Полярник Энн Кауп сравнивает свой антарктический опыт в качестве ученого и руководителя туристической группы. 

Сегодня важнейшая статья экспорта для Антарктиды – получаемая оттуда информация о настоящем, прошлом и будущем окружающей среды этого региона и всего мира. Деятельность на материке к югу от 60-й параллели определяют на основе консенсуса страны Антарктического договора (которые посылают туда экспедиции, на данный момент их 29). Добыча полезных ископаемых запрещена минимум до 2048 года, правила защиты окружающей среды очень строги. Продолжается урегулированная, исходящая из принципов осторожности ловля рыбы и криля в Южном океане.

Ослиные пингвины на острове Кювервилля, 1 января 2019 года. 

ФОТО: Enn Kaup

С 1960-х годов развивается туризм, который на сегодняшний день является важнейшей отраслью экономики в регионе. Все больше туристов со всего мира пользуются удобной, хоть и недешевой возможностью ступить на последнюю пустошь Земли, насладиться незабываемыми видами на прекрасные пейзажи, увидеть особенных животных. Летом 2012-2013 года Антарктиду посетило 34 000 туристов, а в 2017-2018-м – уже свыше 51 700, из них 43 000 высадились на материке. В район Антарктического полуострова каждый сезон сходятся свыше 20 туристических судов, каждый из которых совершает десяток рейсов. Т.е. все эти туристические орды могут «залюбить насмерть» неповторимые природные красоты Антарктиды? Каково влияние туризма на окружающую среду Антарктиды по сравнению с научными станциями, которые действовали там десятилетиями?

Впервые с туристами в Антарктиде

Энн Кауп во время исследований на озере Глубокое в оазисе Ширмахера 6 марта 2009. 

ФОТО: Enn Kaup

Ситуация стала для меня яснее во время новогодней туристической поездки 2018-2019 из Ушуаи к Южным Шетландским островам и проливу Герлаха. Я десятилетиями исследовал озера на противоположной стороне, в Восточной Антарктиде, где природа во многом отличается, участвовал в экспедициях девяти стран. Теперь я был экспертом для эстонских туристов, которые участвовали в 11-дневной поездке «Классическая Антарктида» на судне Sea Spirit.

Редакция попросила меня сравнить впечатления с научными экспедициями. Отличия есть, они начались еще с подготовки. Успешная экспедиция всегда начинается с подготовки. Амундсен писал: «Победа достается тому, у кого все в порядке, и тогда это называют удачей; поражение становится уделом того, кто не предпринял необходимые меры предосторожности, и тогда это называют неудачей». Если поблизости от посещаемой экспедицией научной станции есть озера, думаешь-решаешь, какую проблему ты хочешь решить и какая методика, аппаратура и вспомогательные средства тебе нужны. Все необходимо тщательно и надежно упаковать, и большую часть заранее отправить судном или самолетом. В последнее время я летал из Таллинна в Хобарт, Кейптаун или Пунта-Арена, а оттуда в основном на экспедиционных судах шел под парусами в Антарктиду. На плотную подготовку уходит то год, то несколько месяцев, когда хорошее настроение придает сил, сердце радостно бьется, будто ожидая встречи с любимой. Наконец, буря во льду озера первое отверстие для забора проб, ты чувствуешь себя как дома, спокойно и счастливо.

Вместе с заслуженными австралийскими исследователями в оазисе Ларсеманна 9 января 1998 года. Слева направо Патрик Килти, Филипп Лоу, Джеймс Берджесс, Энн Кауп. 

ФОТО: Enn Kaup

Поездка, о которой пойдет речь, началась на Огненной земле, в Ушуае, 27 декабря 2018 года. Нас набралось, вопреки ожиданиям, много, 28 эстонцев, поездку организовала фирма Poseidon Expeditions.

Приготовления к этой поездке были совсем другими. Я попытался ввести себя в курс истории исследования Антарктиды, прошлых и настоящих экспедиций, актуальных проблем антарктической науки. Мой принцип состоит в том, что миссия ученого – не только раскрывать загадки природы, но и доносить это до людей.

Я проводил презентации о малоизвестном южном материке в школьных классах и организации Lions club, на публичных вечерах, в кафе, рассказывал на радио и телевидении, проводил выставки, публиковал научно-популярные статьи и книги. Эту базу надо было лишь дополнить сведениями о менее знакомом мне Антарктическом полуострове. Помогали мне в этом выжимки, отправленные клубу членом нашего клуба полярников, историком и географом Полярного института Скотта и полярном гидом Робертом Хедлэндом. К поездке я подготовил для публики презентации Powerpoint о малоизвестных озерах Антарктиды, мелких животных и растениях материка, пингвинах, об Антарктиде в целом, а также о роли выходцев из Эстонии в исследовании Антарктиды. В этом меня опять-таки вдохновляла перспектива новой встречи с Антарктидой. Необходимая одежда у меня была с прошлых экспедиций, к тому же предстоящим антарктическим летом ожидалась скорее плюсовая температура.

Станция Лоу-Раковита в оазисе Ларсеманна, январь 2009. 

ФОТО: Enn Kaup

Роскошь по сравнению с экспедиционным судном

Sea Spirit – маленькое, маневренное роскошное судно, построенное в Италии в 1991 году, а затем перестроенное и оснащенное стабилизаторами, уменьшающими качку. Его длина – 90,6 м, ширина – 15,3 м, осадка – 4,2 м, скорость – 15 узлов, ледовый класс – 1D, оно вмещает 114 пассажиров и 72 члена команды. Это максимальное число пассажиров, которое по правилам Союза туристических фирм Антарктики может высадиться на землю за один раз. Наша команда высаживалась и утром, и вечером. В экипаж входил гостиничный и ресторанный персонал, в основном филиппинцы.

Туристическое полярное судно Sea Spirit в проливе Герлаха, январь 2019.

ФОТО: Enn Kaup

Обслуживание было очень вежливым и старательным, и непривычно роскошным, если сравнивать с экспедиционными судами. Ресторан à la carte, просторные каюты и постельное белье, которое наш стюард Хуан пытался менять через день, хотя нам удавалось его остановить. На экспедиционных судах бывало, что для экономии пресной воды мы принимали душ раз в неделю, да и то по пять минут!

Информирование туристов об Антарктиде, впечатления и безопасность при высадке на острова и материк гарантировала команда профессионалов из 13 человек. Несколько примеров. Немецкий геолог с магистерской степенью, проводивший экспедиции в Исландию и Гренландию; учительница-шведка, которая в последние десять лет работает гидом в поездках на моторных санях и пеших походах в Северной Швеции, поездках на каяках, лодках и по снегу на Шпицбергене, где она сейчас живет; русский, получивший магистерскую степень по полярному туризму в Университете Тромсе, работавший гидом на Новой Земле, Земле Франца-Иосифа и на Северном полюсе. Некоторые проводили в кают-компании презентации на полярные темы, все умело управляли «Зодиаком», перевозившим туристов между ледяными глыбами. Во время высадки они обеспечивали безопасное передвижение туристов и следили, чтобы те не беспокоили гнездящихся пингвинов и разлегшихся тюленей.

Глава нашей экспедиции Хьюв Льюис-Джонс и его дочь Нелл. 

ФОТО: Enn Kaup

Возглавлял группу Хьюв Льюис-Джонс, получивший докторскую степень в области истории открытий и культуры в Кембридже, работавший куратором в Полярном институте Скотта и Лондонском морском музее. Его многочисленные книги на полярные темы переведены на 15 языков, в последнее время он стал опытным полярным гидом и капитаном «Зодиака». Его дедушка водил вертолет в послевоенных антарктических экспедициях Британии здесь же, на Антарктическом полуострове. Его жена – Кари Херберт была в этой поездке лектором. В возрасте десяти месяцев Кари на пару лет вместе со своими мамой и папой, знаменитым сэром Уолли Хербертом (он картографировал большую часть Антарктического полуострова в 1950-х, в том числе и зоны нашего путешествия, и был вероятно первым, кто дошел до Северного полюса по суше) отправилась жить в инуитскую деревню в далеком уголке северо-западной Гренландии.

С годами она стала увлеченным полярным путешественником и фотографом. Я читал ее книгу «Полярные жены» о необыкновенных женщинах, которые надежно поддерживали своих мужей, полярных исследователей, в экспедициях или дома. В этой поездке с ними была их восьмилетняя дочь Нелл, которой удалось побывать на месте, где стояла зимовка ее деда Уолли! Какая полярная семья с достойным прошлым и насыщенным настоящим!

На байдарках в проливе Герлаха около Портал-Пойнта.

ФОТО: Enn Kaup

Ниже пара текстов из дневника путешествия.

29 декабря – первая высадка на острове Гринвича

Курс зюйд-зюйд-ост, облачно, видимость хорошая, Дрейк спокойный, ветер всего 5 баллов. Но в океане этот старый проказник медленно раскачивает судно и кое-кого тошнит. У нас 60,6 градусов южной широты, температура 2 градуса, мы прошли через полярный фронт и достигли Антарктиды.

Хьюв рассказывает о требованиях по охране окружающей среды IAATO. Ничего не оставлять после себя на берегу, оттуда увозить только фотографии, видео и прекрасные воспоминания, передвигаться только по обозначенным тропам, не беспокоить птиц и животных. К передвигающимся пингвинам можно приближаться максимум на 5 метров, к гнездящимся – на 15 метров. Красными флажками обозначены пути движения, два перекрещенных флажка говорят стоп /.../ Команда проверяет у выходящих на землю шапки, штаны, рюкзаки и фотосумки, палки для ходьбы и фототреноги. Особое внимание уделяется карманам, швам, молниям и застежкам – чтобы нигде не было почвы, семян, зародышей или мусора из других стран. Всем насовсем выдают красные куртки и вымытые резиновые сапоги. /.../

После обеда мы входим в залив Гавани Янки на острове Гринвича, входящем в состав Южных Шетландских островов, это надежное укрытие от бурь получило свое название от американских охотников за тюленями 1820-х годов. Начинается сход на землю, мы направляемся группами, в спасжилетах, на корму и проходим там дезинфицирующую ванну для ног. «Зодиак» пришвартован бортом, двое матросов хватают меня за руку, чтобы я не поскользнулся, забираясь в лодку, там рулевой сажает меня на борт. Ничего подобного я в научных антарктических экспедициях не испытывал. В одну лодку вмещается 10 человек, всего лодок 11, наша называется «Нансен». /.../ Мы высаживаемся на галечной косе, до нас доносится запах гуано, говорящий о том, что неподалеку находится колония ослиных пингвинов. Она находится на высокой террасе, численность - около 4000 гнездующихся пар. Мы стоим под террасой и смотрим-фотографируем, что они делают в гнездах и как ходят питаться в море. Мы видим и антарктических пингвинов, вместе с пингвинами Адели эти три вида составляют семейство пингвиновых. Туристы возбуждены, хотя накрапывает дождь и ветрено.

2 января станция Гонсалеса Виделы на материке, Пойнт Уотербоут, бухта Парадайз

Солнечно, безветренно, воздух - 2, море – 1 градус. Перед чилийской станцией от берега вверх ведет приличная бетонная лестница, наверху нас приветствует заместитель командира в форме ВВС и проводит по настилу к зданиям станции. Говорит, что они прибыли в декабре и уедут в марте, среди 15 служащих ВВС одна незамужняя женщина, медсестра. Раз в месяц корабль привозит им свежие овощи и почту, с туристических судов через каждые два дня приходят гости. Гнездившиеся здесь ранее ослиные пингвины отвоевали себе обратно большую часть станции, гнездятся они и под статуей Девы Марии, и под метеостанцией. Как человек, начинавший антарктическую карьеру в качестве метеоролога, я пытаюсь открыть дверь метеостанции, но она сильно заржавела. Как они проводят тут метеонаблюдения? /.../ 

В большом зале - фотостенды об истории этой местности. Станция была открыта в 1951 году в месте, где двое молодых британцев зимовали в 1921-1922 под перевернутой китобойной лодкой, это зимовка самым небольшим составом в истории Антарктиды. Чилийский президент Гонсалес Видела стал в 1948 год первым в истории главой государства, который посетил Антарктиду. Здесь продают сувениры, я покупаю на доллары карту чилийских территорий Антарктиды со своим именем и штемпелем и отправляю открытки дочери, соседям и себе. Их передадут на почту в Пунта-Арена, в Эстонию они дошли за три месяца. /.../ В ярмарочном здании предлагают чай-кофе и печенье, мы беседуем с главой о том о сем, в том числе об Эстонии и России. Здесь на Антарктическом полуострове пересекаются зоны притязаний Чили и Аргентины, и их соседские отношения тоже не самые теплые. /.../ Мы фотографируемся у указателя станции, по пути в порт я вижу в гнезде редкого пингвина-альбиноса, у которого, правда, черные птенцы. Поодаль на льдине развалился на солнышке одинокий тюлень-крабоед.

Влияние туризма на экологию Антарктиды

Тревога обоснована. Я замечаю, что наряду с возможными негативными влияниями у этого явления есть и хорошие стороны, но здесь нет места для дискуссии. Туристы высаживаются в специально отведенных для этого местах, до сих пор научные исследования не обнаружили существенного влияния туризма на пингвинов. Есть несколько отдельных охраняемых зон, куда и ученые попадают лишь по специальному разрешению в случае важной исследовательской необходимости. Поездка на судне в архипелаге и узких проливах несет риск топливного загрязнения, но до сих пор это не исследовалось.

Я описал здесь правильное с точки зрения экологии поведение туристов. Признаю, что во время моих экспедиций на станциях Австралии, Китая, Индии, Чили, Кореи и Уругвая в 1998-2012 годах экология была на хорошем счету и в целом отвечала требованиям Антарктического (Мадридского) экологического протокола. Различия были, но ситуация была намного лучше по сравнению с 1970-ми и 1980-ми.

Мхи и лишайники на прибрежных скалах в заливе Парадайз, январь 2019.

ФОТО: Enn Kaup

Туристам с нашего Sea Spirit повезло с прекрасной погодой, во время поездки мы сделали 13 примерно двухчасовых высадок. Т.е. каждый наш турист находился на островах и материке в общей сложности примерно одни сутки. Преувеличенно предположив, что все высадившиеся в сезоне 2017-2018 в Антарктиде 43 000 туристов тоже находились на земле одни сутки, получив 43 000 человеко-дней, что даст нам годовую туристическую нагрузку на экологию Антарктиды. Для сравнения: в течение года на научных станциях Антарктиды зимует около 1000 человек, к ним прибавляется еще 4000 летних работников, находящихся там в среднем 100 дней. Получим, что годовая нагрузка составляет 765 000 человеко-дней, что в 18 раз больше влияния туризма. Но разница значительно вырастет, если подумать о строительстве зданий и дорог, происходящем на научных станциях, гусеничном и воздушном транспорте и т.п.

Научные исследования показывают, что причиной сильного потепления климата, наблюдающегося на Антарктическом полуострове в последние 70 лет, стали большие изменения в местной экологии. Резкое уменьшение зимнего морского льда вынудило, например, пингвинов Адели гнездиться дальше на юге и увеличило численность ослиных пингвинов, предпочитающих свободную воду. Вот и мы видели во время поездки лишь отдельных пингвинов Адели. Потеплению сопутствует и увеличение осадков. И мы видели, что еще на Новый год у пингвинов было очень мало птенцов, поскольку они должны были ждать таяния снега на каменистых пустошах для гнездования.

Статья изначально вышла в июньском номере журнала GO и публикуется в Postimees с разрешения журнала.