Пыхья-Таллинн: радости и гадости глазами местных жителей
Вопли о Копли

Вид на Коплиские линии сверху.

ФОТО: Александр Гужов

Когда-то этот столичный район именовался Калининским и хотя включал в себя не только полуостров с окрестностями, в народе его звали Копли. Все, что было ограничено Балтийским вокзалом с одной стороны и Таллиннским ипподромом с другой, считалось «Коплями».

И «эти самые Копли» служили главным пугалом города: характеристика «да он же из Коплей» являлась исчерпывающей для человека, а «это где-то в Коплях» – для объекта недвижимости. Заводы, заборы, портовые краны, железнодорожные пути, безликий новострой или деревяшки без удобств, суровый рабочий люд – таков был имидж района. С тех пор прошло без малого тридцать лет.

Облагораживать Пыхья-Таллинн начали в 90-х, – пляж с променадом вдоль него и аллея в лесу, места для проведения детского и взрослого досуга, несколько современных домов – однако до идеала было далеко. Возрождение началось со Штромки, а остальные микрорайоны ждали своей то ли очереди, то ли кончины.

Но таллиннцы уже начали понимать, что не всё «Копли» – Копли, что есть множество мелких и разительно отличающихся друг от друга райончиков – Пельгуранд, он же Штромка (пляж), Пельгулинн (скорбь и печаль), собственно Копли (упаси бог), Каламая (чуть лучше Копли), Кельмикюла (почти центр, но не блеск) и всякие другие (не пойми что).

Милый, ты такой разный!

И люди, разглядев потенциал, стали потихоньку Пыхья-Таллинн осваивать и даже в него переезжать. И если сначала они прогуливались вдоль моря и по лесу, то потом – уже по закоулкам, в том числе, и трущобного плана: интересно же. И на протяжении двадцати лет наблюдали, как перестраиваются в элегантные дома старые общаги, как расцветают кварталы сталинок, и ужасались, разглядывая деревянные бараки и заброшенные промзоны.

В процессе таких прогулок ими были открыты и места произрастания частных особняков (кто там постоянно поминает Виймси?): собственный дом с садом, от которого можно за пять минут дойти и до моря, и до трамвая, – стоит дорогого во всех значениях слова.

Постепенно Пыхья-Таллинн изменился до неузнаваемости, и это заслуга и властей, и самих жителей. Отреставрированы фасады и балконы большинства домов советского времени, облагорожены дворы, приведены в порядок километры дорог, построен спортивный центр и множество современных зданий – магазинов, офисов, жилых домов, реновированы развалюхи буржуазного и царского времен. И если в Пельгуранде и Пельгулинне чаще ведется точечная застройка, то недавно возникшая на карте города улица Каларанна, новые жилые кварталы Каламая и Летная гавань с портом Ноблесснера – совершенно отдельная песня.

Ни один район Таллинна не менялся до такой степени неузнаваемости. Были приведены в божеский вид запущенные парки, построены торговые центры «Строоми» и «Арсенал» (второй – в историческом здании), обветшалые заводские помещения продолжают превращаться в лофты, оборудован пляж на Пальяссааре, появился Творческий городок Теллискиви, а в считавшийся не слишком перспективным в плане торговли Пельгуранд пришли крупные торговые сети.

Еще лет десять назад люди проезжали через Каламая, зажмурившись: убогие домишки, шмыгающие бомжи, обугленные руины и поросшие невесть чем пепелища – все разрушалось и ветшало. Сейчас это район чуть ли не самых дорогих квартир в городе, с модными кафе и, как выяснилось, с выходом к морю. Море вообще открылось со всех сторон. И бывший страшный ужас – рынок у Балтийского вокзала, в комплексе с ним являвшийся яркой иллюстрацией к выражению «базар-вокзал», – превратился в нечто действительно красивое и еще недавно здесь настолько невообразимое, что сам вокзал теперь с ним уже не коррелирует никак.

Какие линии…

Неосвоенных и заброшенных территорий еще много, но сделать сразу всё невозможно. Однако уже сдвинулся с мертвой точки, в которой он пребывал с конца прошлого века, проект по застройке печально знаменитых Коплиских линий.

Автор материала отправился на линии, чтобы увидеть происходящее там собственными глазами. Построены и частично заселены три новых пятиэтажных дома, напротив них, через широкую, выходящую прямо к морю улицу, достраивается еще несколько домов пониже. Некоторые выглядят абсолютно новыми, остальные создают иллюзию реконструированных старых, хотя от старины остались только фундамент и каменная лестничная клетка, типичная для так называемых таллиннских домов.

Уже сейчас можно сказать, что там будет очень красиво, а вид, открывающийся на Пальяссааре, чуден в любую погоду, что твой Днепр. По словам пресс-секретаря управы Максима Рогальского, на Линиях предусмотрена инфраструктура – магазины, точки общепита и детский сад. Расположенный рядом парк Касе скоро будет реновирован. Неподалеку тоже таится немало чудес и перспектив: это район улиц Малева и Уус-Малева. Где чудеса, а где перспективы, без труда поймет каждый желающий там побродить, однако даже развалины и мрачноватые парки Копли придают Пыхья-Таллинну своеобразие: жалко, что когда-то первые снесут, а вторые облагородят и вылижут – где еще такое в столице увидишь?

И если теперь кто-то по старинке презрительно фыркает «Копли», становится смешно: поди купи квартирку на Линиях. Как только их отстроят, изменится и все вокруг. Но Пыхья-Таллинн и тогда останется очень разным, на любой вкус. Вот широкие улицы, вот закоулки, вот многоэтажные дома, вот особняки и сады, вот тихие, словно вымершие кварталы, а вот другие – с постоянной движухой. И повсюду зелень, цветы и, конечно же, море.

Мы поедем, мы помчимся и устроим пересадку

Казалось бы, живи да радуйся, однако местные довольны не всем. И первое, на что они жалуются, – транспортное сообщение, которое в относительном изобилии наблюдается только на главных артериях района: улицах Копли и Сыле. Ну, и в примыкающей к центру части Каламая.

Во всех же других частях района с транспортом печаль: максимум один автобус. Это касается и Паальяссааре, и Штромки, и Каларанна, и Тёэстузе (о более мелких лишенцах промолчим). И часто люди без пересадки не могут добраться даже до тех мест, которые расположены неподалеку. Вот три самые богатые на автобусы остановки Пельгуранда, на которых останавливаются 40-й, 3-й и 48-й. Но все три автобуса, хоть и разными маршрутами, идут в центр, а один из них ходит исключительно по будням, очень редко и только в часы пик (ладно, после дневного перерыва начинает чуть раньше конца рабочего дня, но помогает это не очень). Поэтому не каждому желающему удается доехать без пересадки даже до конца Сыле, не говоря уже об Эндла.

Мало того: людям не добраться без пересадки – а то и двух – ни до одной поликлиники города, а больным, как известно, – что с давлением, что с температурой – очень полезно ходить пешком и водить машину, поэтому они вынужденно обожают пересадки или пользуются услугами такси. А на остановке «Супельранна» вообще останавливается только 40-й, и если тебе с ним не по пути, – беги куда-нибудь.

Иная история у жителей тех двух частей Сыле, которые равноудалены от остановок трамваев и вышеназванных автобусов в одном случае и от тех же автобусов и Палдиски-мантеэ в другом: им не добраться без пересадки до центра города! Зато они легко могут попасть в Мустамяэ и Нымме, а в часы пик – аж на Техника и дальше.

Недавно жителей Пыхья-Таллинна и Ыйсмяэ опрашивали, не желают ли они прямого сообщения. Жители, видимо, не пожелали. Не, говорят, желаем пересаживаться аж два раза, чтобы доехать до района, который виден у нас из окон. Можно пересесть один раз, но для этого многим сначала придется поехать в сторону центра: любите ли вы зигзаги? Добраться же общественным транспортом до Пальяссааре или уехать оттуда хоть куда-то – задача не для слабаков. Пару теплых слов можно сказать и о необоснованно длинном перегоне между Парком живых и мертвых и остановкой «Ситси». Короче, район бурно развивается, а общественный транспорт ходит по маршрутам, спланированным еще в советское время.

Хлеба и зрелищ

Второе, чем недовольны люди, это пляжный комплекс, построенный лет 25 назад. За это время он сильно сдал и давно уже не отвечает вызовам современности: это если говорить красиво. А если говорить прямо, то выглядит он убого, кафе в нем – забегаловка, пункта проката пляжного инвентаря давно нет: ровно с того момента, как районная управа рапортовала, что все в этой области сильно усовершенствовала.

Возмущаются и понаехавшие отдыхать. Людям хочется, чтобы им сделали красиво, чтобы они загорали в шезлонгах, ели вкусное, а закатом любовались, сидя за красивыми столиками. В августе в самом дальнем конце берега приоткрыли злачное заведение и это замечательно, но я бы не сказала, что оно «пляжное», а к тому же один паб-ресторан на такой длинный променад – мало. Да, летом привозят будки с мороженым и фастфудом, но где логика: фастфуд на Тропе здоровья? Отдыхающим опять же хочется, чтоб с тарелки и вкусно. Не надо высокой и молекулярной кухни: что-то мне подсказывает, что в таких местах на ура идут шашлыки, кебабы, овощи на гриле, хачапури с чебуреками и хороший кофе. Да, вокруг навалом мест для жарки шашлыков, но не все берут на пляж мангал.

Но и фастфуд в фургончиках – только в сезон и при аншлаге. И опять негодуют местные: если ты хочешь попить кофе или перекусить – иди в «Строоми» или езжай на Теллискиви. А рядом с домом? А с видом на море? Очень хотелось бы, чтобы пляжному комплексу придали более эстетичный вид и организовали в нем демократичную розничную продажу еды и напитков, нормальное кафе, пункт проката инвентаря, камеру хранения и что-нибудь еще, что бывает на приличных пляжах.

А в остальном… Будем надеяться, что таки приведут в порядок знаменитый наркомовский пустырь с редчайшими – как внезапно выяснилось – видами насекомых, обяжут нерадивые КТ торчащих на самых заметных углах обшарпанных зданий хоть чем-то замазать дыры и прорехи, разгребут зоны имени сталкера – все это вопрос времени. И да, люди просят вернуть на Штромку хотя бы Луковую ярмарку. А скамеек уже достаточно, спасибо.

Комментирует старейшина Пыхья-Таллинна Пеэтер Ярвелайд:

"В последние годы на Штромке многое было приведено в порядок, но впечатление портит устаревшее как физически, так и морально пляжное здание. На днях мы обсуждали его судьбу с мэром Михаилом Кылвартом. Помещения настолько неудобные и амортизированные, что предприниматели не хотят брать их в аренду, чтобы открыть там достойное кафе или ресторан. Сейчас на уровне города и района есть желание построить новое здание или перестроить имеющееся – силами города или при помощи частных инвесторов. Однако строительная бюрократия существенно удлиняет сроки: на перестройку требуется одобрение архитектора, который здание построил. Пока что его нет. Для строительства нового нужна новая детальная планировка, к тому же современные законы не позволяют строить так близко к морю. Я считаю, что ключ к улучшению качества услуг на Штромке кроется именно в реконструкции и расширении пляжного здания, и продолжу делать все, чтобы сложности разрешились.

По результатам проведенного в Пыхья-Таллинне и Хааберсти опроса управы двух районов обратились в Таллиннский транспортный департамент с предложением открыть автобусную линию, которая связала бы два района. К сожалению, департамент счел это преждевременным. У нас свое мнение на этот счет, и мы постараемся заручиться данными, которые убедят специалистов ТТД в том, что такая линия нужна. При этом мы должны способствовать появлению в Пыхья-Таллинне новых рабочих мест, чтобы люди могли работать рядом с домом.

Несколько лет назад управа довольно резко сократила расходы на проведение культурных мероприятий, увеличив за счет этого финансирование сферы благоустройства. Но не хлебом единым жив человек, нужна и духовная пища. Поэтому в будущем году управа постарается предложить жителям Пыхья-Таллинна больше мероприятий, увеличив бюджет культурного сектора на 20%. Недавно у нас прошел фестиваль КоплиФест, сразу на нескольких площадках – во дворе Морской академии, на территории фабрики «Пыхьяла», в Профессорской деревне, в Коплиском народном доме и т.д. В организации фестиваля приняли участие как представители местной общины, так и частного сектора".

НАВЕРХ