Владимир Путин.

ФОТО: Alexei Nikolsky / Alexei Nikolsky/TASS

Российские следователи и суд использовали против бизнесмена декларацию, поданную им в рамках амнистии капиталов. Президент Владимир Путин обещал, что этого не случится.

Кремль утверждает, что Путину стоит верить, а эксперты говорят, что прецедент подорвет доверие тех, кто собирался легализовать спрятанные за границей капиталы, но пока не воспользовался продленной до весны амнистией.

Глава управляющей компании петербургского порта Усть-Луга Валерий Израйлит был арестован в конце декабря 2016 года по делу о мошенничестве на 208 млн рублей при поставках труб для нефтебазы госкомпании "Транснефть".

До суда дело дошло только в сентябре 2019 года. На одном из первых заседаний выяснилось, что следователи из ФСБ запросили в Федеральной налоговой службе декларацию Израйлита, которую он подал в начале 2016 года в рамках амнистии капитала, пишут "Ведомости" со ссылкой на защиту предпринимателя. По данным издания, бизнесмен задекларировал иностранные компании, акции, банковские счета, квартиру в Лондоне.

Адвокат бизнесмена Владимир Ковин рассказал Би-би-си, что следствие использует данные из декларации как доказательства вины Израйлита в совершении преступлений, предусмотренных статьями 193 ("невозвращение валюты из-за границы") и 174 ("отмывание денежных средств"). Также, по словам адвоката, следователи с помощью декларации обосновали меру пресечения - якобы бизнесмен может скрыться, потому что обладает имуществом за границей.

Суд разрешил приобщить к делу эти сведения, сказал Ковин.

Адвокат считает, что это было сделано "в нарушение тех обязательств, которые брало на себя государство, а именно - о сохранности налоговой тайны и сведений, указанных в декларации".

Что обещали власти

Президент Владимир Путин анонсировал амнистию капитала в ежегодном послании Федеральному собранию в декабре 2014 года.

"Если человек легализует свои средства и имущество в России, он получит твердые правовые гарантии, что его не будут таскать по различным органам, в том числе правоохранительным, трясти, не спросят об источниках и способах получения капитала, что он не столкнется с уголовным или административным преследованием, и к нему не будет вопросов со стороны налоговых служб и правоохранительных органов", - сказал тогда Путин.

Первая амнистия капитала была проведена в 2016 году, а через два года была объявлена еще одна. Тогда министр финансов Антон Силуанов говорил, что это вопрос доверия. "[Предприниматели опасаются], а вдруг информация о наших зарегистрированных компаниях, счетах попадет в СМИ, нас начнет кошмарить правоохранительная система? Этого не произошло", - рассуждал министр об успехах второй амнистии.

В мае 2019 года Путин продлил амнистию капитала еще на год.

"Фатальный прецедент"

Амнистия - это механизм доверия, соглашается с Силуановым президент инвестиционной группы "Московские партнеры" Евгений Коган, консультировавший предпринимателей по этому вопросу. По его мнению, на процессе по делу Израйлита создан "опасный, даже фатальный прецедент".

Коган говорит, что условия второй амнистии ему показались рациональными, особенно с учетом ужесточения налоговых законов по всему миру, но сразу было понятно, что власти обещают защиту только от налоговых и валютных претензий.

"Если вы когда-то в лохматом году забросили на какой-то лохматый счет в каком-то лохматом западном банке или брокерской компании деньги, то вы прощаетесь по способу незаконной доставки и по тем налогам, которые вы не заплатили. Но по другим статьям есть такой риск, что они могут вас и привлечь. И вот мы видим, что этот риск, к сожалению, реализовался", - говорит он.

Коган считает, что для ряда предпринимателей этот случай будет очередным напоминаем принципа "не верь, не бойся, не проси".

Заявленные рамки проведения амнистии нарушены, но пока это единичный случай, успокаивает предпринимателей уполномоченный по защите их прав Борис Титов.

"Материалы не использованы, для того, чтобы обвинить Израйлита в том, что с этих денег не были заплачены налоги. Они использовались косвенно для других доказательств, по другим обвинениям, которые ему предъявили", - сказал он.

"Нельзя говорить, что это системная проблема, что амнистия не состоялась. Я считаю, что амнистия идет нормально", - говорит омбудсмен.

Он считает, что в закон нужно внести поправки, запрещающие предоставление следственным органам материалов, полученных в рамках амнистии.

Вопрос доверия

Если подходить абсолютно формально, то в законе прописан лишь ограниченный перечень статей, по которым бизнесменов освобождают от ответственности в рамках амнистии, напоминает адвокат Алексей Кирсанов.

"Но сам факт использования этих данных, даже если он соответствует букве закона, противоречит его духу. Здесь встает вопрос доверия, потому что декларирование - факт добровольный, а любое добровольное действие должно базироваться исключительно на доверии", - говорит он.

Когда предприниматели подавали декларации, они надеялись, что раскрытая информация не будет использована против них, говорит руководитель практики уголовно-правовой защиты бизнеса Bryan Cave Leighton Paisner Антон Гусев.

"А теперь им говорят, что нет, по другим составам преступления это можно использовать".

"Очевидно, что бизнес сильно ошибся. Такая практика сильно нивелирует саму идею этих деклараций. Зачем тогда людям добровольно что-то рассказывать? Если не так, то по-другому будет против них использована информация", - говорит Гусев.

Представитель президента Дмитрий Песков отказался комментировать суд на Израйлитом, сославшись на то, что не видел материалов дела. Но об амнистии в целом сказал, что бизнесу стоит верить Путину, потому что он "неоднократно доказывал состоятельность своих слов".