Работники шахты ищут защиты от своего начальника: оскорбляет подчиненных и использует куклу Вуду

Кукла Вуду. Иллюстративное фото.

ФОТО: Facebook

В редакцию Rus.Postimees обратились несколько работников шахты Ojamaa под Кохтла-Ярве. Они рассказали, что на рабочем месте подвергаются постоянной травле со стороны своего руководителя Виктора Бондаренко. Сам Бондаренко считает, что многочисленные жалобы - просто попытка подсидеть его и к ним нельзя относиться всерьез. Обе стороны говорят, что дело доходит до абсурда.

Начальник, которого все боятся

Первоначально о ситуации на шахте Ojamaa стало известно из анонимного электронного письма. Авторы письма рассказали, что являются работниками шахты, но встречаться лично боятся. В письме они утверждали, что руководитель так называемого Общего участка шахты Виктор Бондаренко и его дочь Елена Варкки (старший кладовщик и подчиненная Виктора) держат коллектив в страхе и постоянно унижают подчиненных.

“Виктор Бондаренко позволяет себе говорить матом даже с работниками женского пола. Доводит до нервного срыва работниц, несмотря на то, что одна из его подчиненных была в это время беременна”, - написано в письме.

“Почему работа должна проходить в таком напряжении? - добавили они. - У нас можно спокойно прийти на работу самостоятельно, а оттуда прямиком попасть в больницу с нервным срывом. Вечная травля со стороны начальника: каждый день слушаем, что мы клоуны и придурки”.

Александра (имя изменено по просьбе собеседницы) работала под руководством Виктора Бондаренко, но вынуждена была уйти. “Это тот период в жизни, о котором хочется забыть”, - сказала девушка во время встречи с корреспондентом Rus.Postimees. Она подтвердила, что описанное в анонимном письме - правда.

“Отношение ужасное, постоянный мат… Девочкам у нас даже в туалет приходилось отпрашиваться, - рассказала Александра. - Чтобы сходить к врачу, нужно просто вымаливать разрешение. Отношение как к какому-то скоту, обстановка очень тяжелая. Когда он еще не был начальником, у нас был четко наработанный механизм, все сплоченно работали, всё было нормально. Как только он стал начальником, человека три сразу ушли. Он доводил всех до слез, все жаловались директору, но никакого эффекта не было. Начальником он стал в 2016 году, кажется. За это время довел всех, кого мог. Только на прошлой неделе мужчина жаловался мне, мол, сколько можно, я уже ненавижу свою работу. Если уж мужчины страдают, то что говорить о женщинах. А женщин на этом участке много.”

Подразделение, которым руководит Виктор Бондаренко, называется Общим участком. В его ведении находится склад, а также уборщицы и другие обслуживающие шахту работники.

“Одна девушка не раз плакала, жаловалась на то, что ее ругали матом Елена и ее отец Виктор. И когда был шанс попасть под сокращение, ей предложили, и она сократилась. Это как надо довести людей! Таких рабочих мест в Ида-Вирумаа мало - там ведь нормальная зарплата. И всё равно он так доводит людей, что приходится уходить”.

По словам Александры, Виктора Бондаренко боятся и тихо ненавидят практически все подчиненные, и только женщина, которая является его непосредственным заместителем, всегда старается его оправдать.

Сам Виктор Бондаренко при этом заявил, что появление жалоб на него - это как раз происки заместителя, которая пытается его подсидеть. “Я даже знаю, кто это написал - сидящий напротив меня заместитель”, - сказал он об анонимном письме.

“Зря они говорят, что я их третирую, что они подвергаются каким-то гонениям - ничего такого нет”, - заверил Виктор Бондаренко.

Обидел беременную или потребовал работать?

Обе стороны конфликта описывают ситуацию вокруг беременной сотрудницы.

“Он довел беременную работницу до слез, кричал на нее матом, - пишут анонимные сотрудники. - Работнице стало плохо, она долго приходила в себя. Кто был бы виноват, если бы работница родила преждевременно? А когда эта же работница родила и приехала на шахту оформлять документы для декретного отпуска, Виктор Бондаренко спросил у нее, почему она еще не сдохла. Как такое можно говорить человеку, тем более женщине, которая кормит молоком новорожденного?”

Сама женщина не захотела общаться с журналистом. Александра с ее слов подтвердила, что начальник действительно интересовался у нее, “не сдохла ли она во время родов”.

Виктор Бондаренко описывает эту историю совсем иначе: “Однажды была такая ситуация: собиралась в декрет одна женщина, которая занималась учетом дизтоплива. Нужно было выучить другого человека - девушку, которая тоже работает на складе”.

По словам Виктора Бондаренко, подчиненные постоянно откладывали обучение на потом, хотя это требовало немалого времени. “Однажды я задал вопрос: когда мы, наконец, будем учиться? Потому что меня напрягали сверху, - рассказал начальник Общего участка. - Я опять услышал в ответ, что еще успеем. Женщине буквально через две недели надо было в декрет уходить. А эта работа, извините, такая, что за две недели очень сложно научиться. И я вспылил. Вот после этого они сразу побежали писать письма директору и руководству объединения. Я как вспылил? Ну, просто громким голосом сказал, что это нужно делать. Ничего грубого в этом не было, на личности я не переходил”.

Кукла Вуду как инструмент управления персоналом

Самая загадочная часть этой истории - кукла Вуду, которая хранится на рабочем месте начальника участка. По словам сотрудников, написавших анонимное письмо, он вонзает в куклу иголки и что-то приговаривает.

“Кукла действительно есть, я была в шоке, когда увидела! - рассказала Александра. - Когда ему кто-то испортит настроение, он начинает в нее тыкать. Я только надеялась, что эта кукла не меня изображает. Я не знала, что у человека в голове творится, и даже боялась заходить к нем в кабинет. Мы должны были расписываться, что пришли на работу, и брать ключи. Я ждала момента, когда его нет в кабинете, чтобы быстренько взять ключи, расписаться и убежать”.

Виктор Бондаренко подтверждает, что кукла Вуду у него действительно есть. “Мне подарили ее, дай бог памяти, лет шесть или семь назад. Иногда я в шутку говорю: “Ну, кого сегодня будем убивать?” и раз-раз - натыкаю иголок, - смеясь, рассказал Виктор Бондаренко. - Это просто шутка. А жаловаться на куклу Вуду - ну, вы теперь сами понимаете, какой уровень этих жалоб”.

Подозрения или просто слухи?

Авторы анонимной жалобы заявляют о “семейном сговоре” на шахте Ojamaa. Под руководством Виктора Бондаренко старшим кладовщиком работает его дочь, а ее гражданский муж управляет складской компьютерной программой, что якобы дает возможность скрывать факты коррупции - конкурсы, объявленные на шахте, определенные поставщики выигрывают за взятки.

Доказательств авторы письма не приводят.

Александра рассказала, что в коллективе действительно ходят упорные слухи о коррупции, но доказательств каких-то незаконных действий нет.

“Я руководитель Общего отдела, в моем подчинении есть еще и склад. Но я конкурсами не занимаюсь. Так что это всё вранье, - уверенно заявляет Виктор Бондаренко. - Я мошенников всё время выявляю, некоторые люди, которых я поймал на мошенничестве, были уволены. А вы сами знаете, что лучшая защита - это нападение. Против меня пишут письма уже, наверное, лет пять, если не больше. Просто я гоняю этих мошенников. Некультурно, наверное, выражусь, но душил и душить буду. А мне за это присылают СМС-ки на день рождения вроде “живи как можно дольше, чтобы Бог мог тебя наказать”. Ну, это же всё на уровне детского сада. Вот такой мой комментарий”.

НАВЕРХ