Вот это поворот: вице-канцлер МВД Эстонии подтасовала протоколы собрания?

Эльмар Вахер.

ФОТО: Erik Prozes / EERO VABAMÄGI

Вице-канцлер Министерства внутренних дел Пирет Лиллевяли предоставила вчера Postimees ложную информацию по поводу протоколов проходившего в июне собрания, добавив туда пометки, что подведомственные учреждения не должны в ходе сокращений увольнять работников. На самом деле официально такого решения на собрании не было принято и в протокол это не вносилось.

Вчера Postimees запросил у Министерства внутренних дел документы, меморандумы, протоколы собраний и прочие документы, которые показывают процесс возникновения предложения проведения сокращений в Департаменте полиции и погранохраны и других учреждений, входящих в сферу деятельности МВД.

Журналисты отправили запрос, чтобы выяснить, являются ли обвинения министров Марта и Мартина Хельме в адрес Эльмара Вахера относительно лжи и «принятия самостоятельного решения» в отношении предложения об увольнении, верными или нет. В отправленном Postimees ответе Министерство внутренних дел приводит пункты протокола заседания, проведенного 5 июня, но позднее выяснилось, что на самом деле этого в протоколе написано не было.

Первый серьезный сигнал о необходимости сокращений поступил в министерства поздней весной. «К сожалению, вынужден передать вам плохие вести», - написал канцлер МВД Лаури Лугна 27 мая в 22:20 руководителям учреждений, входящих в сферу деятельности министерства. Среди получателей письма были гендиректор Департамента полиции и погранохраны Эльмар Вахер, руководители Спасательного департамента, КаПо и Центра тревоги. Копия была направлена и министру внутренних дел Марту Хельме.

Плохие новости поздней весны

Плохие вести, о которых писал Лугна, касались принятого в тот день на заседании правительства решения, что сокращения неизбежны. В результате министерства должны сократить свои расходы.

Лугна назвал четыре сферы, где искать сокращения. Это инвестиции, пособия, расходы на деятельность, а также расходы на рабочую силу и хозяйственные расходы. Это официальные бюрократические термины, которые классифицируют бюджетные расходы.

Стоит отметить, что правительство распространило информацию, что следует также сократить расходы на рабочую силу. Лугна добавил, что на предстоящем заседании руководства правительства будет обсуждаться вопрос о том, как действовать дальше.

Через неделю в среду главы сферы администрирования министерства встретились с канцлером и другими высокопоставленными чиновниками на еженедельном собрании. Именно там был озвучен размер сокращений в евро. Так Департамент полиции и погранохраны должен был из бюджета на 2020 год сократить почти шесть миллионов евро, а годом позже — 8,2 миллиона евро.

В отправленном на запрос Postimees ответе была вышеописанная переписка и были приведены эти суммы. Но перед таблицей был добавлен еще один абзац, в начале которого было подчеркнутое слово «решение». В нем говорится: «Люди в приоритете: зарплаты сотрудников службы внутренней безопасности остаются нетронутыми и предложения о сокращении персонала являются скорее исключением и могут касаться только существенной реорганизации службы, а не просто планирования сокращения персонала». Так звучит один из якобы обговоренных приоритетов.

Однако дальнейшие запросы Postimees о протоколах рассматриваемого собрания привели к путанице в министерстве. Пресс-секретарь министерства заявил, что данный отрывок на самом деле был не на собрании 5 июня, а на собрании 31 июля, на котором уже обсуждался коммуникационный план для сокращений. Но почему что-то столь принципиальное было решено в последний день июля, то есть тогда, когда учреждения уже два месяца составляли свои планы по сокращению, а до крайнего срока подачи планов оставалось всего две недели?

Лиллевяли дополнила протокол

В итоге вице-канцлер министерства Пирет Лиллевяли призналась Postimees, что на самом деле этого пункта не было в протоколе собрания. Она сказала, что добавила его сама в отправляемый журналистам ответ, подавая его как часть протокола. Лиллевяли объяснила свой поступок тем, что несокращение сотрудников при составлении плана сокращения было темой собрания, но просто не попало в протокол. Она обосновала поверхностность протоколов тем, что их составляет только одно должностное лицо в дополнение к своим другим обязанностям.

Почему вице-канцлер министерства Пирет Лиллевяли просто не объяснила ситуацию Postimees, а начала задним число дополнять протоколы, остается неясным.

Таким образом, не было официального письменного соглашения о том, что потеря рабочих мест для проведения сокращений расходов будет неприемлемой. Лиллевяли также сказал, что Эльмар Вахер не нарушил ни одного из соглашений в своих предложения по сокращению и считает их скорее весьма разумными.

Канцлер МВД верит вице-канцлеру: никакой подтасовки не было

Канцлер Министерства внутренних дел Лаури Лугна говорит, что разговор о подтасовки данных Пирет Лиллевяли не соответствует действительности и он ей полностью доверяет. Также Лугна подтвердил, что 17 мая дал распоряжения главам учреждений, находящихся в сфере деятельности министерства, найти потенциальные возможности для экономии.

«В опубликованной сегодня статье Postimees создается впечатление, что якобы министерство поделилось с главами учреждений принципами экономии, в том числе связанными с персоналом, только в июле. На самом деле я отправил 17 мая руководителям письмо, в котором объяснил необходимость экономии и также принципы, из которых надо исходить. В том числе написал, что предложения не должны содержать уменьшение основного оклада сотрудников и что предложения могут содержать реорганизацию структур и услуг, уменьшение объема менее значимых услуг, продление срока службы оборудования и т. д. Это письмо было передано и Postimees», - объясняет Лугна.

Вице-канцлер МВД Пирет Лиллевяли говорит, что речь идет о заслуживающей сожаления ошибке в коммуникации. «Передали из министерства внутренних дел журналисту информацию таким образом, что добавленное мною резюме и выдержки из протокола не были четко разделены. Вчера говорили с журналистом Хольгером Роонемаа, но, к сожалению, я не смогла уловить и правильно растолковать тот аспект, как ему видится этот ответ», - уточнила Лиллевяли.

По словам Лугна, министерство передало журналисту не протокол своего рабочего собрания от 5 июня, а всего лишь сводную информацию о том, что обсуждалось на одном из еженедельно проводящихся совещаний начальников отделов.

«Мы постоянно говорим о том, что работников в сфере внутренней безопасности необходимо беречь, у нас их и без того мало. И на этот раз все ведомства выдвинули очень разумные предложения, максимально сохраняющие работников, персонал. Это же сделал и Департамент полиции и погранохраны», - сообщил Лугна.

Из сделанных журналистом выводов создается впечатление, что вице-канцлер дополнила протокол собрания. «Заверяю, что я не дополняла протокол, но поскольку решение в протоколе было лаконичным, хотела передать журналисту информацию, которую мы как на этом, там и на многих других собраниях обсуждали — люди в сфере внутренней безопасности находятся в приоритете», - сказала вице-канцлер.

При этом Министерство внутренних дел признает, что электронное письмо, отправленное Postimees, содержит слово «решение» в неправильном месте, то есть перед темами обсуждения. Подчеркиваем, что это был не протокол, а объяснение, отправленное по электронной почте. Далее в письме в общих чертах представлены принципы, которые были согласованы с руководителями учреждений и отдельно было приведено протокольное решение. Единственный отрывок, взятый буквально из протокола, - это состоящее из одного предложения решение, за которым следует таблица. Поэтому ни Пирет Лиллевяли, ни кто-либо еще не дополнили протокол. В протоколе заседания от 5 июня было принято единственное решение: «Учреждения должны к 15 августа как минимум в двух альтернативных версиях представить варианты экономии средств на 2020–2023 годы», за которыми следует числовая таблица.

Министерство внутренних дел не делает стенограмм заседаний, поэтому не все, что обсуждается на собраниях, записывается в деталях. Протоколы собраний подводят итоги общего обсуждения и конкретных решений. «Я не разделяю мнения журналиста, что все должно быть запротоколировано. Правильные вещи могут быть достигнуты только через хорошее сотрудничество, договоренности и доверие, а не через бюрократию. Мы работаем, обсуждаем, согласовываем, и у всех нас есть одна цель: максимально эффективно развивать внутреннюю безопасность Эстонии », - подчеркнула вице-канцлер.

НАВЕРХ
Back