Через несколько лет Латвия может потерять еще одну усадьбу, имеющую культурную и историческую ценность. В течение почти ста лет в усадьбе Иле был санаторий - здесь лечили больных туберкулезом, затем хронических алкоголиков, наркоманов, людей с тяжелыми психическими заболеваниями. Последние десять лет национальный культурный памятник заброшен. Государство ищет арендатора, но здание, в которое нужно вложить миллионы, мало кого интересует. Ситуация не уникальна - из 2500 латвийских усадеб в настоящее время сохранилось только 100.

В Ильской волости есть два древних кладбища, а вот школы нет. В Иле проживает менее 400 человек - примерно столько же, сколько в одном доме рижского микрорайона. История вымирания типична для латвийской деревни. В советское время здесь существовал санаторий с десятками работников, колхоз и производственные предприятия. Рабочих мест тут ждали годами и попадали на конкурсной основе или по блату. В 1960-х годах строили хорошие многоквартирные дома, квартиры в которых раздавались перспективным специалистам. Теперь, словно после войны, в Иле сплошные руины, и кажется, что два многоквартирных дома, построенных для работников санатория, в конечном итоге тоже рухнут. В прошлом году центральное отопление было отключено, потому что не выгодно. Освещения нет, а крыша протекает.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Что делать с разрушающейся усадьбой?

Здание усадьбы Иле расположено на холме, и в него, через парк ведет множество лестниц. Вы взбираетесь вверх и вниз, пока не наткнетесь на страшный железобетонный забор и типичную советскую постройку, из которой будто вот-вот выйдет пьяный милиционер.

Чтобы оценить культурный памятник, нужно хоть немного сдерживать свое трепетное отношение к старым вещам и вооружиться хотя бы минимальным знанием истории. 

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

С 2014 года, когда недвижимость "Īles sanatorija" перешла под контроль VAS Valsts nekustamie īpašumi (VNI), попытки найти арендатора за 2500 евро в месяц на срок до 30 лет не увенчались успехом. Комплекс, состоящий из нескольких памятников культуры национального и местного значения, находится в таком плохом состоянии, что требует инвестиций почти в два миллиона евро.

Галерея: Разрушающийся санаторий Иле

Важным моментом является тот факт, что на территории земельного участка, где расположена недвижимость, десять гектаров леса, что, с одной стороны, является преимуществом, а с другой - препятствует развитию.

Государственный лес продать нельзя, а обнадеживающее отделение лесного земельного участка от общей собственности, оказывается невозможно: это - памятник культуры, да и санаторий представляет собой единый комплекс. Из этого следует, что недвижимость можно арендовать только на длительный период, с максимальным сроком 30 лет, объясняет Анита Фельдмане, директор управления лизинга и продаж VNI.

Первые сведения об усадьбе Иле относятся к 1530 году, но во время Северной войны и чумы усадьба была разрушена. В середине 19 века усадьба была перестроена в готическом стиле. Строение с двумя башнями выглядело очень эффектно. Во время аграрной реформы поместье передали приходской школе. В 1929 году поместье принадлежало Обществу по борьбе с туберкулезом, которое приспособило здание под свои нужды.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

В 1936 году газета Zemgales balsī пишет про санаторий: «Ночью башня освещается электрическими лампочками, показывая дорогу. (..) Везде чистота и порядок. Санаторий предназначен для людей с больными легкими. В настоящее время здесь лечатся 75 пациентов, которые хотят восстановить или улучшить свое здоровье. (..) На втором этаже находятся комнаты для больных, библиотека, читальный зал, рентгеновский кабинет, комната для престарелых, просторная открытая терраса, комната для гостей и многое другое. На нижнем этаже находятся больничные комнаты, просторная столовая, подсобное помещение, кабинет врача, скорая помощь, просторные коридоры, раздевалки и временная квартира врача. (..)

Санаторий имеет собственную электростанцию для производства электроэнергии. Избыточное электричество продается соседним хозяйствам. (..)

Санаторий расположен на высоком холме, в окружении прекрасного парка из хвойных и лиственных деревьев. Парк оборудован различными защищенными от ветра уголками и игровыми площадками».

В санатории работало несколько врачей, более десяти медсестер, санитаров и сельскохозяйственных рабочих. Санаторий Иле считался престижным местом работы. Многие работали здесь всю свою жизнь.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Исполнительный директор думы Ауцского края Алдис Лерх является жителем Иле. И хотя ему больно видеть разрушающуюся усадьбу, он не видит никаких перспектив для инвестиций. «В этом нет логики для крупного бизнеса», - говорит он. В самоуправлении никто не заинтересован в возможности управления поместьем. Есть небольшая надежда на иностранных инвесторов, например, из соседней Литвы. 

Он перечисляет плюсы этой территории: из Добеле в Иле ведет хорошая дорога. До Риги всего 80 км, недалеко от границы с Литвой. Если бы нашелся арендатор и в санатории Иле закипела жизнь, муниципалитет мог бы предложить жилье.

«VNI предложили арендовать усадьбу самоуправлению, но у нас нет представления, как ее использовать». Кроме того, необходимые инвестиции очень высоки. В Ильской волости население сокращается - теперь здесь менее 400 жителей. Излишне говорить, что большинство из них - пожилые.

Галерея: Жители Иле

Из примерно 2500 усадеб, которые существовали в Латвии до аграрной реформы ХХ века, сейчас насчитывается около 100 усадебных комплексов.

«В одном только Лиепайском районе было 200 усадеб», - говорит археолог Юрис Звиедранс.

«Уже тогда, во время аграрной реформы, государство заявило, что ему не нужны остатки крупных хозяйств. Но теперь возникает вопрос, нужно ли нам культурное наследие», - описывает ситуацию Звиедранс. 

Он считает, что государство оправдывается отсутствием денег, так как многие поместья являются непригодными для жизни, неинтересными и предлагаются инвесторам на явно неблагоприятных условиях. Например, комплекс Иле сдается в аренду на 30 лет, но в него необходимо инвестировать миллионы евро. «Вопрос в том, сколько лет потребуется, чтобы окупить инвестиции»?

По мнению эксперта, если такая государственная политика будет продолжаться, то через сто лет хорошо, если останется хотя бы 50 усадеб.

Картина казалась бы совсем печальной, если бы не 300-летняя церковь Иле, которую возродили несколько лет назад.

В 2016 году церковь случайно увидел дирижер Интс Тетеровскис. В том же году, в Ночь Церквей, были открыты двери сильно разрушенного храма Иле. Теперь, раз в месяц здесь проводятся церковные службы и постепенно собираются пожертвования на ремонт здания. С 1945 года церковь была закрыта. Говорят, что в советское время здесь был баскетбольный зал.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Галерея: Разрушенная лютеранская церковь в Иле