Известный писатель: в России пропала вера в лучшее будущее

Дмитрий Глуховский

ФОТО: Wikipedia

Силовым подавлением нынешних протестов в Москве и массовыми задержаниями власть после случая с Иваном Голуновым хочет показать, что это было исключение, а вовсе не признак более мягкой политики в отношении противников Путина, сказал в интервью Postimees один из самых известных российских писателей Дмитрий Глуховский (40), который 19 августа в Кясму примет участие в диспуте на тему России, организованном Фондом открытой Эстонии.

В начале лета гражданское общество России одержало победу, когда удалось освободить из-под следствия журналиста Ивана Голунова, которого полицейские хотели сделать виновным в наркопреступлении. Как с точки зрения гражданского общества оценивать начавшиеся в июле и продолжающиеся по сей день протесты в Москве, которые связаны с предстоящими выборами в московскую думу?

Если в случае Голунова можно говорить о победе, то в их (протестов и их подавления) случае можно говорить о массовом боевом крещении, которое, к счастью, обошлось без крови. Учитывая число арестов (несколько тысяч человек — ред.), нет повода говорить о победе. Скорее можно сказать, что беспрецедентно большое количество человек может ощутить себя мучениками. Дальше стоит вопрос, усмирит ли власть протестующих своей жестокостью или, напротив, это еще больше воодушевит гражданское общество и протестные настроения.

Насколько победа в деле Голунова вдохновила нынешние протесты?

Связь, конечно, есть, но она не обязательно положительная. Столкнувшись с образовавшимся в поддержку Голунова беспрецедентным и очень масштабным нажимом со стороны гражданского общества, в котором участвовали и люди, считавшиеся сторонниками властей, власти искали возможность показать, что о какой-либо более мягкой политике речи не идет, и все несанкционированные протесты будут подавлены максимально жестко, даже жестоко. Когда у власти находятся люди, выросшие на ментальности силовиков, они думают такими категориями: ты уступаешь и показываешь этим свою слабость или ни в коем случае не уступаешь и тем самым показываешь свою силу. По их логике, уступки - это первый шаг к потере власти. Если у тебя недостаточно силы, никакая ты не власть. Легитимность власти в их глазах выражается не в народной поддержке, а в праве сильного защищать свою власть. Cейчас ведь на улицы вышло много представителей молодого поколения, которое выросло уже во времена Путина, но не испорчено этим менталитетом уличного хулигана. Власть в числе прочего хочет и им погрозить кулаком, чтобы у них больше не возникало желания участвовать в политике.

Для реальных изменений в обществе, неважно, в какой стране, все-таки нужна поддержка со стороны хотя бы какой-то части элиты. Раскол в элите всегда играет важную роль. В российской элите не видно признаков такого раскола. Вы согласны со мной?

Поэтому я тоже считаю, что они (нынешние протесты) никуда не приведут. Cейчас нет этой точки перелома или революционной ситуации. Эти акции с обеих сторон больше такие пробы сил на случай, если что-то начнет меняться всерьез. Например, к следующим президентским выборам, или если власти столкнутся с чем-то таким, где уже не получится выпутаться, называя черное белым, или если возникнет серьезный кризис в связи с падением банковской системы и цен на нефть и так далее. Сейчас выход на акции протеста для людей больше связан с вопросом морали, а не политики. Для меня выборы в московскую думу — неубедительная причина, потому что по сути эти выборы ничего не решают. Власти своим поведениием сами сделали это (участие в митингах) вопросом принципа. Но я сейчас не вижу причины, зачем миллионам людей по всей России выходить на митинги. Элита коррумпирована и вследствие этого хорошо интегрировалась с властью всеми возможными способами. И олигархия надежно стоит вокруг Путина. Нет никого, кто поддерживал бы протест деньгами и инфоресурсами. В отличие от нынешней ситуации, в 2012 году во время протестов определенный раскол в элите был. Когда в тот раз люди вышли на улицы, они были в большинстве своем за сохранение власти Медведева, они хотели, чтобы он продолжал. Они поддерживали курс на модернизацию общества, а не на защиту традиционных ценностей Путина. Часть аппарата внесла лепту в курс Медведева, за этим стояли Сурков, Прохоров и другие. Этих людей призвали к порядку, больше никакого раскола в элите нет. Всем и всеми руководит администрация президента, которая «де факто» - единственный действующий руководящий орган в России. Они контролируют все ресурсы. Созданная Путиным система способна сломать широкомасштабное восстание в обществе, но его нигде не видно. Я думаю, что и в этот раз все пойдет по известному сценарию, и ничего не случится. В случае если власть сама не спровоцирует еще более радикальный протест, еще сильнее повысив жестокость действий (полиции). Дай бог, чтобы никто не погиб. У Путина бывали и намного более тяжелые моменты, в основном, в связи с терактами, резким удешевлением рубля и так далее. Не то, чтобы его судьба висела на волоске, но эти моменты потенциально могли стать переломными. В то же время, я вижу, что происходит очевидная политизация жизни по всей России, общество явно электризовалось. С этим связано постоянное падение рейтинга Путина.

Социологи указывают, что в российском обществе заметно увеличился спрос на справедливость. После дела Голунова вы писали, что его сторонников объединила ярость, направленная против тотального беззакония и бесправия. Почему именно сейчас люди хотят этого? Ведь пять или десять лет назад в российском обществе справедливости было не больше.

Причина в известном «колбасном соглашении» Путина с народом: они не лезут в политику, власть не лезет в их личную жизнь. Люди просто начали жить намного хуже, Россия снова начала бедствовать. Люди по шею влезли в долги. На этом фоне расследования Навального о том, в какой сказочной, бессмысленной роскоши живут чиновники, главы спецслужб и госкорпораций и их семьи, вызывают на передний план очень острую реакцию. У людей пропала надежда на то, что каждый может урвать себе маленький кусочек личного счастья и благополучия, которая еще была у них в начале 2000-х. С 2014 года, начиная с событий на Украине и Крыма, мы живем с чувством что каждый следующий день только хуже. Раньше было наоборот: мы жили со знанием, что завтра будет лучше. Так было и во время двух первых сроков Путина и при Медведеве. Сегодня никто уже не ждет от будущего ничего хорошего.

НАВЕРХ