Владислав Синица.

ФОТО: VITALIY BELOUSOV / Sputnik

Пресненский суд Москвы приговорил к пяти годам колонии общего режима 31-летнего финансового менеджера из подмосковного города Люберцы Владислава Синицу. Его обвиняли в разжигании ненависти и угрозах применения насилия к родственникам силовиков. Поводом к возбуждению дела стал один из постов Синицы в «Твиттере».

Как сообщила в ходе заседания судья Елена Абрамова, Синица «совершил действия, направленные на возбуждения ненависти и вражды».

Сам приговоренный заявил, что будет обжаловать решение суда. На это у Синицы есть десять дней.

Рассмотрение в суде дела Синицы фактически заняло один день - в понедельник, 2 сентября, в Пресненском суде Москвы обвинение и защита представили свои доказательства, тогда же прошли прения сторон и подсудимый выступил с последним словом.

Прокурор просил назначить Синице шесть лет колонии.

Твит, из-за которого было возбуждено уголовное дело, касался деанонимизации силовиков и последствий, с которыми, по мнению Синицы, могут столкнуться семьи сотрудников правоохранительных органов.

Сам Синица категорически отрицает вину во вменяемом ему преступлении и говорит, что следствие вырвало из контекста его слова. При этом он отметил на суде, что «стилистику публикаций стоило бы сделать менее острой, более гладкой».

«У нас нечасто люди уезжают за один-единственный твит. Я понимаю, что общественное мнение у нас быстро настраивается, и я могу позволить сделать из себя отбивную, но сделать из себя экстремиста я позволить не могу», - сказал он во время своего последнего слова.

Защита Синицы просила назначить ему наказание, которое не изолировало бы его от общества. «Я понимаю, как можно относиться по-человечески к этим высказываниям, но я многократно убедился, что этот человек не такой, каким его пытается выставить следствие», - сказал адвокат Синицы Денис Тихонов, призвав не отдавать его подзащитного «на публичную казнь».

«Мне непонятно, в чем я обвиняюсь»

В суде представитель прокуратуры зачитала несколько сообщений пользователя «Твиттера» по имени Макс Стеклов - это псевдоним Синицы в социальной сети.

В основном это твиты о планах участия в акциях протеста и о работавших на протестах силовиках, скрывающих лица: по версии следствия, в сообщениях содержатся признаки возбуждения ненависти по отношению к сотрудникам правоохранительных органов. В одном из твитов - том, где речь шла об установлении личностей полицейских и изучении фотографий с членами их семей - следствие увидело призывы к насилию и угрозы.

Синица не отрицает, что написал твит, ставший поводом к уголовному делу, но настаивает, что никаких призывов в записи нет - он лишь участвовал в обсуждении темы деанонимизации.

«Мне на самом деле непонятно, в чем я обвиняюсь, я категорически отрицаю вину! У меня никогда не было намерения возбуждать никакую ненависть к кому бы то ни было… Я исключаю применение любого насилия. Я считаю, что все мои высказывания были вырваны из контекста и интерпретированы следственным органом как минимум неправильно», - сказал он в понедельник в начале заседания.

«Сам факт того, что ни одна моя запись не подвергалась цензуре со стороны администрации [„Твиттера“], говорит о том, что в них нет призывов и возбуждения ненависти», - добавил Синица в своем последнем слове.

По словам Синицы, аккаунтом в «Твиттере» он пользуется около четырех лет, но активно писать в нем о политике он начал недавно: «Я признаюсь, что переборщил и в последние месяцы публикаций о политике было больше, чем раньше».

Обвинявшийся в экстремизме менеджер сказал, что им руководило «желание рассказывать обществу правду»: «Мне бы не хотелось видеть, как сотрудники тащат людей по асфальту, мне бы хотелось, чтобы наша страна была свободна от такого явления», - сказал Синица.

Открыл телефон - увидел запись

Обвинение против Синицы строится на двух экспертизах и свидетельских показаниях сотрудников Росгвардии. В понедельник, 2 сентября, двое из них выступили в суде.

«Мы были в обмундировании, но без масок. Неоднократно видел, как меня фотографировали, теперь я опасаюсь», - рассказал суду росгвардеец Александр Андреев. По его словам, он дежурил на акциях 27 июля и 3 августа.

«После работы открыл телефон и увидел… что там писал товарищ этот… Макс Стеклов… ну призывы… Там многие писали, под ним. Меня это насторожило, - описывал во время заседания свое знакомство с «Твиттером» Синицы Андреев. - Я стал как бы беспокоиться за судьбу своей дочери. Там последовал такой призыв от человека под ником Макс Стеклов, призыв похищать детей росгвардейцев, с последующей расправой».

«А вы можете назвать свой аккаунт в „Твиттере?“» - задал вопрос адвокат Синицы Денис Тихонов.

«Я не могу назвать, смогу показать», - глухо ответил свидетель. Как именно он нашел твит, ставший причиной возбуждения дела, до конца не ясно: «зашел смотреть новости и увидел», «набрал „Макс Стеклов“ и увидел», «я просто набрал в „Твиттере“ поиск, ну там не только он, еще Соболь, Навальный, вот я просто читал все», - сбивчиво объяснял Андреев.

Похожие показания дал и его коллега Артем Тарасов. По словам Тарасова, он работал на протестных акциях с открытым лицом и его тоже насторожила запись пользователя по имени Макс Стеклов.

Произошло это так: 1 августа по дороге на работу он открыл «Твиттер» и увидел запись Макса Стеклова.

- А что там было? - настойчиво спрашивала свидетеля прокурор.

- О том, что можно по фотографии узнать геолокацию… детей сотрудников похищать и убивать, - пересказал по памяти сотрудник Росгвардии.

- А в какой форме это было написано, к кому это было обращено?

- Это к сотрудникам Росгвардии…

- Это о детях сотрудников, а обращение это было к кому? - не сдавалась представитель обвинения.

- Просто сообщение…

Позже в разговоре со стороной защиты Тарасов изменил свои показания и сказал, что впервые увидел упоминание об этой записи на ресурсе «Пикабу». Ответить на вопрос, где именно в центре Москвы проходило его дежурство без маски во время акций протеста, сотрудник правоохранительных органов не смог.

«И никаких памятников в центре, водоемов не помните?» - спросил из стеклянной клетки Синица.

«Не помню», - согласился Тарасов.

Три экспертизы с тремя разными результатами

Призывы к экстремизму или их отсутствие в твитах Синицы искали три психолого-лингвистические экспертизы.

Первая была выполнена по запросу следствия в начале августа Центром социокультурных экспертиз. Как напоминала «Медиазона», он известен тем, что обнаружил в лозунге «Убей в себе раба» «призыв к насилию над собой и смене существующего строя».

Следствие попросило экспертов изучить два десятка твитов Синицы. Экспертиза Центра социокультурных экспертиз - единственное из трех исследований, говорящее о том, что в записях блогера есть «психологические и лингвистические признаки побуждения, в том числе в форме призыва», а также признаки возбуждения вражды.

Защита Синицы утверждает, что у двух авторов документа нет необходимой квалификации.

Вторую экспертизу для следствия выполнили специалисты подведомственного ФСБ института криминалистики. Авторы этого исследования пришли к выводу, что «в текстах от имени „Макса Стеклова“ не имеется призывов к осуществлению насильственных действий в отношении сотрудников правоохранительных органов и их родственников».

Однако текст поста о детях силовиков «может быть воспринят в качестве инструкции (по осуществлению насильственных действий в отношении близких родственников сотрудников правоохранительных органов - детей), в первую очередь лицами, склонными к агрессивным проявлениям и испытывающими негативные чувства по отношению к действующей власти», говорится во втором исследовании. Среди записей в «Твиттере» Синицы эксперты также нашли высказывания, направленные на возбуждение ненависти.

Третью экспертизу по запросу адвоката Синицы выполнила некоммерческая организация «Центр по проведению судебных экспертиз и исследований». Авторы экспертизы утверждают, что в записях финансового менеджера из Люберец нет ни призывов к насилию, ни попыток возбудить ненависть или вражду к кому-либо; признаки призывов, по словам экспертов, содержатся только лишь в твитах об участии в протестных акциях.

«Содержание призыва: выходить на Тверскую и Бульварное кольцо и требовать соблюдения своих прав; прийти на митинг в предстоящую субботу», - говорится в заключении специалистов из «Центра по проведению судебных экспертиз и исследований».