Стукнувшись об индикатор, по пенсии не плачут

Вячеслав Иванов.

ФОТО: архив автора

Это звучит как парадокс, но пенсионная реформа угрожает не только тем, кто пенсию получает, но и тем, кто ее назначает. То есть властям. Правда, это не угроза их биологическому существованию, но потерять бразды правления для них – смерти подобно.

Вопрос о пенсиях, точнее – о социальных гарантиях людям, утратившим по той или иной причине, частично или полностью, трудоспособность, не стал камнем преткновения, а всегда был им и всегда будет. Дело только в степени его раскаленности. Если удается удерживать градус в рамках приличия, то со всеми остальными проблемами можно разбираться уже спокойно и без спешки. А коли пустишь на самотек пенсии – туши свет.

Делай как мы, делай лучше нас, делай под себя!

Речь не только о размерах выплат, хотя и они играют не последнюю роль, но и о массе сопутствующих: условия выхода, возраст, сроки и форма индексаций и так далее. Так что держать ухо востро надо, извините за выражение, перманентно.

Вообще-то в Эстонии к этой теме отнеслись со всей необходимой серьезностью в первые же годы после восстановления суверенитета. Да и то на хотя бы относительное упорядочение дел в этой области ушло десять лет. И только к 2002 году сложилась более-менее цельная законодательная база, которая позволяет учитывать в максимально возможной степени интересы настоящих и бывших работников, а также работодателей и государства. Хотя полнейшая гармония в этом вопросе, понятое дело, недостижима в принципе.

Однако в качестве основы эта система оказалась жизнестойкой, а необходимые дополнения и изменения, производимые в последующие годы, делали её еще более сбалансированной. Пока не нашла коса на камень нынешней весной – накануне, во время и сразу после выборов…

Обнародованные перед выборами программы вошедших затем в правящую коалицию партий, естественно, содержали пункты, касающиеся пенсий. Так, EKRE обещала за четыре предстоящих года нахождения у власти поднять среднюю пенсию до 800 евро, а также освободить пенсии от подоходного налога.

Партия «Отечество» намеревалась «сделать использование средств накопительной пенсии добровольным, давая каждому право выбирать, хранить ли свои деньги в пенсионном фонде или инвестировать свои сбережения самостоятельно через инвестиционный счет. Как использовать накопленное, будет решать сам человек, а не государство».

Центристы же задолго до выборов, когда прежняя коалиция была еще вполне активна и дееспособна, объявили о намерении, ориентировочно с 1 января 2020 года, провести внеочередное повышение (не индексацию!) пенсий примерно на 100 евро всем пенсионерам, независимо от размера уже осуществляемых выплат.

Созданная исключительно ради того, чтобы не допустить к власти реформистов, новая коалиция стала яркой иллюстрацией принципа «дружим не во имя чего-то, а против кого-то». Неладно скроенный да и некрепко сшитый коалиционный договор составивших правящий триумвират партий, по оценке абсолютного большинства экспертов, представляет собой лоскутное одеяло из мало гармонирующих между собой обрывков прежних, отдельно взятых партийных программ. В том числе пунктов, касающихся пенсионной реформы.

Можно сколько угодно играть с мигрантскими квотами, акцизами и однополыми браками, но пенсии – это святое, потому что касаются карманов буквально каждого жителя Эстонии.

При этом один из самых сильных козырей Центристской партии – обещанное внеочередное повышение пенсий – в коалиционном договоре превратился в маловразумительную формулу «установленная цель» (без указания каких бы то ни было сроков), которая означает, что в действительности это, может, и не удастся сделать. То есть цель-то мы себе поставили, но будет ли она достигнута – бабушка натрое сказала: лишних денег в бюджете почему-то не нашлось…

Но снизошло озарение

Кстати, и про те восемьсот евро, о необходимости которых все время говорили экреиты, в коалиционном договоре тоже ни слова. Единственные, кто добился своего в пенсионном вопросе, это отечественники, чья идея превратить вторую, накопительную ступень в добровольную, занесена в договор практически «один в один». Что давало лидеру «Отечества» Хелиру-Вальдору Сеэдеру повод для торжества и даже некоторой заносчивости.

Так, комментируя появившиеся в СМИ перед встречей 12 августа председателей трех коалиционных партий сообщения о якобы достигнутой принципиальной договоренности увязать в одном пакете вопрос о продолжении реформы 2-й пенсионной ступени с внеочередным повышением пенсий, он заявил: «Это разные вещи. Со второй пенсионной ступенью мы будем двигаться дальше так, как договорились, общие рамки уже обозначены в коалиционном договоре. Что касается внеочередного повышения пенсий, это будет рассматриваться [позднее] вместе с госбюджетом, в зависимости от экономического прогноза, когда можно будет это сделать».

Но уже спустя всего несколько часов пришло радостное сообщение: «Планируемая правительством пенсионная реформа будет реализована в виде единого закона, который будет регулировать как добровольный выход из второй пенсионной ступени, так и выплату накопленных в ней средств, а освободившиеся в результате реформы деньги будут использованы для внеочередного повышения пенсий». При этом тот же Сеэдер охотно известил журналистов, что сэкономленные в ходе реформирования второй ступени деньги пойдут на внеочередное повышение пенсий, подчеркнув: «Ни для чего другого их нельзя использовать».

Многие аналитики задаются вопросом: а с чего это вдруг такая покладистость? Шли на стрелку с одним настроением, а уходили – чуть ли не с диаметрально противоположным. Уж не сделали ли коллеги лидеру «Отечества» «предложение, от которого он не смог отказаться»?

А может, строптивых партнеров Центристской партии напугал пример соседней России, где манифестации против пенсионной реформы (проведенной, надо признать, весьма топорно) значительно превосходят по накалу страстей, количеству участников и числу выступлений митинги за политические права и свободные выборы, и именно поэтому представляют для режима гораздо большую реальную опасность. Эксперты недаром сходятся в мнении, что именно пенсионная реформа стала причиной резкого падения популярности российского национального лидера…

Или наши своим умом дошли, что можно сколько угодно играть с мигрантскими квотами, акцизами и однополыми браками, но пенсии – это святое, потому что касаются карманов буквально каждого жителя Эстонии. Иными словами, пришло осознание, что пенсионная реформа – это индикатор прочности коалиции.

Впрочем, стукнувшись лбом об этот индикатор, «младшие братья» центристов, видимо, решили, в виде реванша, отыграться на гендиректоре Департамента полиции и погранохраны. То есть взять Ратаса, мягко выражаясь, на слабó. Но и тут сорвалось! Так что пока еще есть слабенькая надежда, что нынешняя коалиция продержится. Ну, хотя бы до Рождества…

НАВЕРХ