Эдвард Лукас: воспоминания о взгляде на Балтийский путь из Праги

Эдвард Лукас.

ФОТО: Albert Truuv??rt /Scanpix//

Балтийский путь вынес инициативу Эстонии, Латвии и Литвы на первые полосы международных СМИ. 23 августа 1989 года до двух миллионов человек взялись за руки в ведущей с севера на юг человеческой цепочке, чтобы отметить 50-летнюю годовщину заключения пакта Молотова-Риббентропа — договора между Гитлером и Сталиным, поделившего между ними Восточную и Центральную Европу и на десятилетия обрекшего Балтийские страны на разрушительную и жестокую иностранную оккупацию.

Это связало три страны, у которых во время советской оккупацией была общая судьба, но в остальном было мало общего. Это до сих пор остается источником вдохновения — требующие демократии протестующие в Гонконге планируют в эту пятницу провести демонстрацию в виде человеческой цепочки (акция прошла в прошлую пятницу — BNS). Но акция имела еще одно последствие.

В 1989 году я жил в Праге. В Польше, Венгрии и даже в СССР ситуация кардинально менялась благодаря достигнутой свободе слова, массовым протестам и подлинным выборам, а также уничтожением монополией коммунистов на власть и богатство. В то же время, в Чехословакии прошедшее под руководством СССР вторжение 1968 года заморозило политику, а всепроникающее и мстительное полицейское государство обеспечивало стабильность этого положения дел.

23 августа я был в гостях у друзей. На первом месте в программе новостей BBC был Балтийский путь. Все мы были заворожены. Балтийское мероприятие не было мне чужим. Я знал о горстке по-прежнему действующих посольств в иностранных столицах, позволявших оставаться государствами де-юре странам, которые, казалось, исчезли с карты мира. Я знал о массовых депортациях советского периода, уничтожении евреев и других в течение более короткой нацистской оккупации, уничтожении национальной культуры и медленном геноциде, вызванном отдававшей предпочтение иммигрантам из СССР перед местными жителями дискриминационной жилищной политикой.

Я знал и о поразительном возрождении оппозиции и настроений периода независимости за последний год. Перечеркивающий жизнь приговор можно было получить даже за владение старыми довоенными государственными флагами. А теперь по телевизору показывали сине-черно-белые эстонские, красно-бело-красные латвийские и желто-красно-зеленые литовские флаги, бесстрашно развевавшиеся на дорогах, километр за километром.

Мысли моих друзей были о другим. «Они такие красивые и такие смелые», - сказала Марта. Она и сама проявила большую смелость, когда рисковала работой, чтобы собирать подписи под петицией оппозиции Několik vět («Несколько фраз»). Смелым было также дружить со мной — опасным зарубежным корреспондентом. Шансы их юных дочерей получить образование навсегда мог перечеркнуть один штрих пера какого-нибудь бюрократа. Репрессии могли коснуться и джазового ансамбля, которым ее супруг Ондржей руководил на периферии официальной музыкальной сферы.

Но и изощренные репрессии чехословацких властей имели пределы. Даже на пике правления Сталина они не обладали признаками массовых репрессий, проводившихся за восточной границей. Образование ваших детей могло пострадать, но их не отобрали бы у вас. Вас могли избить, но заканчивавшиеся смертью случаи были редкостью. Случай философа Яна Паточки, погибшего на допросе в 1977 году, был ужасен именно тем, что он был столь необычным. По контрасту с этим сопротивление в Балтийских странах и в остальных находившихся под непосредственной советской оккупацией регионах требовало смелости иного рода.

И это было для чехов поводом для стыда. Революции 1989 года произошли по ряду причин: недовольство реакционностью, бюрократией и изоляционизмом, презрение к посаженным Кремлем на трон ископаемым режимам, гнев, вызванный преступлениями прошлого, и многое другое. В случае чехов роль сыграл еще один фактор.

Для страны, которая когда-то была одной из самых образованных, демократических и индустриализированных стран Центральной Европы, было позором плестись в хвосте и подвергаться сравнениям с Албанией Ходжи и Румынией Чаушеску. Чехи и словаки не могли этого вынести. Поэтому они последовали за Балтийским путем по дороге, указанной тремя маленькими отважными странами, которые первыми на нее вступили.

* * *

Эдвард Лукас — автор снискавших международный успех книг «Новая холодная война» и «Обман», журналист и вице-президент действующего в Вашингтоне и Варшаве аналитического центра Center for European Policy Analysis (CEPA).

Колонка Лукаса публикуется в BNS еженедельно, медиа-клиенты имеют такое же право на ее публикацию, как и на публикацию новостей. Представленные в колонке мнения, оценки и взгляды не отражают взглядов BNS.

НАВЕРХ