Фото: сокращение расходов на персонал — часть поставленной перед полицией задачи

Politsei rivistus.

ФОТО: Vladislav Musakko / VIRUMAA TEATAJA

Письма канцлера Министерства внутренних дел Лаури Лугна демонстрируют, что ни одного запрета на сокращение работников не были передано ни главе Департамента полиции и погранохраны, ни руководителям других учреждений. Наоборот, расходы на персонал отдельно вынесены в категорию, в которой можно найти варианты для экономии, пишет Postimees.

В письме, отправленном 17 мая главам подведомственных учреждений, Лугна не отмечает, что персонал нельзя сокращать. В письме отмечено, что сокращать не стоит зарплату, но это и не было темой возникшего вокруг Департамента полиции и погранохраны скандала. Также Лугна ссылается на «реорганизацию структур и услуг» (для увеличения нажмите на фото):

Письмо Лугна.

ФОТО: Kuvatõmmis

В отправленном 27 мая письме, в котором подробнее объясняется методика составления предложений по сокращению расходов, Лугна говорит, что именно расходы на персонал являются одной из четырех сфер, в которых можно сэкономить:

Письмо Лугна от 27 мая.

ФОТО: Kuvatõmmis

Через неделю в среду главы подведомственных учреждений встретились с канцлером и другими высокопоставленными чиновниками на еженедельном собрании. Именно там был озвучен размер сокращений в евро. Так Департамент полиции и погранохраны должен бюджет на 2020 год сократить почти на шесть миллионов евро, а годом позже — на 8,2 миллиона евро.

В отправленном на запрос Postimees ответе была вышеописанная переписка и были приведены эти суммы. Но перед таблицей был добавлен еще один абзац, в начале которого было подчеркнутое слово «решение». В нем говорится: «Люди в приоритете: зарплаты сотрудников службы внутренней безопасности остаются нетронутыми и предложения о сокращении персонала являются скорее исключением и могут касаться только существенной реорганизации службы, а не просто планирования сокращения персонала».

«Решение»

ФОТО: Kuvatõmmis

Однако дальнейшие запросы Postimees о протоколах рассматриваемого собрания привели к путанице в министерстве. Пресс-секретарь министерства заявил, что данный отрывок на самом деле был не на собрании 5 июня, а на собрании 31 июля, на котором уже обсуждался коммуникационный план для сокращений.

В итоге вице-канцлер министерства Пирет Лиллевяли призналась Postimees, что на самом деле этого пункта не было в протоколе собрания. Она сказала, что добавила его сама в отправляемый журналистам ответ. Так Лиллевяли создала впечатление, что речь идет о части протокола, хотя на самом деле ни одного решения зафиксировано не было. Лиллевяли объяснила свой поступок тем, что несокращение сотрудников при составлении плана сокращения было темой собрания, но просто не попало в протокол.

НАВЕРХ