Русская эмигрантка, ставшая капралом Британской армии: пусть мой мужик сидит дома с детьми, а я буду работать
Полгода она отслужила в Эстонии в составе миссии НАТО

Наталья Платонова.

ФОТО: личный архив

Капрал Наталья Платонова (29 лет) уже четыре года служит в Британской армии. В Эстонию она отправлена служить на полгода в составе миссии НАТО. 

Наталья родилась в Узбекистане, после распада Советского Союза ее отец, программист по специальности, перевез семью сначала на Мальту, а затем в Великобританию. Наташа русский язык не забыла, но признается, что думает на английском. По-русски она говорит с небольшим акцентом. «В Великобритании у меня русскоговорящих друзей нет, последний раз я так много, как в Эстонии, говорила на русском, когда была у родственников в России в 2015 году», – улыбается Наташа.

– Как вы попали на службу в армию Великобритании?

– Я работала в компании, которая занималась организацией мероприятий в Лондоне – всякие крутые вечеринки, свадьбы. Моим последним проектом в той компании стала организация свадьбы Элтона Джона в 2014 году. Но однажды я просто увидела рекламу армии по телевизору и подумала: «Как круто!». Пошла служить как резервист. Мне очень понравилось, и я захотела получить звание офицера, но провалила экзамен, и мне сказали, что нужно ждать год, чтобы пересдать его. Тогда я пошла служить в регулярную армию рядовой. Мне было 25 лет.

– Вы променяли алкоголь и вечеринки на армию?

– Да. Моя мама была в шоке. Я думаю, мне просто очень хотелось приключений и путешествий.

– Скорее всего, зарплата организатора выше, чем у военного?

– Конечно. Мне платили 20 фунтов в час, а работала я по 12 часов. Я была на самых крутых вечеринках и постоянно встречала звезд. Мне нравилась моя работа, но я хотела большей дисциплины в жизни. 

– Перед тем как поступить на службу у вас была необходимая физическая подготовка?

– Нет. Пришлось упорно тренироваться. В итоге я стала военным полицейским. (Наталья указывает на берет темно-синего цвета — отличительный знак военной полиции Великобритании). Вообще берет красный, но он привлекает слишком много внимания, и в обычные дни в городе мы носим темно-синий.

– Как к вам в армии отнеслись мужчины, когда вы пошли служить?

– Сейчас женщины-военные – это уже нормально. В 2018 году женщинам впервые разрешили вступать в ряды любых британских войск. Ко мне относились хорошо, в британской армии с этим все строго – никакого буллинга, никакой дискриминации. Мужчины ведут себя со мной правильно, но я знаю, что про себя многие думают «ты не мужик, ты не как мы». У нас еще и физические стандарты разные для мужчин и женщин, мужчины все-таки быстрее немного.

– Ну это неудивительно, все-таки мы же совершенно разные на физическом уровне.

– Вот вы это говорите, а у меня в голове сидит: «Ну если мужики так могут, я тоже могу». 

– Почему вам важно это доказать?

– Хоть мужчины и женщины разные в физическом плане, я считаю, что ментально я такая же сильная, как мужчины. Я хочу доказать это самой себе, может быть, еще семье. Мне все говорят «ты такая девчонка красивая, затем тебе армия?»

– Вы всегда были такой? Хотели что-то доказать?

– Да, всю жизнь. Все-таки у меня советская мама.

– Вы имеете в виду, что это она повлияла так на вас?

– Да. Она хорошо меня воспитала и всегда хотела, чтобы ее дети были самыми лучшими. Мама была строгой, но я рада, что она была такой. А вот английский менталитет другой — в семье дети делают, что хотят.

– У вас очень высокий голос и выглядите вы женственной. Как же вам приходится себя вести на такой мужской работе?

– Я выгляжу маленькой, но я сильная. Могу поднять минимум 50 кг. Могу своего босса поднять на спине и побежать с ним. И да, мое окружение состоит из мужчин. Они все очень громкие. Я же веду себя очень спокойно, разговариваю негромко. Скажу так, на службе мне приходится быть холодной и отключать эмоции. Особенно тяжело пришлось в Эстонии. В составе миссии мы ездили в том числе в детские дома, общались с детьми, и мне как женщине хотелось реветь от сочувствия к ним. Но мои сослуживцы-мужчины так себя не ведут, и мне приходилось отключать эмоции и вести себя как они.

Наталья Платонова со своими коллегами из военной полиции.

ФОТО: личный архив

– От чего вам пришлось отказаться как женщине, чтобы служить?

– Одежда. Эту форму (показывает на камуфляжный костюм) мы должны носить каждый день, а раньше я работала в гламурной сфере, где носила красивые платья, делала макияж и укладывала волосы.

– Но разве в свои выходные вы не имеете права носить обычную одежду?

– На выходных я так одеваюсь, что меня все спрашивают: «Наташ, ты че так вырядилась?» Но я объясняю, что хочу выглядеть, как принцесса, пока есть возможность. Я очень люблю делать макияж, наряжаться, так что в армии в этом смысле пришлось тяжело. Девочек вроде меня на службе в британской армии мало, большинство девушек совсем неженственные. В Эстонии, кстати, наоборот. Здесь девушки в армии более женственные. Я работала на учениях «Весенний шторм», и парни смотрели на местных женщин-военных и говорили «о, какие красотки». 

Наталья считает, что способна на то же, что и любой мужчина. 

ФОТО: личный архив

– От чего пришлось отказаться на душевном уровне?

– От нормальной семьи, я, можно сказать, замужем за работой. Сейчас закончу миссию в Эстонии и попрошусь куда-нибудь еще. Я свободна, поэтому могу ехать куда хочу.

– А вы бы хотели когда-нибудь завести семью?

– Конечно, но думаю, мне нужен партнер, который тоже служит и будет меня понимать. У меня был парень, с которым у нас был общий дом и собака. Мы были вместе три года, но в итоге расстались, потому что он «так не мог».

– Не пожалели, что выбрали карьеру, а не семью?

– Нет.

– А родители не давят по поводу замужества?

– Ой, у меня все бабушки живут в России, мама в Москве — они все время спрашивают, когда я наконец выйду замуж и заведу детей, мне же почти 30 лет. Но я мыслю, как западная женщина, живу, как англичанка, и не волнуюсь об этом. Пока не волнуюсь. После этого интервью начну волноваться (смеется).

На службе в Эстонии Наталья много времени проводила с детьми. 

ФОТО: личный архив

– Ваша мама, наверное, считает, что место женщины на кухне?

– Да. Но я не согласна. Я мыслю, почти как парень. Пусть мужик мой сидит дома с детьми, а я буду работать (хлопает ладонью по столу). Не знаю, где такого мужика найду (смеется). Я постоянно ищу приключений, мужчины меня поэтому побаиваются.

Мои друзья из Англии попросили привезти им из Эстонии футболки с Путиным и матрешек.

– А отношения на службе заводить можно?

– Можно, но только, чтобы человек не был в твоей команде, то есть не писал отчеты, которые касались бы тебя.

– Почему именно вас взяли на службу в Эстонию?

– Наверху узнали, что я говорю по-русски. Для миссии в Эстонии как раз требовался русскоговорящий человек. 

– Когда ваши сослуживцы узнавали, что у вас русские корни, наверное, начинали шутить насчет Путина и России?

– Ну конечно. Но это безобидные шутки. Все очень профессионально.

– И чем вы тут занимались в составе войск НАТО?

– Мы помогали в детских домах, раздавали детям подарки, общались с населением. К примеру, в Нарве нас как-то раз попросили перенести из одного дома в другой 200 кошек. Многие думают, что военные все время бегают с автоматами, но большую часть из четырех лет моей полноценной службы я сижу в офисе. Здесь, в Эстонии, я вообще автомат в руках не держала, я тут с детишками играю.

Однажды она хотела бы завести семью и детей. 

ФОТО: личный архив

– Как вам Нарва?

– Сложилось впечатление, что Нарву побаиваются. Но когда мы туда приехали, к нам очень дружелюбно отнеслись. Ко мне подходили люди и обнимали. Детишкам очень нравится военная техника, они с удовольствием забираются на танки.

– Тяжело ли было постоянно говорить по-русски?

– Нет. Но бывали моменты, когда я не понимала некоторых вещей. К примеру, мы были в детском доме в Нарве, и одна сотрудница попросила нас помочь построить детский дом. Я подумала: «Вау, мы будем строить целый новый детский дом. Это же так тяжело!» Я нашла инженеров, мы начали делать проект, через неделю я привезла их в Нарву, чтобы нам показали, где будем строить. А оказалось, речь шла об игрушечном домике для детей (смеется).

– Какое представление у вас было об Эстонии, пока вы сюда не приехали?

– Я удивилась тому, что Таллинн такой современный. Я думала, здесь будет как в России, а оказалось всё такое продвинутое. Теллискиви - очень классный район. Эстонские военные очень расслабленные, мы же, британцы, постоянно волнуемся обо всем. Мне в Эстонии понравилось.

– А если бы вас послали в горячую точку? 

– Поехала бы, мне совсем не страшно. Но если бы дали выбирать, я бы отправилась служить куда-нибудь, где в свободное время можно было бы позагорать на пляже с золотым песком.

– Когда я путешествую, мой чемодан всегда тяжелее и больше, чем сумка моего спутника. А у женщин-военных сумка такая же, как у мужчин?

– Ой, вы знаете, надо мной все смеялись, мол, я переезжаю в Эстонию жить: у меня с собой было пять сумок. А буду уезжать -  станет еще больше. В Эстонии такой классный шоппинг, я столько всего накупила.

– Но твои сослуживцы помогают тебе носить чемоданы?

– Конечно (смеется).

– Тебе осталось служить в Эстонии два дня. Что ты привезешь с собой домой?

– Мои друзья из Англии попросили привезти им из Эстонии футболки с Путиным и матрешек.

– И как, уже купили?

– Нет и не собираюсь (смеется). Пускай сами покупают, а я отправлюсь на свои последние два дня в СПА.

НАВЕРХ