Тоом: большинство курсов – это просто шараш-монтаж; Ладынская-Кубитс: аудит госконтроля – верный

Госконтроль установил, что миллионы евро, которые тратятся годами на обучение взрослых эстонскому языку, улетают в трубу и никакого эффекта от этого нет. Так ли это? И что с этим делать?

В прямом эфире Rus.Postimees тему обсудили евродепутат Яна Тоом и депутат Рийгикогу от партии "Отечество" Виктория Ладынская-Кубитс. В целом политики сошлись во мнении, что брать деньги с Европы, чтобы обучать эстонскому с такой эффективностью, – сомнительная затея, а, по словам Тоом, – это просто преступно. 

При этом гости кардинально разошлись во мнении относительно возможности изменить задачи Языковой инспекции, направив ее энергию в иное русло. 

Выдержки из беседы:

– Почему бессмысленная трата денег, о которой давно известно, по крайней мере, всем неэстонцам, стала неожиданностью для нашего аудита?

Яна Тоом: – Она не бессмысленная. Просто слишком мало денег вылетает в трубу! Количество желающих изучать эстонский язык и реально предоставляемые возможности находятся в дикой диспропорции. И это всегда все неэстонцы знали.

Наверное, этот аудит был нужен для того, чтобы открыть глаза на то, что это не какие-то фантазии эстофобов, а реальная действительность. Это не стало ни для кого сюрпризом, это просто очень неприятная история.

Если посмотреть комментарии в эстонских СМИ, которым я теперь верю – после успеха EKRE на выборах, – то очевидно, что ни до кого ничего не дошло. Например, Иван Макаров написал в Postimees о том, что всё это ерунда на постном масле, нужно создать среду и прекратить продавать русским колбасу на русском языке. Мол, тогда они все заговорят на эстонском. В этом смысле аудит – хорошая штука, потому что это еще один шаг к пониманию проблемы. 

Ладынская-Кубитс: – Пять лет назад, когда я пришла в политику, я сразу же начала говорить о непропорциональности в изучении, предоставлении информации по курсам. Именно тогда нарвские таксисты попали в сложную ситуацию и пришло понимание, что курсов недостаточно и они не всегда предлагают тот материал, который востребован разными группами. Примерно тогда же появилась идея Домов эстонского языка.

Готова признать, что аудит Госконтроля – верный, сказанное во многом соответствует действительности, и для экспертов это не новость.

Относительно миллионов, улетевших в трубу, скажу следующее. Грусть этой ситуации заключается в том, что чаще всего курсы организовывались за счет европейских фондов, а не за счет эстонского государства.

Обучение эстонскому языку – это важнейшая для эстонского общества тема, и непонятно, почему мы при этом решали ее за счет европейских фондов.

– Насколько выводы аудита сродни тому, что происходит в ТТУ под руководством г-на Аавиксоо?

Ладынская-Кубитс: – Я бы не проводила здесь таких параллелей.

– Можно ли спускаемые в трубу миллионы тратить разумнее? Как бороться с тем, что происходит?

Яна Тоом: – Происходит диспропорциональное давление на русскоязычное население.

На опыте своих знакомых, родственников и друзей мы видим, что выучить язык очень сложно и дорого, но это никак не смягчает действия Языковой инспекции и языковые требования, которые только ужесточались все эти годы.

С другой стороны, Дома эстонского языка – это прекрасно. Однако, когда Языковая инспекция делает предписания учителям, кассирам и медработникам о необходимости выучить язык на категорию Х, они должны пойти на курсы и выучить язык на эту категорию. При успешной сдаче экзамена им вернут деньги.

Но фишка в том, что стоимость семестра обучения колеблется от 700 до 1,5 тысяч евро, а вернут за экзамен 384 евро. Это никоим образом не бесплатное обучение.

Во-вторых, лицензировать курсы стали только в 2015 году – и то только курсы на категорию.

Лицензированных курсов на всю Эстонию только 79! А все остальные – это просто шараш-монтаж.

Как это происходит, кто это делает, сколько это стоит – никто не знает. Даже статистики нет. До 2015 года курсы объемом меньше 200 часов вообще мог открыть любой желающий, говоривший по-эстонски.

Та часть курсов, которая финансируется государством, маргинально мала, по сравнению с реальным спросом. И я согласна с Викторией в том, что это должно быть головной болью государства.

Брать деньги с Европы, чтобы обучать эстонскому с такой эффективностью – просто преступно!

– В чем ваши претензии к Языковой инспекции?

Яна Тоом: – Это даже не претензии. Они работают, кстати, очень хорошо – следуют буква в букву своему уставу. Просто нужно поменять точку приложения их усилий.

– А что мешает партиям поднять этот вопрос в Рийгикогу?

Яна Тоом: – Как только в Рийгикогу будет поднят вопрос о том, чтобы изменить задачи Языковой инспекции, там разразится буря. Виктория не даст соврать. Консенсуса в обществе нет. Поэтому я приветствую аудит Госконтроля в надежде на то, что что-то изменится не в политике, а в сознании. Политик не может пойти перпендикулярно желанию своего избирателя.

Попытка изменить задачи Языковой инспекции вызовет в Рийгикогу бурю. 

– Виктория, так почему вопрос Языковой инспекции не обсудить открыто в Рийгикогу?

Ладынская-Кубитс: – Открыто об этих проблемах я говорю несколько лет. Получаются разные эмоции. Я получаю шишки и со стороны эстонской аудитории, и со стороны русской. Но мне важно, чтобы было решение. Оно важнее жарких споров, на которых можно заработать политические очки. Мне важно, чтобы курсы соответствовали запросам. Теперь уже нужно заниматься и украинскими трудовыми мигрантами, к которым потребуется иной подход в обучении.

Яна Тоом: – Так всё-таки, готовы ли вы, Виктория, обсудить в Рийгикогу, насколько адекватные усилия в создавшейся ситуации с обучением эстонскому прилагает Языковая инспекция?

Ладынская-Кубитс: – Ваша партия находится у руля и руководит коалицией. По вашей воле EKRE находится у власти. Поэтому вы не хуже, чем я, знаете, как на уровне партии поднимать вопросы языковой политики.

Яна Тоом: – Я говорю не про партию, а про Рийгикогу, депутатом которого вы являетесь.

Ладынская-Кубитс: – Инспекция – это палка о двух концах. Одна часть общества воспринимает этот вопрос эмоционально, так как хочет, чтобы люди говорили на эстонском языке, а вторая – не менее эмоционально, так как хочет, чтобы им предлагали курсы и т.д. Я за практичность. Важно видеть, где возможно решить проблему, а где – невозможно.

– Так реально ли направить деятельность Языковой инспекции в другую сторону?

Ладынская-Кубитс: – Тогда нужно возвращаться к вопросу повышения языковых штрафов, который был поднят в том числе и некоторыми центристами. А вот я не приветствовала эти штрафы.

Яна Тоом: – Давайте перестанем кидаться яйцами через забор. Как известно, позицию Карилайда я не разделяю, а Сультс отозвал свою подпись. Я спрашиваю только одно: вы видите в Рийгикогу готовность обсуждать тему Языковой инспекции?

Ладынская-Кубитс: – Я вижу готовность в том, чтобы решать конкретные проблемы повышения доступности и эффективности курсов.

– Не пора ли сделать курсы бесплатными – абсолютно для всех и без всяких ограничений, в т.ч. оплачивая рабочее время людей, посещающих курсы? 

Ладынская-Кубитс: – Это было бы логично. Уже сейчас на курсах не нужно платить.

– Осталось только на них попасть...

Ладынская-Кубитс: – Да, у нас не хватает педагогов, финансирования и еще много чего. Эти вопросы и нужно решать.

– То есть, начинать нужно с нуля?

Ладынская-Кубитс: – Не совсем с нуля, но приблизительно.

Яна Тоом: – Мне этот аудит симпатичен еще и потому, что, если в какой-то момент возобновится история с переходом всех школ на эстонский язык обучения, – а это возможно, так как на дебатах между представителями коалиции, к моему отвращению, был достигнут консенсус, – мне будет проще что-то доказывать на уровне Европы. С этим аудитом я смогу убедить своих коллег в Европарламенте, что это ерунда. Переход невозможен! Если мы не может обучить эстонскому взрослых людей и учителей тоже, то говорить  о переходе слегка преждевременно.

Смотрите интервью в повторе!

Студия Postimees: почему деньги на обучение эстонскому улетают в трубу? / Одежда ведущей: Luisa Spagnoli Estonia

ФОТО: Remo Tõnismäe /

  • Почему бессмысленная трата денег, о которой давно известно по крайней мере всем неэстонцам, стала неожиданностью для аудита?
  • К чему аудит Госконтроля может привести? Опять будет создана новая комиссия и потрачено еще больше денег?
  • Государство не справляется с обучением эстонскому языку, зато прекрасно справляется с работой Языковой инспекции и ужесточением языковых требований, отметила в соцсетях Яна Тоом. А что мешает партиям поднять этот вопрос в Рийгикогу?
  • Можно ли спускаемые в трубу миллионы тратить разумнее? И кто должен и может взять на себя ответственность?

Одежда ведущей: Luisa Spagnoli Estonia  

НАВЕРХ