Проверка фактов: четыре ложных заявления министра Хельме в cтудии Postimees

Mart Helme otsesaates Otse Postimehest.

ФОТО: Erik Prozes

Сегодня министр внутренних дел Март Хельме выступал в прямом эфире студии Postimees, давая разъяснения на тему того, почему и как он попытался на прошлой неделе освободить от должности главу Департамента полиции и погранохраны Эльмара Вахера. В словах министра, однако, прозвучало несколько ложных утверждений, четыре из которых редакция Postimees проверила.

Ложь номер 1: В коммуникации на тему сокращения расходов Вахер проявил самодеятельность

Март Хельме: "Порой мы видим, как чиновники полагают, что не должны следовать политике правительства. Только завтра утром будут представлены предложения Департамента полиции и погранохраны о сокращениях расходов, а эта тема уже улетела жить своей жизнью. Такая самодеятельность и предварявшая ее коммуникация, не согласованные со мной - все это меня взбесило".

ЛОЖЬ: Коммуникацию по предложениям о сокращении расходов МВД и главы ведомств обсудили на собрании 31 июля. Март Хельме в нем не участвовал, зато были три его советника. Именно на этом собрании было решено,что:

* потребность в коммуникации главы ведомств определяют сами вместе с руководителями служб коммуникаций своих учреждений

* коммуникацию среди своих сотрудников каждое ведомство организует само

В сообщениях о коммуникации также было оговорено, что:

* как именно в сфере ответственности министерств будет составляться программа экономии и в какой степени к составлению этой программы будут привлечены ведомства, каждое министерство решает само

* Министерство внутренних дел придерживается позиции, что свои возможности, потребности и организацию работы каждое учреждение лучше знает само, поэтому министерство не хочет предписывать учреждениям, как им добиваться экономии; учреждения сами проанализируют свои возможности.

Это означает, что в Министерстве внутренних дел была достигнута договоренность о том, что главы учреждений, включая главу полиции Эльмара Вахера, сами организуют коммуникацию относительно программы урезаний расходов. Поэтому называть это самодеятельностью неверно.

Ложь номер 2 : В попытке увольнения Вахера не было ничего незаконного

Март Хельме: "По поводу лжи я сказал бы, что больше всего в этой ситуации лжет эстонская пресса. Но факт в том, что, хотя, к примеру, и в анонсе этой передачи использовались слова "незаконная попытка увольнения Эльмара Вахера", ничего незаконного здесь нет. Никто не может запретить сделать главе департамента или какому-то чиновнику предложение - мол, послушай, друг, то, что ты делаешь, мне не нравится - напиши-ка заявление об уходе.  Если бы я подписал приказ об увольнении, это было бы незаконно. Но так, как это сделал Мартин, предложив подписать заявление об уходе по собственному желанию - в  этом нет ничего незаконного".

ЛОЖЬ: Пресс-секретарь Трудовой инспекции Кристель Абель подтвердила Postimees, что заявление об уходе нельзя требовать ни у кого, если человек сам не выражает желания уйти. Более того, если при трудовом договоре работодатель и работник могут, по словам Абель, в любой момент прервать договор по согласию сторон, то есть, у одной стороны есть право предложить прекратить трудовые отношения по обоюдному согласию, то в госслужбе действует закон о госслужбе, который такой возможности не дает.

"Прервать служебные отношения с чиновником можно или по его собственному желанию или в предусмотренных законом случаях", - объяснила Абель. Для назначения или освобождения от должности главы Департамента полиции и погранохраны министр может сделать предложение правительству. У министра внутренних дел Марта Хельме и его сына Мартина Хельме не было законного права освобождать от должности Эльмара Вахера или давить на него.

Ложь номер 3: В протоколах написано, что трогать людские ресурсы нельзя, но Postimees об этом не писал

Март Хельме: "Postimees дезинформирует общественность. В протоколах меня цитировали очень скромно. Действительно, из трех собраний я был только на одном, когда мы делали наставления. Я очень четко сказал, что трогать людские ресурсы нельзя и что наш приоритет - бороться за рост зарплат. Этот аспект во вчерашней статье Postimees отражения не нашел. Я там очень четко говорил, что прежде всего нужно взяться за инвестиции. Нельзя исключать и реорганизацию работы, что означает сокращение должностных мест, но никто не говорит о массовых сокращениях".

ЛОЖЬ: Postimees отражал все, о чем говорилось на этом собрании в связи с сокращениями расходов и было запротоколировано. "Перехода на людские ресурсы" на нем на касались. Хельме  пообещал, что на следующий день на заседании правительства будет защищать план по выделению 15 млн евро на повышение зарплат, о чем Postimees написал в статье. Но это никак не касается данного главам ведомств задания по составлению предложений о статьях экономии. Тему сокращения инвестиций Хельме затронул в контексте восточной границы, сказав, что кое-что следует сделать дешевле, а что-то оставить не сделанным.

Ложь номер 4: Март Хельме поставил в известность премьер-министра Юри Ратаса в то самое время, когда Мартин Хельме предложил Вахеру уйти

Март Хельме: "Дело обстояло так, что я позвонил премьер-министру, сказав, что вот такое дело и такие причины, и премьер-министр принял это к сведению, и никакого грома и молнии оттуда не последовало", - утверждал Март Хельме в сегодняшнем прямом эфире. На вопрос ведущего, звонил ли Март Хельме премьеру до того, как Мартин встретился с Эльмаром Вахером, он ответил: "Я звонил, скажем так, в то же время".

"Я проинформировал, как только развитие ситуации дошло до того, что Мартин сказал мне, что у него есть договоренность о встрече с Вахером, на которой он предложит тому покинуть должность. Тогда я сразу и позвонил", - добавил он.

ЛОЖЬ: Премьер-министр Юри Ратас первую информацию о попытке сместить с должности Эльмара Вахера получил от самого Вахера. По заверению бюро премьер-министра, телефонный разговор состоялся после встречи Хельме и Вахера. Но Март Хельме на самом деле пытался дозвониться до Ратаса.

"Находившийся в отпуске министр внутренних дел Март Хельме пытался связаться с Юри Ратасом, но Ратас тогда не смог ответить на его звонки, потому что был на совещаниях. После телефонного разговора с Эльмаром Вахером премьер-министр поговорил на эту тему с министром внутренних дел и министром финансов", - сообщило бюро премьер-министра в ответ на запрос Postimees.

Таким образом, утверждение Марта Хельме, что встреча Вахера и Мартина Хельме состоялась одновременно с телефонным звонком, в ходе которого премьер принял происходящее к сведению, является ложью, поскольку Юри Ратас не связывался с Хельме по телефону.

НАВЕРХ