«В защиту своего достоинства»: что побуждает москвичей выходить на протесты
Эксклюзив Rus.Postimees!

Протесты в Москве.

ФОТО: Anton Karliner/SIPA / Anton Karliner/SIPA

С тех пор, как оппозиционным кандидатам отказали в регистрации на выборы в Мосгордуму, жители российской столицы третью неделю подряд выходят на уличные протесты. Ни уголовные дела о массовых беспорядках, ни массовые задержания, ни аресты оппозиционных лидеров и организаторов не снижают гражданскую активность горожан. Напротив, последний митинг на проспекте Сахарова оказался рекордным по количеству пришедших — несогласных с режимом собралось около 60 000. Rus.Postimees пообщался с митингующими последних недель — организатором протестов, муниципальным депутатом, копирайтером, предпринимателем и работником ИТ-сферы — и выяснил, что побуждает их выходить на улицы.

Татьяна Усманова, глава московского отделения «Открытая Россия», 35 лет

Татьяна Усманова.

ФОТО: личный архив

Заявлять о своей позиции — это нормально и естественно. Это очень важный для меня опыт — иметь отношение к организации митинга свободных людей, на который собралось 60 000 человек. Для многих это было впервые, и это очень круто, что мы смогли их разбудить. Хотя еще больше для этого сделали власти, отправив по надуманным обвинениям в изоляторы почти всех независимых кандидатов и возбуждив дела по статье 212 УК (за призывы или организацию массовых беспорядковприм. авт.). Все эти ребята — заложники нынешнего режима.

Главный лозунг митинга на Сахарова  — «Отпускай и допускай». Без освобождения политических заключенных, без прекращения преследований ни о какой легитимности предстоящих выборов говорить нельзя. Конечно, есть те, кто говорят «я вне политики». Скептически ко всему относятся те, кто готов терпеть. Повлиять на ситуацию можно, коллективно объединившись и не сдавая позиции. Нет, после одного митинга ничего не произойдет, скорее всего, но все это — начало большой истории, после которой все изменится. Протесты в Москве — они уже не за кандидатов, не за честные выборы, а в защиту своего достоинства. Они против постоянного вранья, против беспредела силовиков.

Анастасия Брюханова, муниципальный депутат района Щукино, незарегистрированный в Мосгордуму, 25 лет

Анастасия Брюханова.

ФОТО: личный архив

Я восемь лет участвую в политической жизни России — хожу на все выборы, помогаю близким мне политикам, избираюсь сама. Именно митинги по-настоящему втянули меня в политику: после Болотной и Сахарова, после того, как я увидела, сколько существует моих единомышленников, уже нельзя оставаться нейтральной и игнорировать проблемы. Да, митинги редко приносят какие-то осязаемые результаты в короткой перспективе. Но у них сейчас другая задача: объединять людей и помогать новым людям включиться.

Этим летом произошло форменное безобразие: к выборам не допустили почти всех оппозиционных кандидатов, в том числе меня, десятки тысяч подписей москвичей были выброшены. А недовольных этим москвичей еще и избивали на мирных демонстрациях, что возмутило почти всех: артистов и музыкантов, нейтральных людей, которые раньше политикой не интересовались. Это начало нового политического движения, и важно его поддерживать. Стыдно оставаться в стороне, когда происходят такие бесчинства.

Денис Захаров, копирайтер, 27 лет

Денис Захаров.

ФОТО: личный архив

Я хожу на митинги с 2013-го года, но все, что было до этого лета — вялое уныние. На каждой акции ощущался затяжной посттравматический синдром Болотной. Этим летом все изменилось: мы с гражданским обществом почувствовали это на пикетах за Голунова, протестах в Екатеринбурге и многочисленных мусорных забастовках. Как-будто что-то переломилось, и все вспомнили, что по ту сторону не единый Левиафан о тысяче рук, а кучка вороватых кретинов без стратегии и внятной координации.

Власть, в подтверждение наших ощущений, оказалась ленивой и нечуткой. Никто не подумал, что ради поста в Мосгордуме оппозиционеры соберут безумные 5 000 подписей (после жалоб в Мосгоризбирком девяти кандидатам зачли более 5 000 подписей, признанных ранее недействительнымиприм. авт.). Еще они не поняли, что злость аккумулируется. Да, мы выходим за Яшина и Соболь, но о законе Димы Яковлева и особняках Медведева тоже не забыли. Лично я вышел из-за вызывающей демонстративности, с которой нас всех послали. Могли фальсифицировать, мурыжить бюджетников и придумывать схемы, но им даже это лень. И вот тогда, 14 июля, я почувствовал настоящую жизнь, новую энергию протеста, воодушевление что ли. Попробовав такое один раз, ты не можешь просто пойти пить пиво, поэтому все следующие мои субботы прошли на улицах и в отделениях полиции.

Каждому, кто считает, что митинги ничего не меняют, я рекомендую попробовать. Погуляйте по забитому архангельскими росгвардейцами и тамбовскими омоновцами городу и посмотрите, как к ним относятся обычные люди. Сядьте в автозак и поразитесь организованности и профессионализму ОВД-инфо. Зайдите в телеграмм-чат «Передачи» и почитайте, как люди всю ночь катаются по ОВД, развозя воду и продукты. Каждая акция меняет отношение к власти — даже Егору Криду не нравится, когда пинают женщин, детей и дизайнеров. Каждый протест меняет сам протест — мы никогда не умели так быстро самоорганизовываться и работать настолько эффективно.

Тимур Абдрахманов, предприниматель, 29 лет

Тимур Абдрахманов.

ФОТО: личный архив

Меня побуждает ходить на митинги моя активная гражданская позиция и отсутствие иных инструментов влиять на политический процесс. Я как политолог по образованию вижу, что электоральный процесс в России не работает, причем довольно давно. Люди не верят в этот институт. С одной стороны, причина этому — низкий уровень политического участия, который сформировался в жирные 2000-е годы, когда экономика росла на фоне высокой стоимости нефти, а с другой стороны, большое количество фальсификаций, а также наличие и принятие всё новых неконституционных норм, ограничивающих избирательный процесс: введение дополнительных фильтров, сбор подписей и т.д.

На протесты я выхожу начиная с митинга «Свободный интернет» (московский митинг против ограничений в интернете от 10 марта 2019 года прим. авт.), потому что как предприниматель я ощутил на себе эффект глупой и недальновидной политики, направленной на удержание власти. Перемены идут в сторону изоляции, и мне как человеку, который пользуется сервисами Amazon, Google, Facebook, Instagram для продвижения своих услуг и для коммуникаций в целом, это не нравится, т.к. мой бизнес поставлен под серьезную угрозу. После введения санкций против Telegram и начала блокировок Роскомнадзора перестал действовать сайт моей компании, который хостился на серверах Amazon – в результате я понес большие убытки.

Помимо этого, я вижу, если говорить о Москве, как нерационально расходуется бюджет, какие деньги отмываются. Конечно, все это не может радовать. Плюс ко всему меня не устраивает нарушение базовых политических прав человека на выражение своего мнения, на возможность влиять на политический процесс с помощью мирных митингов и, главное, полицейский произвол, который царит последние месяцы или даже годы. В условиях коррумпированности силовых структур, когда против любого предпринимателя могут возбудить уголовное дело, подкинув наркотики или обвинив в любом другом преступлении, не гарантирована частная собственность, инвестиционная привлекательность бизнес-активов, не говоря уже о личной свободе и репутации.

Выход на улицы все большего количества людей абсолютно разных социальных слоев, разного возраста, с разным бэкграундом говорит о том, что количество запуганных не такое, как хотелось бы властям. Это личный выбор каждого — выходить или нет. Есть и другие инструменты влиять на политический процесс, но это доступная форма, которую лично я стараюсь использовать.

Игорь Козуб, специалист ИТ-сферы, 28 лет

Игорь Козуб.

ФОТО: личный архив

Ходить на митинги сегодня — это здравая позиция любого сознательного человека.

На мой взгляд, люди, которые говорят, что массовые мероприятия подобного рода ничего не решают — совершенно не знают исторических примеров, когда народ с помощью протестов был услышан и положительно влиял на ситуацию. Да, порой народное влияние бывает отрицательным, но сейчас ничего подобного в головах митингующих Москвы нет. Все очень мирные ребята, но полиция, наверное, видит какую-то революционную повестку и боится этого.

Мне кажется, что все происходит именно так, потому что власть совершает откровенно глупые ошибки в управленческой деятельности. Например, когда я баллотировался в 2017 году в муниципальные депутаты Москвы (власти у этих депутатов почти нет), не было таких жестких методов по недопуску независимых кандидатов, как сегодня в том же Санкт-Петербурге. То есть даже на такие мельчайшие должности власть реагирует очень эмоционально и, насколько мне известно, нарушает закон. Все это страх консерваторов перед новым, перспективным, конкурентным поколением.

Мы в свою очередь хотим, чтобы нас не игнорировали и с нашим мнением считались, а лично я хочу, чтобы у меня в стране появилась конкуренция. Я устал от ее отсутствия за 20 лет, и это касается не только политики. У нас, как правило, на рынке крупного, а порой и среднего бизнеса есть один игрок, который рулит и выбирает наиболее выгодные условия развития отрасли. При этом неважно, эффективны они для общества или нет. Т.е. для новой перспективной организации просто нет возможности выйти на этот рынок, т.к. вся экономическая деятельность сектора завязана на одной компании. Все эти компании-монополисты — государственные или полугосударственные.

НАВЕРХ