Эстония помогла России признать виновной фирму своего гражданина

Kuidas tulumaks väiksemaks saadi FOTO: Pm

ФОТО: Pm

В середине лета при поддержке налоговых органов Эстонии компания, принадлежащая гражданину Эстонии, была признана в России виновной в уклонении от уплаты налогов. Согласно решению суда, занимающееся торговлей ЗАО «Экстра» должно  выплатить более миллиона евро в госказну России, пишет Postimees.

Владелец предприятия Андрей Астапенко (57), однако, сказал Postimees, что он действовал правильно и что это было нападение со стороны России на компанию, которая зарабатывает деньги с целью получения дохода для государственного бюджета.

Он намерен обжаловать приговор, но не только. Астапенко также планирует начать судебный процесс против Налогово-таможенного департамента Эстонии, деятельность которого он считает незаконным.

Чрезвычайный случай

Этот случай в российских масс-медиа описывают как чрезвычайный. "Это свидетельствует о том, что налоговые органы могут запросить и успешно использовать данные за периоды, предшествующие вступлению в силу Страсбургской конвенции", - сказал порталу РБК партнер аудиторской фирмы KPMG в России и СНГ Виктор Калгин.

«Это, безусловно, важная новость, поскольку к конвенции присоединились многие популярные среди российских бизнесменов офшоры — например, Британские Виргинские острова», — отметил он.

"Это первый ставший известным случай, когда налоговые органы ретроспективно использовали международное соглашение об обмене данными; подобные решения ранее не встречались в практике" -, отметил в интервью тому же изданию партнер компании Paragon Advice Group Александр Захаров.

«Это означает, что уклоняющимся от налогов не стоит уповать на то, что отдельные многосторонние соглашения только недавно вступили в силу», — отметил эксперт.

Сотрудничество с налоговиками Эстонии

Корни истории уходят к событиям четырехлетней давности. В частности, Россия присоединилась к Конвенции о международной взаимной административной помощи в налогообложении 1 июля 2015 года, и этот случай стал первым результатом ее присоединения. Эта же конвенция вступила в силу в Эстонии 19 апреля годом ранее.

Однако по взаимному согласию была также предоставлена информация о времени, когда Россия еще не присоединилась к Конвенции.

Согласно информации за 2014-2016 годы, выяснилось, что ЗАО «Экстра» при помощи хитрой схемы обмануло российское государство на 52,5 млн рублей, которые в июле этого года были востребованы с компании. Плюс пеня и штраф на сумму в 22,3 млн рублей. Всего 74,8 млн рублей, или 1,04 млн евро.

По данным российской бизнес-газеты РБК, суд нашел подтверждение того, что ЗАО "Экстра" принадлежит гражданину Эстонии Андрею Астапенко. Хотя в августе 2013 года компания приобрела недавно зарегистрированную кипрскую офшорную компанию Slanroad Investments Ltd, ее единственным владельцем был Астапенко. Сделка была фиктивной, и реальных денег заплачено не было. 

Впоследствии кипрская компания получила кредит от эстонского паевого товарищества Odirius Grupp, в правлении которой также числится Астапенко, а владелец прятался в тени офшора.

В течение трех лет, с 2014 по 2016 год, ЗАО «Экстра» выплачивало дивиденды кипрской компании в эстонском банке SEB. Всего было перечислено 9 миллионов долларов и 1,4 миллиона долларов. Отчет о сделках в банке SEB был получен российскими властями через Налогово-таможенный департамент Эстонии.

По мнению российского суда, кипрская компания не является реальным бенефициаром. Деньги были распределены между компаниями, связанными с Астапенко.

Зарегистрированная на Кипре компания предоставила кредит с 0,5-процентной ставкой трем компаниям, зарегистрированным в коммерческом регистре Эстонии. Все три - OGFG OÜ, Odirius Grupp OÜ и Blue Coral OÜ - связаны с Астапенко.

В свою очередь, единственным доходом кипрской компании был дивиденд, полученный в России: у нее не было других активов и единственным ее сотрудником являлся глава компании.

Проблема заключается в том, что из-за своей зарегистрированной собственности на Кипре ЗАО «Экстра» должно было платить с дивидендов подоходный налог в размере лишь 5 процентов вместо 15, поскольку Россия, в отличие от Эстонии, имеет с островным государством соглашение об избежании двойного налогообложения.

Налоговая тайна стала явью

Тактика защиты ЗАО «Экстра», принадлежащего гражданину Эстонии Астапенко, основывалась на том факте, что доказательства были собраны незаконно с 2014 - 2015 годов, когда Россия еще не присоединилась к конвенции. Российские налоговые органы, со своей стороны, пояснили, что по взаимному согласию подписавшие конвенцию государства могут также предоставлять информацию в течение более длительного периода.

По словам партнера консалтинговой компании Paragon Advice Group Александра Захарова, Налоговый департамент Эстонии мог бы отказаться от передачи данных, если бы запрос напрямую касался налогового резидента Эстонии.

«Но в этом случае, когда запрос касался кипрского офшора, эстонские налоговики сочли, что не ограничены по срокам, и предоставили информацию по достаточно далекому периоду», — отметил он.

"В аналогичной ситуации налоговые органы Швейцарии, Австрии или Сингапура, вероятно, более строже отнеслись бы к срокам, за которые можно предоставить банковские выписки", - добавил Захаров.

Астапенко не отрицает использования схемы, но считает ее легальной и неизбежной. 

"Это совершенно законно. В России нет претензий к кипрской компании. Они обвиняют российскую компанию в неуплате всех налогов. Если бы у них была жалоба на кипрскую компанию, они бы обратились в налоговый департамент Кипра, а не в Эстонию", - сказал Астапенко изданию Postimees.

«Они просто сыграли в дурачков и обратились за советом в Налогово-таможенный департамент Эстонии, чтобы получить данные. Эстония не углубилась в вопрос и передала эти данные», - сказал он.

Астапенко объяснил, что в 2013 году он строил свой бизнес через кипрскую компанию, потому что в то время у России были плохие отношения с Эстонией.

«Например, в 2013 году мы заплатили двойную пошлину за все товары, которые попали в нашу сеть магазинов через Эстонию. Даже при том, что он не были сделаны в Эстонии », - вспоминает Астапенко, добавляя, что с его стороны это совершенно законная мера.

По его мнению, заявление российских налоговых органов о том, что кипрская компания является фиктивной, не выдерживает критики.

«Налоговый чиновник не понимает, что такое бизнес. Например, из Эстонии я могу управлять пятью компаниями. У меня есть офис на 15 квадратных метров, письменный стол, стул, иногда секретарь. Теперь все может быть передано на аутсорсинг», - пояснил он, отметив, что основная деятельность ЗАО «Экстра», естественно, проходит в России.

Еще более критически Астапенко относится к тому, что происходит в России. По его мнению, уголовное дело было возбуждено просто потому, что у его компании были деньги, которые можно отобрать на поддержание деятельности режима. "Такова их политика. Бизнесы закрывают, деньги отбирают, и начинается криминальное производство. У них никогда не было претензий ко мне лично", - говорит он.

Предприниматель добавляет, что страдают прежде всего законопослушные бизнесмены. «Тот, кто действует в соответствии с законом, проигрывает, а тот, кто не соблюдает закон, побеждает. Это всегда так », - сказал он, отметив, что неожиданной стала именно передача Эстонией данных в Россию. «Это было неожиданным шагом со стороны Эстонии, которая позиционирует себя демократическим государством и членом Европейского союза, который действует в соответствии с законом. В суде мы проверим, как работает демократия», - пообещал Астапенко.

Эстонская сторона немногословна

Налогово-таможенный департамент Эстонии прокомментировал это дело кратко. «Поскольку в Эстонии не было принято публичного судебного решения о данных  лицах, мы не можем предоставлять дополнительную информацию о них в связи с обязательством защищать налоговую тайну», - сообщило ведомство журналисту Postimees.

В то же время представитель налоговой администрации Райнер Лауритс пояснил, что административная помощь в области налогообложения предоставляется налоговым органам других стран в соответствии с налоговыми конвенциями.

«Действительно, помощь не является обязательной, но она позволяет осуществлять налоговое сотрудничество со странами, которые не являются членами Европейского Союза и где у нас нет двусторонних налоговых соглашений», - сказал Лауритс.

По его словам, Налогово-таможенный департемент Эстонии до сих пор получал налоговую помощь от российских налоговых органов 20 раз, а российские налоговые органы четыре раза получали помощь от Эстонии.

«Основой для предоставления и получения налоговой административной помощи России является Конвенция о взаимной административной помощи, которая вступила в силу в Эстонии 19 апреля 2014 года. Россия присоединилась к Конвенции 1 июля 2015 года. Это означает, что существует возможность запрашивать и получать взаимную административную помощь по налоговым вопросам, связанным с разбирательством, начатым после присоединения обеих стран к Конвенции».

НАВЕРХ