Глава Front Line: столько снарядов в жилом доме могло оказаться только по глупости

  • Мы находимся под присмотром
  • В Эстонии нет теневых продаж боеприпасов
  • Глупых и жадных людей хватает
  • За изъятый арсенал дают от нескольких десятков до нескольких сотен евро

Скандальная история с боеприпасами к гранатомету, пушке и пулемету, обнаруженными в съемной квартире обычного жилого дома в Ыйсмяэ, произвела большой резонанс.

Оценку произошедшему дал в студии Rus.Postimees руководитель эстонского военно-исторического клуба Front Line Андрей Лазурин.

Выдержки из беседы:

– Удивляют ли вас подобные находки?

– К сожалению, не удивляют. Через Эстонию несколько раз проходила война. Количество боеприпасов, оставленных войнами на территории страны, очень велико.

– А удивляет ли вас то, что их можно обнаружить в больших количествах в съемных квартирах в многоэтажных домах?

– Эта практика существует, в том числе среди людей, занимающихся поиском военных артефактов времен Второй мировой войны. К сожалению, некоторые боеприпасы уносят домой.

Иногда, оказавшись без денег, люди начинают снимать с боеприпасов то, что можно продать как цветной металлолом. В основном мы с этим сталкиваемся в районе Ида-Вирумаа. В целом продажей боеприпасов занимается мизерное количество людей.

– Насколько широк круг официальных поисковиков и дилетантов?

– В Эстонии восемь зарегистрированных поисковых организаций. Если говорить о тех, кто работает просто с лицензиями на металлодетектор, то их гораздо больше. Речь идет о сотнях людей, не считая тех, у кого таких разрешений нет. В принципе, в этом нет ничего криминального. Многие занимаются стариной, ищут артефакты, монеты, а поисковые организации и официальные поисковики работают по периоду Второй мировой войны, занимаются поисками погибших солдат.

– Нужны ли какие-то ограничения на пользование металлодетектором, который сейчас доступен для всех?

– Это вряд ли возможно. В Эстонии существует официальная процедура лицензирования. Отсутствие лицензии чревато штрафом или даже более суровыми последствиями.

– Бросает ли ыйсмяэский инцидент тень на военно-исторические клубы?

– Безусловно, так как именно военно-исторические клубы имеют дело с боеприпасами, которые могли остаться не только после войн, но и после ухода советской армии и после учений современной эстонской армии. В наших рядах случались инциденты, подобные тому, что произошел в Ыйсмяэ. 

Любая организация, занимающаяся военной историей, находится под присмотром. Мы в самых хороших отношениях со спецслужбами. Нам нечего скрывать. 

– Любой ли человек может отправиться в лес ловить эхо войны?

– В принципе, да. Это не регулируется законом. При желании любой человек может отправиться в лес и работать с металлодетектором.

– Насколько опасны такие находки? К чему обязывает закон при их обнаружении?

– Они представляют очень серьезную опасность, особенно, если люди не знают, что с такими находками делать. Самое главное правило: не трогать и вызывать саперов! Они забирают и уничтожают найденные боеприпасы.

– Что можно найти в наших лесах?

– Помимо грибов и ягод, можно найти очень много: начиная от обычных патронов и заканчивая авиабомбами большого калибра.

– И все-таки, как столько снарядов могли оказаться в жилом доме?

– С одной стороны – это глупость тех, кто их тащит в квартиры. Профессиональные военные историки и поисковики могут сказать, что любой боеприпас, даже пролежав больше 70 лет в земле, может нести за собой угрозу. Подрывы, в которых страдали и обычные люди, и поисковики, случались и на территории Эстонии.

С другой стороны, иногда финансовое положение толкает людей на то, чтобы снимать с боеприпасов те части, которые можно продать как цветной металлолом. В основном мы с этим сталкиваемся в районе Ида-Вирумаа.

Дальнейшей продажей или использованием боеприпасов занимается мизерное количество людей.

– Где можно реализовать найденное?

– Частично через форумы и аукционы. Некоторые люди думают, что знают, как обращаться с этими боеприпасами, и пытаются, обезвредив, сделать из них сувенир и продать как железку на аукционе или на форуме.

– А что продается на теневых сайтах?

– Продается всё – от патронов до запчастей.

Отмечу, что в Эстонии благодаря хорошей работе правоохранительных органов теневых продаж нет. Мне об этом не приходилось слышать. За этим ведут контроль и полиция, и КаПо.

– В каких отношениях официальные поисковики со спецслужбами?

– В самых хороших. Все члены нашей организации прошли лицензированные курсы по работе с металлодетекторами. В первую очередь мы отчитываемся перед Департаментом охраны памятников старины. Члены нашей организации поддерживают тесных контакт со Спасательным департаментом, прошли курсы по взрывоопасным предметам. Если у органов правопорядка возникают вопросы, мы всегда готовы на них ответить. Нам скрывать нечего.

– Вы находитесь под пристальным вниманием?

– Любая организация, занимающаяся военной историей, находится под присмотром.

– Как часто вас проверяют?

– Несколько раз в год нами интересуются.

– Много ли в Эстонии желающих нажиться на боеприпасах и просто заигравшихся глупцов?

– Их хватает. Слава богу, что за этим ведется жесткий контроль.

– Сколько можно выручить за арсенал, изъятый в Йысмяэ?

– По опубликованным фото сложно что-либо сказать. Какие-то деньги выручить можно. Здесь скорее нужно говорить об артефактах – остатках оружия. В зависимости от состояния – от нескольких десятков до нескольких сотен евро.

Смотрите интервью в повторе!

Студия Postimees: откуда в жилом доме столько снарядов? И сколько они стоят? / Одежда ведущей: Luisa Spagnoli Estonia 

ФОТО: Erik Prozes

  • Удивляют ли поисковиков такие находки?
  • Бросает ли этот инцидент тень на военно-исторические клубы?
  • Любой ли человек может отправиться в лес ловить эхо войны?
  • Где дилетант может взять оборудование?
  • В каких отношениях официальные поисковики со спецслужбами? 
  • К чему обязывает закон при обнаружении опасных предметов?
  • Что продается на официальных, а что – на теневых сайтах?
  • Сколько можно выручить за арсенал, изъятый в Йысмяэ?

Одежда ведущей: Luisa Spagnoli Estonia 

НАВЕРХ