Эстонец управляет в Сибири территорией, которая больше, чем Эстония

Владимир Саар инспектирует новый жилой квартал в поселке Таежный.

ФОТО: Jaanus Piirsalu

Формула успеха хорошо говорящего по-эстонски Владимира Саара, успешного главы самоуправления в огромном Красноярском крае, - важнее всего, чтобы у людей была работа.

Эстонец Владимир Саар руководит в Сибири территорией, которая на четверть больше Эстонии и на которой возникают все новые мощные заводы. 24 часов в сутках не хватает, признается Postimees 56-летний Саар.

«В Эстонии такой реки нет», - на приличном эстонском говорит он, стоя на берегу величественной Ангары: единственной реки, вытекающей из глубочайшего в мире озера Байкал. Около городка Богучаны ширина Ангары составляет два километра. В сердце Сибири, где все масштабно по сравнению с Эстонией, за жизнь людей на территории в 55 000 квадратных километров отвечает эстонец Владимир Саар.

Ранним утром 9 мая прошлого года в районном центре Богучаны приземлился вертолет с сотрудниками ФСБ и Следственного комитета. Они надели наручники на главу Богучанского района Александра Бахтина, которому впоследствии было предъявлено обвинение в принятии взятки в размере миллиона рублей (14 000 евро).

Необходимо было срочно найти нового надежного главу района, поскольку Красноярский край – важный промышленный и лесохозяйственный регион. Выбор губернатора Александра Усса пал на Владимира Саара, который тогда руководил районом Красноярска, насчитывающим около 150 000 жителей.

О самом Уссе, который вот уже третий год руководит Красноярским краем, по площади немного уступающим десятой стране мира Алжиру (это примерно как Украина, Франция, Испания, Германия и Великобритания вместе взятые), некоторые местные эстонцы говорят, что по отцу и он тоже эстонского происхождения. Но в действительности его отец из Белоруссии, где это тоже распространенная фамилия.

Размером с Хорватию

Когда я сравниваю глав сибирских районов величиной с европейские страны с царьками, Саар смеется: «Ничего подобного, нигде в России никто так не силен». Площадь его района равна площади Хорватии, но жителей там – как в Пярну, всего 45 000, т.е. менее человека на квадратный километр. На самом деле, плотность населения там еще меньше, поскольку почти половина живет в двух крупнейших населенных пунктах.

Саар говорит об управлении огромным и богатым лесом районе, что все зависит от того, как ты сам хочешь и умеешь работать. «Губернатор требует от нас, чтобы мы отвечали за все, что происходит в районе, - говорит Саар. – Ни о чем нельзя сказать, что это не мое дело. Можно работать по 24 часа в сутки, и все равно не хватает времени». Поскольку суд над его предшественником еще не состоялся, и виновным он не признан, официально Саар пока и.о. главы района.

Почти каждую неделю Саар должен ездить в Красноярск на губернаторские совещания. От Богучан до Красноярска почти 700 км, т.е. примерно столько же, сколько от Таллинна до польской границы. Причем 150 км приходится ехать по гравийной дороге, где тяжелые лесовозы выбили глубокие колеи. Восемь часов на автомобиле в один конец. Всего на поездку уходит три дня.

И все же Саару повезло. У главы соседнего района, где живут эвенки (по площади приблизительно в два с лишним раза больше Германии), зимой уходит на поездку на совещание почти сутки. Правда, летом он пользуется самолетом. C’est la vie по-сибирски.

«Дороги! - быстро отвечает Владимир Саар на вопрос, что больше всего беспокоит его как главу района. – Ты же сам видел наши дороги. С такими дорогами у здешних жителей должно быть крепкое терпение». В районе есть и такие деревни, куда вообще не ведут постоянные дороги, только зимние.

Цена на отопление сверхважна

Вторая проблема тоже типична для Сибири: высокие коммунальные расходы, особенно самый важный – за отопление. Причиной тому – построенные еще в советское время угольные котельные и непрозрачное ценообразование.

«Если он всем даст квартиру в Красноярске и что-нибудь сделает против повышения коммунальных платежей, то мы его полюбим!» - отвечает администратор богучанской гостиницы на вопрос, что он думает о Сааре. В этой шутке есть доля правды: «Коммунальные расходы здесь выше, чем в Красноярске, платежи за мою трешку зимой могут достигать 12 000 рублей (170 евро) в месяц». Для сравнения: 12 000 рублей в месяц – это обычная пенсия, а обычная зарплата в Богучанах – 18 000 – 30 000 рублей (250-410 евро).

Важнее всего, чтобы у людей была работа, говорит Владимир Саар. С этим в Богучанском районе проблем нет.

ФОТО: Jaanus Piirsalu

С конца прошлого года неподалеку от Богучан на полную мощность работает принадлежащий Олегу Дерипаске самый современный в России алюминиевый завод, производящий 600 000 тонн в год. Завод дает работу 3000 человек. Только в пожарном депо постоянно дежурит десять машин, в одну смену трудятся минимум 60 спасателей.

Лесная промышленность Богучан с 1000 работников – одна из крупнейших в Сибири, там обрабатывается около миллиона тонн леса в год. Продукция идет в основном в Китай. Недавно была открыта новая линия, производящая в год из отходов 100 000 древесных гранул, которые продают в Европу.

Рядом планируется построить целлюлозный завод. Речь идет о проекте государственной важности, о котором российские СМИ писали, что ответственным за него назначен человек из окружения Путина, один из богатейших людей России Геннадий Тимченко.

Развивающийся район

Место подходит для крупного производства: помимо воды (из Ангары) здесь хватает электроэнергии, которую производит одна из крупнейших в России гидроэлектростанций, носящая имя Богучанской, хоть она и находится в соседнем районе. В ближайшие годы в районе начнется строительство еще одной ГЭС на Ангаре.

В 600-800 км к северу от Богучан находятся крупные нефтяные месторождения, большинство которых принадлежат государственной Роснефти. Многие местные жители работают именно там. На работу ходят вахтенным методом: два-шесть месяцев работают, потом домой, в отпуск.

Поскольку работы хватает, люди, по словам Саара, не стремятся уезжать. «Думаю, люди остаются, потому что здесь в каждой деревне есть школа, детский сад и больница. Это много значит, - говорит он. – Люди же уже родились здесь, им здесь нравится: лес, река, рыба. Природа многих держит здесь».

В Богучанах в этом году была открыта новая больница на 200 койко-мест. Саар особенно гордится тем, что в районной больнице есть современный томограф. Найти врачей – не большая проблема, поскольку район может платить им хорошую зарплату. «Врачей везде не хватает. Но я думаю, в больших городах врачей не хватает больше, чем у нас».

Из этого здания Владимир Саар управляет районом, который по территории больше Хорватии.

ФОТО: Jaanus Piirsalu

Главной проблемой этим летом для Саара, как и для многих других, стали лесные пожары в Восточной Сибири. Перед этим полтора месяца не было дождей. Тушили пожары месяц. На пике одновременно работали десять вертолетов Ми-8. За один раз спасательный вертолет может взять 2000-3000 литров воды, которые выливаются за несколько секунд. Каждый вертолет с полным баком за пару часов делал 10-12 рейсов. Наконец, пожары потушил дождь. «Ущерб, конечно, был, но у нас такой очень скверной ситуации не возникло», - сказал Саар.

В соседнем эвенкийском районе пожары нанесли тайге существенный урон, но там и расстояния совсем другие. «Там пожары были так далеко – больше 500 километров – что вертолетам на полеты туда-обратно не хватало топлива», - заметил Саар.

Больше 20 лет

«Хороший хозяин», «очень спокойный человек», «довольно справедливый» - так отзываются о Владимире Сааре местные жители.

Очевидно, благодаря этим качествам уроженец эстонской деревни Верхняя Буланка на юге Красноярского края Владимир Саар уже более 20 лет возглавляет самоуправление в это экономически важном для России регионе. В 1997 году он стал заместителем главы родного Каратузского района. В 2003 году он подавляющим большинством голосов был избран главой района и оставался на этом посту десять лет. Потом местные губернатор сделал его своим особым представителем в центральных районах края, после чего его перевели в Красноярск, где он успел поруководить двумя районами. Будучи главой Свердловского района города он отвечал за строительство главного стадиона зимней универсиады зимой 2019 года. Теперь как представитель государства он должен обеспечить строительство и запуск важных для России промышленных предприятий.

Саару палец в рот не клади. На щекотливый вопрос, не помешала ли ему эстонская национальность сделать карьеру, у него тут же готов ответ: «Если сам этого не стыдишься, то ничего не мешает». «Ну, теперь же Антон Вайно в Кремле, сибирские эстонцы должны быть в фаворе», - подначиваю я. Саар улыбается и отшучивается: «Почему же сибирские эстонцы – вообще эстонцы!»

Он вполне мог состояться и в Эстонии – 30 лет назад он планировал переехать. Весной 1989 года в возрасте 25 лет он приехал в Эстонию с твердым намерением сюда перебраться. Председатель колхоза Садукюла в Йыгевамаа Март Томинг как раз искал нового главного агронома и с удовольствием взял Саара на работу. Тот успел отработать четыре месяца, но по семейным обстоятельствам был вынужден вернуться в Сибирь. Вместо Эстонии он реализовался там, согласно поговорке «где родился, там и пригодился».

Чаще приглашайте наших детей в языковые лагеря!

Владимир Саар – из совершенно эстоноязычной семьи. Достаточно ему немного разговориться, – в Богучанах ведь не с кем говорить на родном языке – как его эстонский становится гладким, и все интервью он дает по-эстонски.

С родителями, которые живут в Каратузе, на юге Красноярского края, он говорит по-эстонски, как и его сестра и брат. Глава городской администрации Каратуза – Александр Саар, тоже имеет эстонские корни, он дальний родственник Владимира.

Родной поселок Саара – Верхняя Буланка – когда-то был почти таким же большим эстонским поселком, как находящийся неподалеку Верхний Суэтук. Оба они были основаны эстонцами и финнами приблизительно в одно время, в середине XIX века.

Саар – представитель пятого поколения сибирских эстонцев. Его прапрадед, родившийся в 1821 году Адо Лярм был одним из первых, кто переехал в Верхнюю Буланку из Эстонии. За ним вскоре последовал и другой предок Владимира – родившийся в 1835 году Юри Саар. Владимир не знает, где в Эстонии жили его предки, но помнит, как его двоюродный дед Михкель рассказывал, как его дед Юри Саар сидел с мужиками за праздничным столом, пил самогон и распевал песни, где звучали слова «Мы свободные люди из свободного Харьюмаа!»

В 1970 году, когда Владимир пошел в первый класс, в Буланке, по его словам, жило 300 эстонцев. Вместе с ним в первый класс пошли десять эстонских детей. «Когда нам надо было поговорить между собой, мы говорили по-эстонски. Учитель ничего не понимал. На перемене все говорили только на эстонском», - вспоминает Саар.

Тогда Буланка, еще два поколения назад, был большой и сильной эстонской деревней. По словам Саара, роковым для нее оказалось то, что там была лишь начальная школа и не было приличной дороги – эстонцы стали потихоньку уезжать. Основная школа находилась в 15 км оттуда, детей зимой отвозили в нее на гусеничном тракторе. За ним были сани с маленькой будкой, в которой дети прятались от ветра. Поездка в школу по засыпанным снегом полям длилась до трех часов.

«Зимой, даже когда за окном было до -40, я не помню, чтобы нас оставляли дома из-за мороза. Когда было холодно, мы выскакивали их саней и бежали по снегу, чтобы согреться, - рассказывает Саар. – Однажды я упал в метель и больше не видел ни трактора, ни саней. Остальные на санях подняли шум и по нему я нашел их. Трактор ведь продолжал ехать дальше». Сейчас в Верхней Буланке живет несколько эстонцев, в Верхнем Суэтуке, крупнейшей эстонской деревне в Сибири, эстонскость и эстонский язык еще сохранились. По мнению Саара, важнее всего, чтобы в Суэтуке сохранилась школа, тогда деревня не вымрет.

«Там молодые семьи говорят (по-эстонски), и в школах его преподают. Это многое значит, - говорит Саар. – Если дети будут говорить сейчас в семьях, думаю, 40-50 лет эстонский там еще проживет. А потом исчезнет. Я не очень верю, что их внуки еще будут говорить по-эстонски».

По мнению Саара, эстонское государство должно более активно приглашать детей сибирских эстонцев в языковые лагеря. «Ребенок, который однажды побывал в лагере в Эстонии, будет больше учить эстонский язык, беречь его и хотеть обратно», - убежден Саар.

Спасибо Сависаару и эстонским послам

Начиная с Тийта Мацулевича в начале 2000-х посещение эстонцев в Верхнем Суэтуке входило в обязательную программу каждого эстонского посланника в России.

«Каждому посланнику я говорю спасибо за то, что они побывали в Суэтуке! - говорит Владимир Саар, долгое время возглавлявший Каратузский район, куда входит Верхний Суэтук. – Но первый шаг сделал все-таки Эдгар Сависаар. Вы его терпеть не можете в Эстонии, но я говорю ему большое спасибо».

Саар имеет в виду, что летом 1991 года Сависаара как глава правительства Эстонской ССР побывал в Суэтуке. «Был большой праздник, длинные столы, сильная культурная программа. Он пробыл здесь ночь, на второй день уехал», - вспоминает Саар, работавший тогда в местном колхозе агрономом и делает легкий выпад в сторону нынешних эстонских дипломатов. «Теперь посланцы пробудут несколько часов и сразу обратно: они будто боятся чего-то, чего я не знаю».

Прошлой весной в рамках празднования столетия Эстонской Республики Суэтук должен был посетить премьер-министр Юри Ратас, но в последний момент из-за отравления Сергея Скрипаля визит не состоялся.

«Было бы, конечно, прекрасно, если бы премьер-министр приехал в Суэтук, но такого нет, что народ теперь очень ждет, чтобы приехал Рыйвас или Ратас. У нас все и так знают своих родителей, дедушек-бабушек и что мы – эстонцы», - говорит Саар.

НАВЕРХ