Бабушки и младенцы не могут остаться без врачей

По словам Андрея Деточенко, они не рассчитывали, что придется работать в Маарду.

ФОТО: личный архив

Эхо тендера Больничной кассы на оказание услуг врачами-специалистами, прошедшего летом прошлого года, до сих пор не утихает. По результатам конкурса как минимум два густонаселенных города Харьюского уезда остались без врачей – Маарду и Палдиски. Жителям было предложено ездить к таллиннским врачам, что здорово осложнило их жизнь.

К счастью, при активном участии городской управы часть врачей уже вернулась в Маарду – в городе можно попасть на прием к хирургу и неврологу. За помощью гинеколога все еще приходится кататься в столицу и выстаивать очереди наравне с многотысячной столичной армией пациентов. Однако и эту проблему обещают скоро решить.

Разбираясь в этой ситуации, Rus.Postimees на протяжении долгого времени пытался выйти на контакт с победителями конкурса – Estmedica Tervisekeskus (бывший Силламяэский центр здоровья) и частной клиникой SA Albinea. В итоге нам удалось познакомиться с главным врачом клиники Estmedica Tervisekeskus Андреем Деточенко.

- Почему, выиграв конкурс и заключив договор, вы не смогли организовать работу в Маарду и Палдиски?

- Чтобы объяснить эту ситуацию, я должен вернуться назад. Нас называют новыми игроками на рынке, но это неправда. У нас и раньше, последние пять лет, был договор с Больничной кассой по общей хирургии, мы оказывали медицинскую помощь на территории Харьюмаа, в Таллинне. В этот раз просто увеличился объем заказа. Сразу после объявления результатов нынешнего конкурса по инициативе мэра Маарду Владимира Архипова и Больничной кассы начались переговоры о том, чтобы мы оказывали услуги в городе и продолжили лечить пациентов вместо Каллавереской больницы. Такие же переговоры шли и по Палдиски. Однако Маарду сразу предложил свою помощь, что было поддержано Больничной кассой, и нам предложили там работать.

Мы были поставлены в сложную ситуацию. С одной стороны, мы врачи и мы понимаем, что целый город, в том числе, старики и младенцы, не может остаться без врачебной помощи на месте. С другой стороны, мы не рассчитывали, что нам придется работать в Маарду. Мы не указывали это в своем предложении Больничной кассе, когда принимали участие в конкурсе. Но, когда стало понятно, что оказывать помощь в Маарду необходимо, мы решили принять предложение, тем более что местная мэрия была настроена положительно и начала помогать нам делом. Большую помощь оказала и Каллавереская больница.

- В итоге вам пришлось перекинуть деньги, уже полученные на работу в Таллинне, на Маарду или сумма была увеличена?

- Нет, сумма осталась прежней. Мы не обязаны были этого делать, но, обсудив сложившуюся ситуацию, приняли решение взять на себя такое обязательство. Переговорили с работавшими там раньше хирургами, они согласились остаться, мы взяли их на работу и благодаря совместной работе с Каллавереской больницей начали прием. Расположились на предложенном больницей этаже, а на другом, где мы находимся теперь, развернули ремонт. И если работу врачей покрывает договор, то инвестиции в ремонт и оборудование мы сделали из собственных средств – вряд ли мы сможем когда-нибудь их вернуть.

- Ваши средства были потрачены на ремонт, а аренду помещений оплачивает мэрия Маарду?

- Да.

- О каких суммах идет речь?

- Конкретные суммы вряд ли интересны читателям, тем более, что все зависит и от конкретных нагрузок каждый месяц и даже день. Мы благодарны мэрии Маарду, которая компенсирует затраты на аренду помещения, но в итоге с этим проектом мы все равно практически находимся в минусе. С точки зрения предпринимателя, это нерентабельно, но, с точки зрения нашего медицинского учреждения, отказаться от Маарду мы не можем, поскольку работаем с людьми, а они не могут оставаться без медицинской помощи. Хотя мы все же надеемся обойтись без убытков.

В больших больницах таллиннского или республиканского уровня работают специалисты высокого класса. Неразумно отправлять такого врача в Маарду или в Палдиски.

Сейчас в маардуской хирургии у нас работают два врача, две медсестры и санитарка. Плюс невролог. Хирурги работают каждый день с полной нагрузкой. Они не просто принимают, но проводят все необходимые процедуры, операции и обследования. Причем, мы от БК получаем меньше средств, чем за ту же работу получало бы иное учреждение, например большая больница, так как по условиям конкурса наши услуги дешевле прейскуранта на 15 процентов. То есть наша помощь государству выгодна, она экономит 15 процентов. Пациенты из Маарду получают помощь и в нашей таллиннской клинике, расположенной на Нарвском шоссе, где есть все условия и отделение дневной хирургии.

- Все обследования пациенты проходят в Таллинне?

- На месте пациенты могут пройти рентгенологическое обследование и сдать некоторые анализы крови. Другие сложные обследования и анализы пациенты могут пройти на базе Mammograf и Synlab в Таллинне. Средств, выделенных нам Больничной кассой, хватает для работы.

- В чем тогда заключается помощь, если все эти средства вы могли тратить в Таллинне, где у вас уже построена хорошая клиника? Это помощь, скорее, для Маарду, который был оставлен без врачей.

- Помощь Больничной кассы, мэрии Маарду и Каллавереской больницы состоит в поддержке нашей деятельности в городе, иначе мы бы не смогли организовать там оказание медицинских услуг. Наше дело маленькое – мы работаем. Но, если говорить в целом, действительно невозможно построить больницы везде, поэтому в Маарду и работает сегодняшняя модель помощи.

- Но в Маарду была больница. Она работала, принимала людей, получала финансирование.

- Есть очень много маленьких городов – Маарду, Палдиски, Силламяэ, да даже Виймси, где не имеется своих больниц широкого профиля, есть только некоторые стационарные или иные услуги.

- Но в Палдиски и Маарду все закрыли именно в рамках того тендера, который выиграли вы.

- В Каллавереской больнице работает отделение сестринского ухода, которое работало и раньше, те услуги, о которых мы говорим, не являются больничными, это амбулаторная помощь. Как на это повлиял тендер, мне сложно сказать, в тендерах я не очень разбираюсь, я – врач.

- У вас в договоре указаны только Таллинн и Харьюмаа?

- Точнее – Харьюмаа.

- Когда вся эта ситуация возникла, ничего не говорилось о том, что при проведении тендера не обозначались конкретные населенные пункты, в которых должен начать работать победитель…

- Весь Харьюмаа.

- И ни Маарду, ни Палдиски отдельно не назывались.

- Конкурс по всей Эстонии проводится по уездам.

- То есть нет никаких населенных пунктов, только уезд и по большому счету вы вообще имели право забыть о Маарду и спокойно работать там, где у вас уже имеется новая современная клиника, – в Таллинне.

- Именно так, но теперь мы сами взяли на себя обязательство и будем работать в Маарду как минимум до следующего тендера.

- Получается, что, выбирая победителей, Больничная касса сразу видела, что Маарду и Палдиски остаются без врачей?

- Мне сложно ответить на этот вопрос, но я, как и все врачи, считаю, что вопрос небольших населенных пунктов нужно решать. Как показывает опыт Маарду, все возможно, когда в процесс вовлечены Больничная касса и самоуправления, которые хотят, чтобы врачи-специалисты обязательно работали на их территории. Третьим участником переговоров в случае маленьких населенных пунктов могут быть небольшие частные клиники, а не только крупные больницы, поскольку для них это нецелесообразно. В больших больницах таллиннского или республиканского уровня работают специалисты высокого класса, которые каждый день делают сложные операции. Неразумно отправлять такого врача в Маарду или в Палдиски.

- Мы говорили о том, что и в этой ситуации с Маарду и Палдиски можно было сразу привлечь врачей из проигравших конкурс клиник. К специалистам у Больничной кассы претензий не было, были претензии к самим медицинским учреждениям. Так решается кадровый вопрос, а оформить врача можно в любой больнице, имеющей договор с Кассой.

- Еще раз повторю, такой вариант приемлем только для небольших клиник. Большая больница должна будет инвестировать в помещения, наладить работу. Сегодня у них есть врач, который работал в городе раньше, а завтра он решит уйти. Придется отправлять высококлассного врача, поскольку договор – это взятое на себя обязательство, от которого невозможно отступиться. Поэтому мы считаем, что эту работу могут выполнять маленькие клиники, которых в Эстонии достаточно, но с привлечением самоуправлений и Больничной кассы.

НАВЕРХ