Кадри Куульпак: еще раз о «болтах» и «волтах»

Кадри Куульпак.

ФОТО: Erakogu

Вокруг высказывания министра культуры Тыниса Лукаса («Отечество») о том, что через интернет-платформы услуги предлагают иноязычные люди, что совершенно неправильно, поднялось много пыли. С некоторыми высказываниями в этих дебатах вообще нельзя согласиться, пишет в Postimees журналист Кадри Куульпак.

Прежде всего, нужно понять, что требование владеть эстонским языком для «болтов и волтов» существует в интересах самих предприятий и работников. Именно создание равных возможностей должно быть сравнимо с целями радетелей за общество. Критика в адрес тех, кто требует знания языка, непонятна хотя бы потому, что кроме способности поздороваться с клиентом, курьер должен быть в состоянии разговаривать с людьми и на другие темы: например, у врача, на собрании квартирного товарищества, или просто, чтобы найти друзей среди местных жителей.

Только недавно я столкнулась с водителем Bolt, который хотел потренировать свой эстонский язык. В числе прочего, я спросила, сталкивался ли он с расизмом, и что он думает о нынешнем правительстве. Выяснилось, за восемь лет он лишь единожды столкнулся с недопониманием из-за цвета его кожи. А нынешнее правительство он называет – как и весь популизм – временным явлением.

Однако большинство тех, кто выучил язык, не достигают равного с коренным населением экономического уровня. У коренных лучше контакты, сеть общения, складывавшаяся десятилетиями, и накопленное имущество.

Часто приводятся в примеы миллионеров из числа иммигрантов или просто успешных людей, но пробить стеклянный потолок помогает именно знание местного языка. В свою защиту Wolt и Bolt сказали, что таксо- и продуктовые курьеры общаются клиентами так мало, что с доставкой еды может справиться и, например, глухонемой.

Определение людей с особыми потребностями на одну ступень с иммигрантами просто цинично.

Wolt сравнил несравнимое и тогда, когда заявил Postimees, что это предприятие с финским фоном, а у северных соседей языковой вопрос в обществе не поднимался. Конечно, не поднимался! В Финляндии на финском языке говорит сейчас 88 процентов населения. В Эстонии говорящих по-эстонски на 20 процентов меньше – 68 процентов.

Но соглашусь с критиками Лукаса в том, что намного большей проблемой является русскоязычное население – двуязычная система образования и люди, которые потребляют новости под кремлевским соусом.

Защищающие права людей организации ООН говорили, что наши законы о языке ограничивают возможности людей для равного вклада в общество. Ограничивают, но тогда, когда удерживается в работе двуязычная система образования. И не нужно удивляться, что в Эстонии меньше всех зарабатывает говорящая на русском языке женщина.

НАВЕРХ