Мартин Эхала: необходимо восстановить авторитет учителя как представителя власти

Даже если учитель - женщина, она воспринимается как представитель власти, которая уже по одной своей роли заслужила такое обращение.

ФОТО: Martin Ehala: raevuka allumatuse sündroom Kui ma aasta algul avaldasin lood õpetajate massilisest kiusamisest, lootsin vaikselt, et ka naistevastase vägivalla vastu võitlejailt tuleb mõni toetav sõnavõtt, kui mitte tõsisem algatus, sest suur osa õpetajate

Когда в начале года я опубликовал статью о массовом издевательстве над учителями, я тихо надеялся, что в поддержку выскажутся и борцы против насилия над женщинами, а возможно, будет проявлена и какая-нибудь более серьезная инициатива, поскольку большая часть издевательств над учителями имеет сексуальный подтекст и жертвами в основном являются женщины. Но, по моим сведениям, этого не случилось. Я попытался понять, откуда такая мягкость, пишет Мартин Эхала в Postimees.

Я считаю, что несмотря на то, что учителя – в основном, женщина, их в первую очередь, воспринимают как представителей системы, у которых есть власть над учениками. Учительница - уже по роду своей должности «подавитель», даже если ее деятельность продиктована искренним желанием обучить «подавленных». И когда ученики бунтуют, это практически борьба за свободу. А кто будет сочувствовать диктаторам…

Западные общества в последние десятилетия занимались разрушением вертикали власти и строительством более равного общества. Патриархальный образ учителя для такого общества не годится, поэтому и пытаются создать школу, в которой отношения учителя с учеником строятся как будто отношения равного с равным. Но получается это не очень хорошо.

Вместо того, чтобы быть субъектом, равным ученику, учитель становится обслуживающим и развлекающим персоналом. 

Сотрудничество между равными может происходить только тогда, когда обе стороны преследуют одну и ту же цель и вольны уйти, если сотрудничество не нравится. Такой возможности школа не предлагает. В результате учителя терпят только до тех пор, пока он ничего не требует, но такое невозможно, если учитель относится к своей работе со всей душой. Так издевательство учеников над учителями становится неизбежным следствием борьбы за власть равных субъектов, оказавшихся в вынужденной ситуации.

В такой ситуации порядок в доме достигается лишь тогда, когда индивид делает то, чего хочет большинство. Так и выходит, что вместо того, чтобы быть субъектом, равным ученику, учитель становится обслуживающим и развлекающим персоналом. Если мы хотим реализовать в стратегии образования мечту об учителе-менторе, то ее будет возможно осуществить лишь после отмены школьной обязанности или восстановления авторитета учителя как представителя власти.

С принятия декларации о правах человека прогрессивное человечество в отношении индивида и власти становилось на сторону индивида. И учитель – не единственный, кто попал между жерновов. Родители детей тоже не осмеливаются или уже не умеют в нужное время установить для своих детей границы, поэтому потом живут в постоянном страхе, как это недавно показала статья Postimees о неспособности родителей обуздать зависимость своих детей от гаджетов.

Ясно, что детей, таким образом выращенными непослушными, невозможно заставить учиться в традиционной школе. Ученик должен иметь возможность уйти, если ему не нравится. А учитель должен иметь выбор, кого учить.

К сожалению, речь не только о вопросе воспитания: синдром агрессивного непослушания понемногу становится общественной проблемой, которая уже проявляется, например, в анархической борьбе против власти французских желтых жилетов или гонконгских студентов. Есть опасения, что отмена школьной повинности сделает все еще хуже. Возможно, стоит все-таки задуматься о второй возможности.

НАВЕРХ