Когда умрет миф об украинском "экстремизме"?

Гей-парад в Киеве.

ФОТО: GAELLE GIRBES/SIPA / GAELLE GIRBES/SIPA

Помимо реальной конвенциональной войны в Украине идёт ещё и другая идеологическая битва, часть которой выходит за географические рамки страны и часто отражается в кривых зеркалах информационный полей как на Западе, так и в России.

Наблюдения показывают, что как только у Украины что-то начинает получаться, Россия тотчас же давит на тревожную кнопку с надписью «Ахтунг, фашизация!». Такой приём неоднократно использовался и против стран Балтии. Этот импульс мгновенно приводит в действие определенную часть западных «правдоискателей», которые тревожно начинают рассказывать в социальных сетях о происках нацизма, будь то украинского или балтийского. Но у таких «правдоискателей» есть серьезная проблема – набор резонирующих тематик стремительно сужается.

Сначала это была тема «извечного украинского антисемитизма», о которой взахлеб рассказывали люди, которым нельзя было возражать без риска быть обвиненным в этом самом антисемитизме. Но с назначением премьера Гройсмана и триумфальным избранием президента Зеленского авторы таких претензий стали выглядеть уже совсем идиотами. Не значит, что они совсем исчезли (потому что идиотизм неистребим, в отличие от антисемитизма). Но среди задающих тон «лидеров мнений» их уже не видно, так как они вместе со своими репутациями переместились в сферу узкого нишевого троллинга.

Затем на повестке дня была тема дискриминации «злыми украинскими фашистами» каких-либо меньшинств. Поскольку Прайд, как кульминация этой темы, - проходит в Украине лишь раз в году, то авторы, ведущие это направление, перебивались с хлеба на воду ущемлением прав русскоязычных в Украине, дожидаясь своих радужных дней.

Но пришла беда, откуда не ждали – в 2019 году Прайд в Киеве собрал рекордно большое число участников (около 10 тысяч) и прошел вообще без нарушений, если не считать двух хулиганских выходок вне территории и места проведения акции.

Из предложенных методичками и смысловиками конфликтогенных тем осталась одна – тема «фашистской власти» и ее сторонников в виде несметного количества разных злодейских организаций, круглосуточно преследующих, как говорилось выше, украинских евреев и украинские меньшинства.

То обстоятельство, что украинская власть со всем этим «фашистским ужасом» сумела быстро и эффективно переизбраться в сложных обстоятельствах военного конфликта и острейшей внутриполитической борьбы, конечно, несколько обескураживает западных сторонников путинского светлого пути на свободу с чистой совестью. Как и то, что в украинский парламент националистические партии не попали вообще, от слова «совсем». И что Служба Безопасности Украины периодически разоблачает пророссийскую экстремистскую агентуру, работающую на эскалацию радикальных настроений.

То есть чем эффективнее власть в Украине (причем вне зависимости от каденции избираемых лиц) справляется с угрозой радикализации общества и борется с экстремистскими элементами, тем громче раздается критика на тему «фашизма». 

Кстати, в отличие от парламентов некоторых западных стран, где постоянно проживают вышеупомянутые профессиональные борцы с вымышленным украинским неонацизмом. В этих свободных демократических странах ультрарадикальные партии и общественные организации представлены в политике так полновесно и респектабельно, что призрак австрийца Йорга Хайдера постоянно витает над западным истеблишментом.

Не говоря уже о другом, более известном и более мрачном австрийце.

То есть чем эффективнее власть в Украине (причем вне зависимости от каденции избираемых лиц) справляется с угрозой радикализации общества и борется с экстремистскими элементами, тем громче раздается критика на тему «фашизма». Каким же образом у Украины получилось снижение экстремистских настроений, на которые так рассчитывала Россия и ее западные агенты?

Кроме политической и военно-технической помощи Запада Украине в проведении реформ очень эффективной является деятельность европейских неправительственных организаций. Они работают не только с органами власти, но и непосредственно с гражданским обществом Украины, преодолевая существующие и предотвращая возникающие противоречия между обществом и властью.

Примером такой эффективности является экспертная деятельность эстонской команды Международного центра обороны и безопасности (ICDS). Эстонские эксперты еще два года назад справедливо предположили, что фазовый переход к новому технологическому укладу породил целый ряд кризисных явлений в ключевых областях жизнедеятельности всех государственных образований Украины. Любой кризис сопровождается повышением социального напряжения, и если это напряжение перерастает в действие, то оно с высокой степенью вероятности становится экстремистским.

Экстремизм в этой ситуации разрастается в оба конца шкалы политического спектра – как влево, так и вправо. Важно понимать, что обе тенденции подпитывают друг друга, а при этом по всем официальным показателям пророссийский экстремизм преобладает, но вот об этом тренде некоторые западные «исследователи» обычно умалчивают.

За последние четыре года экспертная команда ICDS изучала в Украине такие целевые группы как представители государственной власти и местного (само)управления различных уровней, представители и руководители гражданских организаций и объединений, активисты, индивидуальные волонтеры и люди, добровольно работающие на реализацию общественно полезных проектов. Изучали эстонские эксперты совместно с украинскими коллегами и общество в целом, как таковое – под этим подразумевается политически инертная часть населения Украины, не интересующаяся гражданской активностью в любой из форм ее проявления.

Исследование, стремившееся дать оценку эффективности взаимодействия гражданского и государственного секторов и составить практические рекомендации для органов власти Украины, безусловно свою задачу выполнило. Исследователи общались с представителями самых различных общественных организаций и движений, изучали уровень их претензий к институтам власти, и наоборот. Украинская власть не может маргинализировать общественные движения и настроения, напротив, - пытается повлиять на них, повышая социальную ответственность.

Выработанные экспертами рекомендации по снижению социальной напряженности и противодействию экстремизма в итоге получили все без исключения силовые структуры Украины, а некоторые представители полиции и национальной безопасности непосредственно принимали участие в периодических тренингах. Таким образом можно утверждать, что исследовательская и обучающая деятельность повлияла на снижение социального напряжения в Украине и в итоге посодействовала демократическим и свободным выборам президента и парламента страны.

Но все эти объективные показатели не имеют значения для прокремлевских пропагандистов, которые, прикрываясь в удобный момент то флагом Евросоюза, то США, то ООН, то ОБСЕ, атакуют Украину и ее союзников под предлогом борьбы с правым экстремизмом. Понятно, что общая тенденция развития ситуации в Украине катастрофически уменьшает даже эти поводы для критики, вот они и беснуются неистово, пока еще есть время.   

НАВЕРХ