Когда 56 лет назад последние пассажиры покинули севший на Неву самолет, он прямо у них на глазах погрузился на дно реки, пишет Postimees.

"Когда самолет приводнился на реку и мы из него выбрались, женщины подбежали к летчику и стали благодарить его за спасение. Пилот на это сказал, что я мол не вас спасал, я хотел сам в живых остаться", - вспоминает Валдек Берендсен, который был одним из 45 пассажиров на борту Ту-124, совершившего в середине 60-х годов прошлого века аварийную посадку на Неве.

В эту среду исполнилось 56 лет с того дня, как летевший из Таллинна в Москву рейс столкнулся с целым рядом проблем. У кружившего над Ленинградом и пытавшегося аварийно сесть на местный аэродром самолета отказал сначала один двигатель, а за ним и второй.

Молодой, всего 27-летний, пилот Виктор Мостовой сумел посадить воздушное судно на реку. Чудесным образом все находившиеся на борту люди обошлись без единой царапины. 

Postimees разыскал шестерых находившихся в том самолете эстонцев и поговорил с ними.

21 августа 1963 года самолет рейсом Таллинн-Москва совершил посадку в Неву. 

ФОТО: Фото из частной коллекции

На борту самолета находилась Ирене Ребане, которой тогда было 32 года. Работавшая в Институте силикальцита геодезистом женщина сидела в хвостовой части самолета вместе со своим начальством. В Москве ее ждала важная рабочая встреча: поскольку объект, над которым работала Ребане, был засекречен, для его согласования пришлось лететь в столицу СССР, в генштаб.

Объектами, согласованием которых занималась Ребане, были силикальцитовые заводы в Центральной Азии. Один был построен в Узбекистане, еще два хотели возвести в Казахстане и Таджикистане. Ребане хорошо говорила по-английски и поэтому вела дела даже с японцами.

Паники не было

Ребане вспоминает, что поначалу никто и понял, что с самолетом что-то не так. Серьезность ситуации дошла до пассажиров, когда у совершавшего круги над Ленинградом самолета отказали оба мотора.

"Я не чувствовала страха! Ничего такого. Я была готова к тому, что пусть будет, что будет", - говорит теперь уже 89-летняя Ребане. 

"Интересно, что на самолете не было никакой паники", - добавляет она.

По ее словам, опубликованное в 2003 году изданием Eesti Ekspress описание, согласно которому, при приземлении на воду якобы раздался страшный грохот и крылья самолета развалились на части, не соответствует действительности. "Крылья никуда не отлетали! Ничего такого не было", - говорит она.

Приземление, по ее словам, было плавным. "Часть пассажиров полетела другим самолетом дальше, из Ленинграда в Москву, но мой начальник сказал: "мы поедем обратно". Позвонили по междугороднему и сказали, что приедем попозже. И на поезде поехали назад", - вспоминает Ребане.

"Мой начальник больше никогда не садился в самолет, - добавляет она. -  А я летала, в Ленинград, Москву, Казахстан, Узбекистан. На меня это никак не повлияло".

После того происшествия Ирене Ребане летала самолетом еще не раз. 

ФОТО: Tайро Луттер

Через несколько рядов от Ребане впереди сидел 28-летний Яан Лийра с женой. Молодую пару ждал месячный рейс, который не прервался даже из-за авиапроисшествия. Уладив дела, они отправились самолетом из Москвы в Баку, а оттуда - на машине к Черному морю.

"Это был веселый рейс. Багаж ушел под воду вместе с самолетом, но фотоаппарат был на груди, а плащ висел на плече. Так мы и поехали", - вспоминает ныне 85-летний Лийра.

Все перешли в хвост

Он тоже рассказывает, что когда самолет кружил над Ленинградом, паники среди пассажиров не было. В какой-то момент пассажиры перешли в заднюю часть самолета, чтобы хвост был тяжелее. Туда же перенесли и багаж. 

"Когда двигатели встали и в салоне стало тихо, все кроме капитана и второго пилота побежали в хвост самолета. Я был первым, кто побежал туда", - говорит Виктор Чацкий. Работавший руководителем отдела механики завода "Двигатель" Чацкий только отметил свое 30-летие. В Таллинне его жена ждала рождения первенца.

"Я вышел из самолета последним. В салоне уже была вода, и чтобы не мочить ноги, я ступал на сиденья. Мне грубо сказали: что ты делаешь. Нервы были на пределе", - говорит Чацкий.

Когда он выбрался из самолета, то увидел пилота Мостового, который нервно курил. "Я подошел к нему и сказал: "Молодец! Спасибо тебе!" Его руки дрожали, он кивнул мне".

Почему-то случилось так, что остальных пассажиров увез автобус, а Чацкий остался. Вместе с ним там было еще два человека. "Тут из аэропорта приехал молодой резвый человек. Мне показалось, что это был какой-то высокий функционер. Он приехал на "Волге" с водителем. Потом он забрал нас в аэропорт", - вспоминает Чацкий.

Пассажирам выдали новые чемоданы с предметами первой необходимости. Валдеко Вольмер на фото в белой рубашке. 

ФОТО: Частная коллекция

На всякий случай один из мужчин начал рассказывать, что случилось с самолетом. Прибывший на "Волге" чиновник был не в очень хорошем настроении. "Он много ругался, - говорит Чацкий. - Я сказал ему, что людей-то спасли. Он был молодой и очень злой".

В самолете находились также молодые эстонские гимнасты, которые должны были лететь в Тбилиси на соревнования. Всего в команде было 6 мальчиков и 6 девочек. С ними было три тренера и пианист-аккомпаниатор.

Тренером по спортивной гимнастике был 27-летний Валдек Берендсен. В самолете летел также тренер по акробатике Валдеко Вольмер, который был чуть моложе Берендсена.

После аварийной посадки гимнастов и их сопровождающих отвезли в гостиницу. Там они смогли высушить одежду. Кроме того, вместо утонувшего багажа все получили новые чемоданы.

Возможности  вернуться домой у команды не было - ей как-то нужно было добраться до Тбилиси, чтобы принять участие во всесоюзном турнире. Там они все и получили новое снаряжение.

"Многие больше не полетели самолетом, а поехали на поезде. Но мы были молодыми лихими орлами и полетели дальше на следующем самолете", - говорит Вольмер. На этом рейсе им выдали маленькие карточки - знаки признания за проявленную храбрость.

Эта карточка у Вольмера до сих пор хранится дома, как и фотографии, которые некоторым из пассажиров удалось сделать на месте. "Приехавшие туда кгбшники хотели у нас отобрать фотоаппараты. Нам удалось их спрятать", - добавляет Берендсен.

Дайте зонт, я спрыгну!

Относительно того времени, когда самолет еще кружил над Ленинградом, Вольмер говорит, что никто ничего не понимал. "Мы думали, что должны вернуться в Москву, но тут посмотрели, что для Москвы как-то слишком рано. Тогда и поняли, что это все еще Ленинград", - описывает Вольмер.

Tу-124 на Неве

ФОТО: Частная коллекция

Когда самолет уже некоторое время наматывал круги над городом, сотрясаясь во все стороны, кого-то в салоне начало тошнить. "С нами была молодая пианистка Мария, которая сказала - дайте мне зонтик, я спрыгну, я больше не могу", - вспоминает Вольмер с улыбкой.

Вольмер тоже говорит, что страха не чувствовал. "Мы просто летели и летели, пока в какой-то момент двигатель не остановился. Реактивный двигатель обычно ревет, а внезапно стало тихо", - рассказывает он.

"Во время приземления были грохот и шипение. Очевидно, этот звук издавали горячие двигатели в речной воде".

В момент приземления у самолета выбило несколько иллюминаторов. Вскоре салон начал наполняться водой. "Потом самолет у нас на глазах ушел под воду. Если бы мы оставались в нем дольше, мы бы утонули вместе с самолетом".