Отвечают парламентские партии: государство провалило процесс обучения эстонскому языку?

Katri Raik.

ФОТО: Mihkel Maripuu

Недавно опубликованный отчет аудита Госконтроля признал, что государство не справляется с обучением совершеннолетних эстонскому языку, пишет Postimees.

Редакция мнений задала всем парламентским партиям три вопроса:

  1. Действительно ли Эстония и руководящие (руководившие) ею партии провалили организацию обучения совершеннолетних иноязычных жителей страны эстонскому языку?
  2. Тормозит ли и насколько решение проблемы желание партий, или конкретной партии, поддерживать эту тему в личных интересах?
  3. Как быстро можно устранить недочеты, на которые ссылается Государственный контроль?

Катри Райк, депутат парламента (Социал-демократическая партия)

Катри Райк.

ФОТО: Mihkel Maripuu

Новость о том, что в деле обучения эстонскому языку не все в порядке, это не новость. Нет ни одного родителя, который не хотел бы, чтобы его ребенок знал эстонский язык. Вопрос владения эстонским языком напрямую касается каждого четвертого жителя Эстонии.

Что же делать, чтобы положение с обучением языку улучшилось, а выделяемые на это деньги использовались бы результативнее?

Нужно выстроить стабильную систему, которая не зависела бы от евроденег. Приведу тут в пример финансирование науки: если евродотация исчезнут, возникнет крупный кризис. В аналогичной ситуации с обучением языку произойдет то же самое. И, конечно, нужно создать одну общую систему, чтобы не было так, что обучение языку предлагают за десятком разных «дверей», которые нужно найти самому.

Приведу пример. Допустим, ты хороший охранник, который владеет эстонским языком на требующемся для этой должности уровне В2 и хочет идти учиться на полицейского, которому требуется уровень С1. В этом случае человеку очень сложно найти курсы. Проще всего такие курсы найти Кассе страхования от безработицы, что само по себе является парадоксом.

Так были потеряны годы. Языковая политика явно является задачей Министерства образования и науки, поэтому о причинах, почему ничего не сделано, хотя о проблемах хорошо известно, нужно спросить у министра Майлис Репс.

Теперь действительно настало время, когда нужно быстро и конструктивно действовать. В решении нуждается ряд практических вопросов, в том числе, более масштабное предложение людям курсов более высокого уровня, которое обеспечило бы им возможность для развития. И учителей языка нужно готовить через переобучение.

Будущих учителей можно найти среди людей с высшим образованием, родным эстонским и хорошим чувством языка. И я пошла бы преподавать на таких курсах, если бы они проходили по выходным, а часть обучения можно было бы проходить виртуально. Таким образом, среди учеников появились бы и те, кто живет в маленьких городах или в деревне.

Время проведения курсов и их объем должны быть хорошо продуманы, не говоря уже о развитии методики. Не будем себя обманывать краткосрочными курсами, которые проходят только в центре большого города по вторникам и пятницам с 17 до 19 часов.

И еще: сейчас значительно проще попасть на курсы эстонского языка тем, кто только приехал в Эстонию, новым иммигрантам, но не родившимся здесь 40- или 50-летним русским, которые думают о своей карьере. У живущих в Эстонии людей должны быть равные возможности. И на деле тоже.

Последние исследования подтверждают, что эстонские русские хотят учить эстонский язык. Это результат длинного и тяжелого процесса. Интеграцию, которую мы видим сконцентрированной именно на языке, нельзя считать провалившейся, если государство отдает часть своего сердца.

Майлис Репс, министр образования и науки (Центристская партия)

Mailis Reps. Майлис Репс.

ФОТО: Mihkel Maripuu/Postimees

Нынешняя система, когда организация обучения совершеннолетних эстонскому языку разделена между пятью министерствами, не оправдала себя, и недавно опубликованные результаты аудита Госконтроля подтверждают, что перевод деятельности по обучению языку под единое управление нуждается в серьезном обсуждении. Я уверена, что все партии и министерства хотят как можно быстрее устранить имеющиеся недочеты.

Министерство образования и науки готово взять на себя руководящую роль вместе с бюджетными средствами, но без основательного обсуждения ни одно решение не может быть принято. Прежде всего, я хочу поднять эту тему в кабинете министров.

Яак Валге, депутат парламента (EKRE)

Яак Валге.

ФОТО: Mihkel Maripuu / PM/Scanpix Baltics

1. Да, провалилась. И не только в обучении языку, но провалена и интеграция населения иного происхождения в целом.

Факт, что доля населения иного происхождения в нашем обществе чрезвычайно высока, наши соотечественники зарубежного происхождения живут компактно вместе и во многом в российском медиапространстве. Это очень усложняет процесс их обучения языку и интеграции.

Это, как и слабое знание языка, не является тайной, которую Государственный контроль вдруг разоблачил. Во время переписи населения 2011 года выяснилось, что уровень владения эстонским языком среди иноязычного населения составлял 44 процента. В таком темпе для достижения близкого к полному владению эстонским языком уровня потребуется еще около полусотни лет. Позитивен тут интерес совершеннолетних к изучению эстонского языка, а также данные о том, что знание языка новыми поколениями намного улучшилось.

Но владение языком – это лишь один шаг в сторону интеграции. Многие другие показатели четко дают понять, что до полной интеграции, в том числе по социальным показателям населения и общности в оценках ценностей с коренным населением, нам еще идти и идти. Например, среднее количество детей у женщин зарубежного происхождения, что весьма показательно, примерно на треть меньше, чем у коренного народа.

2. И хотя, воспользовавшись тем, что мне подсунули этот вопрос, мне было бы очень удобно обругать конкурентов, не хотелось бы верить, что в Эстонии есть партия, которая препятствовала бы изучению эстонского языка. Но как обучению языку, так и интеграции иммигрантов в целом препятствует доминирующий у нас леволиберальный ура-оптимистический подход, при котором недооцениваются национальный идентитет и сложности проблем интеграции. Интеграция (переплетение), целью которой является слияние эстонцев и неэстонцев на основании какого-то нового идентитета, как я считаю, недостижима. С интеграцией нельзя обращаться на основании национальности: население с зарубежным происхождением, то есть прибывшие позже, должны слиться с коренным населением, в числе которых кроме эстонцев и много живущих в Эстонии русских и представителей иных национальностей.

Воспринимать потребность в изучении языка всерьез мешает и недостаточное уважение эстонцев к своему языку. Посмотрите на городские вывески или перевод на английский язык высшего образования. Так у иноязычных может возникнуть ощущение, что мы требуем знание эстонского языка из вредности.

3. Скоординированную систему обучения языку можно было бы создать за несколько месяцев, но подготовка учителей займет намного больше времени. Интеграция – вот большая проблема: начинать нужно с того, чтобы поставить на ноги прежнюю концепцию. Если мы продолжим привозить сюда иммигратов со славянскими корнями, то решить проблемы интеграции не удастся.

Юллар Сааремяэ, депутат парламента («Отечество»)

Юллар Сааремяэ.

ФОТО: MARIANNE LOORENTS / VIRUMAA TEATAJA

1. Конечно, нельзя быть довольными нынешней ситуацией, но слово «провал» - это преувеличение. В действительности шаг за шагом мы движемся в правильном направлении.

Возьмем для примера мою соратницу по фракции Викторию Ладынскую-Кубитс и созданный по инициативе «Отечества» в прежней коалиции проект домов эстонского языка, которым занимается Фонд интеграции. Дома языка были созданы именно для того, чтобы предложить совершеннолетним более широкие, чем прежде, возможности для изучения языка. К сожалению, Государственный контроль обратил мало внимания на эту инициативу. Самой большой проблемой обучения языку совершеннолетних является нехватка мест проведения курсов и то, что люди не заканчивают начатое обучение. Нужно найти решение этой проблеме.

2. Нет сомнений, что политические силы при помощи языкового конфликта пытались увеличить свою поддержку. Это делали как оказавшиеся сейчас в оппозиции политические силы, которые в течение многих лет несли ответственность в правительстве, так и те партии, значительная часть поддержки которых идет со стороны русскоязычного населения.

Позиция «Отечества» заключается в том, что повседневные политические дела не должны мешать большой цели перехода на эстоноязычную систему образования и движению в сторону того, чтобы все жители Эстонии говорили на эстонском языке на хорошем уровне.

3. Политическая воля на то, чтобы люди знали эстонский язык, конечно, есть, и уже предприняты шаги в правильном направлении. Споры вокруг языка обучения в Кохтла-Ярвеской государственной гимназии стали гарантией того, что ученикам обеспечен учебный процесс на эстонском языке. В области образования четче может быть обозначено и то, что Министерство образования и науки конкретно внесло бы в планирующихся поправках к Закону об основной школе и гимназии, что обязательный экзамен по государственному эстонскому языку сохранится, в то время как взвешивается упразднение других экзаменов.

Для обучения совершеннолетних языку созданы дома эстонского языка, на которые возложены большие ожидания, а интерес к изучению языка весьма велик. Кроме того, министр культуры Тынис Лукас подчеркнул, что уже в ближайшее время нужно принять новый план развития эстонского языка, в котором должны быть определены четкие цели и методы для улучшения знания языка.

Изучение языка связано не только с курсами. Важно и неформальное обучение, и возникновение у людей интереса к эстонскому языку и культуре.

Мы не можем устанавливать четкие сроки, когда все обозначенные Государственным контролем проблемы будут устранены: это сфера деятельности экспертов в данной области. Политики ставят цели и задают направления. Целью каждого политика должно быть, чтобы эстонский язык и культура были доступны каждому представителю общества.

Юрген Лиги, член парламента (Партия реформ)

Юрген Лиги.

ФОТО: Tiit Loim / Lõuna-Eesti Postimees

Аудит Госконтроля я при первой возможности внесу в повестку дня спецкомисси по контролю за госбюжетом. До того я не буду комментировать более того, что сам сталкивался с этой проблемой, но не вижу простого государственного рецепта. Денег никогда не бывает достаточно, и участники процесса пытаются держаться за свое. Но сосредоточение на государственном обучении языку – это, во многом, вчерашний день и политическая замещающая деятельность.

Большим решением вместо обучения эстонскому языку стало бы обучение на эстонском языке, о котором вопреки предвыборным обещаниям в союзе с Центристской партией больше не хотят слышать и национал-консеваторы. Партия премьер-министра стоит против объединения системы образования, чтобы изолировать свой электорат и вселить в него ощущение угнетенности.

Эффективность языковых курсов слабая, главным образом, из-за слабого интереса не знающих язык, который можно переломить скорее у более молодого поколения, начиная с обучения языку в детском саду и школе. В действительности большая проблема не в деньгах и даже не в языковой среде, а во внутренней мотивации людей, которую подавляют партийные интересы. Если внушается «борьба за интересы», то интересы русскоязычных сразу нарушаются, поскольку результатом вместо работы становится сегрегация и худшие жизненные возможности.

В свое время языки учили без языковой среды, в то время как сейчас имеются разнообразные эстоноязычные СМИ, в которых при желании можно выстроить для себя среду.

НАВЕРХ