Эдвард Лукас: тяготы, перенесенные Россией в 1990-е годы, были ужасными

Эдвард Лукас.

ФОТО: Liis Treimann/PM

Говорят, что мудрость задним умом — это точная наука. Мы можем оглянуться на свою жизнь и набело ее переписать — оценить путь, по которому отказались пойти, сохраненную дружбу и неразумно потраченные деньги. К сожалению, наш жизненный опыт и по прошествии тридцати лет с момента крушения коммунистической системы немногому нас учит.

Вместо того, чтобы нежиться в море ностальгии по поводу триумфа демократии и свободы, мы должны задать себе трудные вопросы: как мы должны были бы поступить, будь у нас наши нынешние знания и опыт? Никто не может утверждать, что у когда-то порабощенных народов все пошло так замечательно, что лучше и не могло быть.

Одно из направлений общественного мнения считает крупнейшей ошибкой излишнюю суровость в отношении России. Мы (якобы) унизительно повели себя в отношении Советского Союза, навязав ему условия в духе Версальского договора, принудив его уступить значительные территории своей бывшей империи и смириться с грабительской формой капитализма, при которой Запад получил крупную прибыль, а народ в России столкнул в нищету. Поэтому, мол, нечего удивляться, что президент Владимир Путин так там популярен и отношения с Западом такие холодные.

Преимуществом этого аргумента является простота, но вместе с тем он ошибочен. Тяготы, перенесенные Россией в 1990-е годы, были ужасными (знаю об этом не понаслышке, поскольку непосредственно соприкоснулся со всем этим).

Может быть, какие-то политико-экономические решения могли быть иными. Может быть, всем причастным к делу сторонам не хватило воображения, чтобы понять, каким образом Россия могла найти свое место в новой системе международной безопасности.

Вместе с тем, для того, чтобы укрепить рухнувшую экономику Советов, решений просто не было. Соседи России не без оснований испытывали тревогу по поводу сохранившихся КГБ и его прежних структур, а также сохранения имперского образа мышления о «законных сферах влияния».

Решение принять страны Восточной и Центральной Европы в ЕС и НАТО было правильным; если что-то и пришлось бы сделать иначе, то мы должны были сделать это раньше и менее жестко. Всем (и России в том числе) было бы лучше, если бы и Грузия, и Украина вступили бы в обе организации в 1990-х.

Этот ход мысли ведет нас на самом деле к интересному вопросу. «Старый Запад» должен был в 1990-е годы гораздо решительнее взять под свое крыло «новую Европу». Мы смогли бы сделать больше, чтобы содействовать строительству инфраструктуры и институтов, улучшению сферы публичных услуг, повышению уровня жизни и качества жизни. Это позволило бы сократить эмиграционное давление, которое в итоге ослабило страны Запада и привело к росту общественной напряженности в целевых странах, особенно в Великобритании.

Мы должны были больше внимания обратить на отмывание денег и на злоупотребления положением анонимных получателей прибыли. Самым постыдным за последние 30 лет явлением был способ, которым страны вроде Великобритании действовали как служанки клептократии.

Вместо этого мы сосредоточились на правилах, хотя должны были думать о результатах. По-прежнему порабощенные народы допустили немало ошибок, однако их нельзя попрекнуть наследием коммунизма (изоляцией и отсталостью), которое означало, что они не соответствовали критериям принятия в ЕС и НАТО.

Ответ — думали мы ошибочно — заключается в ожидании, пока они улучшат систему своего государственного управления и разовьют свою экономику. Пара лет здесь или там погоды не изменят.

Однако изменила. Вместо того, чтобы с ходу применить правила, мы должны были их изменить, предложив новым членам исключения, переходные периоды и смягчение условий, обещая при этом принять эти страны как можно скорее под свое крыло. Но это было бы некомфортно людям, привыкшим к уютному миру Брюсселя периода после холодной войны. Результат нашего жесткого подхода, к сожалению, оказался неудобным для всех.

Коротко говоря, мы действовали медленно там, где должны были действовать быстро; мы были педантичны там, где следовало подняться над рутиной; мы были скупы там, где от нас ждали щедрости; и хуже всего — мы были охвачены порой просто постыдной скаредностью, измеряемой деньгами. Эти промахи научили нас чему-нибудь? Спросите меня об этом через 30 лет.

* * *

Эдвард Лукас — автор снискавших международный успех книг «Новая холодная война» и «Обман», журналист и вице-президент действующего в Вашингтоне и Варшаве аналитического центра Center for European Policy Analysis (CEPA).

Колонка Лукаса публикуется в BNS еженедельно, медиа-клиенты имеют такое же право на ее публикацию, как и на публикацию новостей. Представленные в колонке мнения, оценки и взгляды не отражают взглядов BNS.

НАВЕРХ