спецшкол уже сегодня, в Эстонии есть как плохие, так и хорошие примеры из практики, но в реальности часть молодых все-таки попадает обратно в спецшколы. Система поддержки после освобождения могла бы базироваться на социальной реабилитации, помощи опорных лиц и при необходимости вмешательстве терапевтов».

Департамент социального страхования в ближайшее время инвестирует ресурсы в развитие этой системы с целью обеспечить равную ее доступность по всей Эстонии.

Надеется только на домашнюю среду нельзя

«С одной стороны, это один из факторов риска, если между родителями и детьми нет доверительного контакта, тогда они не могут предложить ребенку поддержку и контролировать его, но в то же время у положительных изменений в домашней обстановке есть большой потенциал, который зачастую не находят или не реализуют. Пока у родителей есть права, верным будет поддерживать родителей и помогать им, пока ребенок в заведении закрытого типа. В большинстве случаев, ни одно опорно лицо не может взять на себя роль родителя», - говорит Салла.

По его словам, в последнее время ситуация в данной сфере улучшилась. «Среди специалистов улучшилось отношение к данной теме и на родителей больше не смотрят как на препятствие. Те родители, что не сотрудничают, сами погрязли в разных проблемах. Поэтому не стоит просто охать, следует использовать это как материал, с которым можно работать. Этим людям нужно помочь найти мотивацию, что они начали поддерживать своего ребенка».

Чиновник отмечает, что выход пярнуского подростка из порочного круга преступности может быть не быстрым. Тяжело предугадать, кто может вырваться из него, а кто нет. Многим удается подняться. Шанс есть и пярнуского подростка.

НАВЕРХ