Мартин Лайне: ксенофобия ведет нашу культуру к гибели

Курьер Wolt.

ФОТО: Liis Treimann

Взгляды министра культуры Тыниса Лукаса («Отечество») устарели, узки, препятствуют развитию общества, и я бы сказал, что они вообще ксенофобские, пишет журналист Postimees Мартин Лайне.

Лукас считает в том числе, что «wolt и bolt» ведут нас к исчезновению эстонского языка и культуры, поскольку с помощью смарт-приложений предлагают услуги люди, не владеющие языком.

На это Языковая инспекция выразила пожелание расширить армию чиновников, чтобы активнее докапываться до курьеров и таксистов.

Но чудо современных приложений как раз в том и заключается, что клиент вводит в него информацию, а оказывающий услугу получает ее на универсальном языке, чтобы предоставить возможно лучшую услугу. Гениальная система, которой я и сам из-за языкового барьера часто пользуюсь, находясь за границей,

Так, например, услуга доставки на дом стала столь простой, что стали брать на работу даже глухонемых курьеров. Uber предлагает возможность попросить водителя о тишине, поскольку клиент не нуждается в беседе. Вышеописанное дает, в свою очередь, возможность внести свой вклад в общество и тем, кто иначе бы этого не сделал. Так сказать, в качестве подработки помимо учебы или основной работы, несмотря на инвалидность, происхождение или знание языка. Современные технологии связывают разные слои общества и совместная деятельность, развитие и интеграция в том числе происходят более эффективно.

Органы ООН по правам человека неоднократно объясняли, что наш Закон о языке - дискриминирующий и жесткий и препятствует возможности людей внести свой равноправный вклад в общество.

Теперь же выясняется, что это проблема.

Я считаю, что Языковая инспекция, хоть она и важное ведомство, должна серьезно пересмотреть свою деятельность в меняющемся мире XXI века. И я не единственный, кто так думает.

Органы ООН по правам человека неоднократно объясняли, что наш Закон о языке дискриминирующий и жесткий, он препятствует возможности людей внести свой равноправный вклад в общество. Столь же часто стартапы, которые называют нашей честью и славой, считают, что чрезмерная реакция и стигматизация «чужаков» явно ограничивают свободу предпринимательства.

Я понимаю противостояние глобализации. Эстонский язык и культура из-за того, что они малы, остаются ужасающе хрупкими и нуждаются в защите.

В то же время я считаю, что развитие единого общества и равные возможности развивают наш язык и культуру. Хотя беседа и не обязательна, я ни с одним иммигрантом не говорил так много по-эстонски, как с каким-нибудь курьером по доставке еды африканского происхождения, который видит в своей работе возможность улучшить навыки владения языком.

По моим сведениям, в инспекцию поступили минимум три жалобы от одного человека на курьеров Wolt, которые на самом деле владели эстонским на уровне С1. То есть выясняется, что для клиента, очевидно, было неприемлемым происхождение или цвет кожи курьера. И это явление, которое, на самом деле, ведет культуру к гибели.

НАВЕРХ