Джастин Петроне: всех иностранцев нужно собрать вместе и отправить в концентрационный лагерь

Джастин Петроне.

ФОТО: Margus Ansu

Когда определенные темные силы утвердили свою власть в Эстонии, они предложили решение самой злободневной проблемы, с которой столкнулось государство: всех иностранцев нужно собрать вместе и поместить в единственный законный концентрационный лагерь на берегу Балтийского моря, где они будут работать на благо государства. Они назвали это окончательным решением, пишет в Postimees писатель Джастин Петроне.

Не совсем понятно, кто первым выступил с такой идеей, но отправной точкой многие считают слова депутата Европарламента Яака Мадисона, произнесенные в августе 2019 года, - die endgültige Lösung ist erforderlich (требуется окончательное решение - нем.) – которые затем получили поддержку на государственном уровне. В своем антимиграционном выплеске Мадисон упомянул эритрейцев, казахов и сирийцев, но в итоге власти Эстонии стали подозревать всех иностранцев и всех отправили в лагерь.

Их брали среди ночи и перевозили в багажных отделениях автобусов Cargobus. Отдельно об этом не сообщалось. Брали всех – будь то американцы, чилийцы или китайцы. Всех будили стуком в дверь и всем говорили, что они должны взять с собой только личные вещи.

Переводчик из Миннесоты Адам К., решил взять с собой несколько книг на эстонском языке, чтобы их перевести. Комик Стюарт Дж. спрятал свои новые шутки в ботинок. Шоумен из Австралии Льюис З. - в трусы. Члены таллиннского баскетбольного клуба «Калев» захватили с собой баскетбольный мяч. Один местный сорвиголова, который скрывался под именем Велло (его считали самым опасным из всех задержанных) умудрился с помощью взятки уговорить тех, кто его увозил, разрешить ему взять с собой несколько ящиков классической литературы.

Это легло в основу библиотеки в первом кафе, которое иностранцы открыли в новом прибрежном лагере: это был маленький приятный погребок, который хозяева назвали Cafe Final Solution или "Кафе окончательного решения".

Все заключенные получили номера, сине-черно-белую одежду и новые планшетные компьютеры. Всем предоставили свободный и безлимитный доступ к интернету. В лагере были бесплатные WiFi и SmartPOST, а окружал лагерь березовый забор, который тщательно охраняли. Многие попадали внутрь, но немногие выходили наружу.

За работу, которую для них предусмотрело государство, – сбор картофеля, приготовление невероятного количества лисичек, изготовление березовых веников, которые затем продавались на заправках – взялись с воодушевлением. Проблема была лишь в том, что живущие в Эстонии иностранцы не были опытными крестьянами или мастерами в области эстонского рукоделия. У них были другие ценные знания. Причем много.

Новые власти вскоре осознали, что все лучшие повара в действительности являются иммигрантами: наряду с "Кафе окончательного решения" довольно быстро появились шведские и итальянские рестораны и бистро. Лучшие азиатские кушанья тоже можно было найти на одной из второстепенных улочек лагеря. После тяжелого, занятого приготовлением грибов дня, люди с литературными пристрастиями собирались в кафе и начинали писать. Даже правительство постепенно начало заказывать переводы работ этой бандитской группировке иностранцев. В лагере больше нечего было делать, разве что каждый вечер играть в баскетбол или наблюдать за игрой. Чилийский бариста Диего А. с радостью варил всем капучино.

Популярность и успешность лагеря в итоге его и сгубили. По всей Эстонии начали распространяться слухи о замечательных вечерах в "Кафе окончательного решения", о его чудесной кухне и бесконечных наслаждениях. Вайко Эплика уговорили дать заключенным бесплатный концерт. После этого и другие музыканты захотели выступить в лагере. Вместо того, чтобы положить чему-то конец, политическим силам пришлось заниматься стоявшими в длинных очередях эстонцами, которые умоляли, чтобы их отправили в лагерь. Это и привело к его концу: березовые шлагбаумы снесли, а иностранцев отправили обратно в их унылую жизнь, где они растили своих эстонских детей и пытались заработать на пропитание где только могли.

Все кончилось.

Но у меня до сих пор хранится деревянная вывеска "Кафе окончательного решения". Я стянул ее перед освобождением из лагеря и повесил на стене своей спальни. Иногда я поднимаю перед ней стаканчик березового сока, произношу тост и смахиваю слезу.

Текст был написан на английском языке, на русский его перевели с эстонского.

НАВЕРХ