Постельное белье - в мешок, деньги для сдачи - в пояс, билетный терминал - в руки. Так начинается рабочий день всех работников обслуживающего персонала фирмы Elron: турне, как они сами его называют, пишет Postimees.

Домой они добираются только на следующий день, ночевать же приходится в скромной комнате на какой-нибудь из конечных станций, будь то Кейла, Аэгвийду или Валга.

"У меня очень чуткий сон. Я уже посмотрела, что сегодня ночью буду в комнате одна, потому что вторая проводница - из Кейла, она пойдет спать домой", - радуется в начале смены 48-летняя работница Elron Малле Парбо. На самом деле, и до ее дома от Кейла - рукой подать, но поскольку следующий рабочий день начинается в 6 утра, ехать туда нет смысла. Postimees совершил вместе с Парбо поездку до Аэгвийду и Рийсипере.

"Пассажиры стали очень требовательными, раньше были доброжелательнее", - признает женщина, проработавшая на железной дороге более половины всей своей жизни. Это изменение, по ее словам, произошло лишь в последние годы.

Рабочий день начинается в депо в Пяэсюла. Табло показывает, на какой поезд идти. В мешке с собой - постельное белье.

ФОТО: Тийна Оя/Postimees/scanpix

Из рук старшего кассира Натальи Парбо получает билетный терминал.

ФОТО: Тийна Оя/Postimees/scanpix

В депо в Пяэскюла можно одеться в униформу и взять с собой деньши на сдачу.

ФОТО: Тийна Оя/Postimees/scanpix

Она припоминает недавний случай, когда в первом классе поезда до Тарту забронированное место оказалось не отмеченным, и хотя оно было свободно и купивший билет человек смог сразу же сесть, он счел необходимым отругать обслуживающий персонал за том, что его место не было отмечено как забронированное. "На пустом месте создают страшные проблемы", - добавляет Парбо.

Когда 28 лет назад она работала проводницей поезда Таллинн-Минск, "Чайка", отношение пассажиров было совсем другим. "Иной раз просто накрывали стол для проводников", - вспоминает женщина. Впрочем, этот обычай окончательно не вымер, особенно в сезон огурцов-помидоров и яблок.

Парбо признает, что время от времени скучает по старым временам, но уж точно не скучает по старым поездам. Новые поезда - тихие, хорошо освещенные и с кондиционером. "Раньше в электричках окно могло открыться, туалет отсутствовал вовсе, в первом и последнем вагонах из-за моторов был такой сильный шум, что ничего не было слышно".

В обязанности проводников тогда входило отопление печи углем, и делать это приходилось в рабочей одежде, то есть в белой блузке. "Тяга была такая, что я боялась, что дрова для розжига сразу улетят в трубу. В какой-то другой раз вместо нормального угля дали чистый песок, попробуй таким что-то разжечь".

Зимы были суровые, но угля не хватало. Пассажирам не оставалось ничего, кроме как спать в верхней одежде.  "Однажды моя коллега сказала вошедшей в Тарту в поезд женщине -  не снимайте капюшон, лучше подвяжите посильнее, потому что в вагоне холодно, как на улице", - вспоминает Парбо со смехом.

Контролеры не обязаны проверять все билеты, хотя обычно делается именно так.

ФОТО: Tийна Оя/Postimees/scanpix

Нынешние брюзжания по поводу поездов Elron ей поэтому непонятны. "Так много ругают, но недавно было в новостях, что число пассажиров опять выросло. То есть проклинают, но ездят", - удивляется она.

Парбо считает абсолютно разумным решение не пускать в определенные часы пассажиров с велосипедами. Вскоре после введения этого ограничения она сама ехала как пассажир в Валга, и уже на Балтийском вокзале в поезд зашли три пассажира с детскими колясками и несколько -  с собаками. "Тогда я подумала - слава богу, что нет велосипедов, потому что зона "С" была битком еще до Китсекюла", - отмечает Парбо.

На рейсе Таллинн-Аэгвийду Парбо продала два десятка билетов и проверила 125.

ФОТО: Tийна Оя/Postimees/scanpix

Все лохматые и пернатые во время рейса должны находиться в зоне "С", чтобы не создавать проблем для аллергиков. "Когда для собак в поезде отведено четкое место, аллергики знают, что им нужно держаться от него подальше", - объяснила пресс-секретарь Elron Марийс Адамберг.

В поездах Elron сидячие места есть и под стойками для велосипедов, и Парбо признает, что у нее нет ни сил, ни полномочий, чтобы выгонять сидящих там людей. "Я могу попросить пассажира пересесть, но если мне говорят, что мол буду сидеть и дальше, заставить я не могу".

Также контролеры практически бессильны перед вандалами и нарушителями порядка. В случае серьезных происшествий можно вызвать на станции полицию или охранников G4S, но в остальном приходится справляться силой слова.

Не так давно Парбо понадобилась помощь полиции воскресным вечером в поезде до Рийсипере. Только он прошла мимо спящего пассажира, как услышала грохот. Пассажир, ехавший в Рахумяэ, упал со своего сиденья и растянулся в проходе. Поднять его Парбо не смогла; машинист поезда, пришедший на выручку на конечной станции, тоже не справился. В результате другим пассажирам пришлось перешагивать через лежащего, и только в Кейла вызванные к поезду полицейские втроем вытащили мертвецки пьяного из вагона. 

По окончании смены машина помогает пересчитать деньги. Недостачу покрывают из своего кармана.

ФОТО: Tийна Оя/Postimees/scanpix

Бывают случаи, когда гулявшие ночь напролет пассажиры субботним утром проезжают мимо своей остановки, проспав. "Едет в Нымме, а в итоге выходит в Палдиски и возвращается", - говорит женщина.

Порой пассажиры просят разбудить их перед нужной остановкой. "Ставлю себе тогда напоминание в мобильном телефоне, чтобы не забыть".

О пассажирах, которые приходят ей на помощь, Парбо отзывается тепло. Совсем недавно был такой случай: молодой человек употреблял в вагоне алкогольные напитки и не обращал внимания на слова контролера, но как только к нему обратился крепкий мужчина, тут же спрятал бутылки в сумку.

Новые терминалы для продажи билетов нравятся Парбо гораздо больше старых.

ФОТО: Tийна Оя/Postimees/scanpix

В целом Парбо получает от своей работы удовольствие, но больше всего ее огорчает, когда пассажиры оставляют без ответа вежливое приветствие. "И сейчас была одна женщина, которая не сказала мне ни слова - у нее просто лежали на столе точные деньги". Когда Парбо спросила, до какого пункта назначения женщина едет, в ответ она услышала, что разве денег на столе не видно. "Когда я на это удивилась, что уже с утра такое плохое настроение, мне сказали, что это не мое дело - давай билет и шагай дальше".

Хоть и нечасто, но находятся и желающие прокатиться зайцем. "Недавно одна очень солидная дама заверяла, что у нее билет валидирован, но какое-то седьмое чувство подсказало проверить, и оказалось, что - нет. Как тут доверять?"

Парбо привыкла стоять в первом вагоне, потому что из него хорошо видно всех входящих. "Когда народа немного, новые пассажиры запоминаются. Но когда через пару минут подходишь к нему, он уже глаза закрыл, словно спит", - описывает она распространенный трюк зайцев.

Хотя память у контролеров хорошая, всех пассажиров, по словам Парбо, не упомнишь. "Когда я прохожу мимо, пассажир обязан подать знак, что он хочет купить билет. Пассажиров я запоминаю по одежде и месту, но иной раз память может и подвести. Один мужчина попросил клей, чтобы наклеить билет себе на лоб, потому что я спросила у него трижды". Путаница произошла из-за того, что сначала на мужчине была куртка, а потом он положил ее на полку. "Я посмотрела, увидела новую одежду, потом он пересел, и мне показалось, что это новый пассажир".

Чаще всего не хватает монеток достоинством в 10 и 20 центов.

ФОТО: Tийна Оя

Больше всего вещей пассажиры забывают именно на полках. Если это сумки с продуктами, их просто выкидывают. Остальные предметы сдают в стол информации Балтийского вокзала. Беспечности пассажиров, по словам Парбо, нет предела. "Иногда думаю, как же ты выходишь из поезда и оставляешь такой большой чемодан или свои костыли", - удивляется она. Порой в поездах забывают и велосипеды, некоторые из них ждут хозяина месяцами.

Хотя с виду работа контролера кажется простой - ходи себе и продавай и проверяй билеты -, многим она не подходит. К ночи, как правило, домой не вернуться. Супруг Парбо - машинист поезда, и порой они не видят друг друга по несколько дней, потому что вместе ездят редко. Сама Парбо считает, что именно жизнь в таком стиле помогла им 21 год продержаться вместе. 

По словам матери двоих детей, в свое время они справились лишь благодаря тому, что бабушка всегда приходила посидеть с детьми. Но иногда ей приходится слышать от детей, что мамы слишком часто нет дома.

И все же она признается: "Мне эта работа нравится, это крутая должность".

За рабочий день контролер проходит почти 10 000 шагов.

ФОТО: Tийна Оя/Postimees/scanpix