Раннее утро у питейных заведений Таллинна: клиентура опасается за свое будущее
Ласнамяэский бар мешает соседям, но не детскому саду

Бар «Катарийна»

ФОТО: Eero Vabamägi

Postimees отправился в пабы, расположенные возле детских учреждений Таллинна, чтобы узнать, есть ли основания для беспокойства мэра Михаила Кылварта по поводу пьяных, с утра пораньше конфликтующим на глазах у детей?

Град обвинений не волнует мустамяэских завсегдатаев

Заказывают пиво, заказывают водку, заказывают водку с пивом. Из бочки течет шестипроцентный Taurus по два евро за литр, самые умные оптимизируют и заказывают бочонок по магазинной цене двухлитровой пластиковой бутылки. Курить выходят на улицу. Перед стойкой женщина в светлом пальто, в руках пакет с золотым ренетом. Заказывает джин и идет к столику.

На барной стойке установлена табличка: «Пей пиво, сбережешь воду». В малом зале эстоно- и русскоязычные компании. Кто-то сидит в одиночку, руки на кружке с пивом. Один мужчина за столом переодевается – рубашка надета наизнанку. Запах кофе напоминает о том, что начался новый день, и работающие люди поглядывают на происходящее через плечо. А какой-то клиент бара «Катарийна» уже завершил рабочий день и пришел сюда сразу после ночной смены.

В семь утра день в баре, расположенном в Мустамяэ на Вильде-теэ, за каких-то четверть часа собрались десять человек, свободных столиков нет. Первые четверо выпивох терпеливо ждали семи часов на улице, пока руководитель фирмы собственника «Катарийны», Harveston Kaubandus, Эндла Лийвинг откроет двери.

Поскольку на улице проливной дождь, один клиент в цветной куртке, отделанной светоотражателями, коротал время под навесом входа в Таллиннскую 37-ю среднюю школу (сейчас в школе работают Таллиннская немецкая гимназия и Таллиннская тондиская основная школа). Бар расположен в 70 метрах от дверей школы, а от угла школы - в 40 метрах. Согласно действующим сейчас требованиям, нельзя продавать алкоголь на расстоянии ближе 50 метров от школы. На детские сады это ограничение не распространяется.

Первые клиенты собираются у бара "Катарийна" еще до его открытия в семь утра.

ФОТО: Eero Vabamägi

Мэр Таллинна Михаил Кылварт хочет «Катарийну» закрыть. «Дети идут в школу и видят результаты таких алконочей. Нет никакой надобности поддерживать предпринимательство, которое вредит здоровью и безопасности людей», - сказал Кылварт, представляя идею введения ограничения на продажу алкоголя. Мэр хочет увеличить расстояние между торговцами алкоголем и детскими учреждениями до 150 метров.

Указанные Кылвартом бары, расположенные в жилых районах в непосредственной близости от школ и детских садов, приходится искать со спичками. Открывающиеся настолько рано, чтобы их клиенты попадались спешащим в школы детям, точно существуют – один в Мустамяэ и два в Ласнамяэ. Плюс некоторые алкогольные магазины, которые открываются в десять утра. Как заверил старейшина Хааберсти Андре Ханимяги, в Ыйсмяэ ни одного такого проблемного заведения нет.

Ежеутренний шок

Каарел Рунд, директор Таллиннской немецкой гимназии, работающей через дорогу от бара «Катарийна»,  поддерживает инициативу Кылварта двумя руками: «Нужно избавиться от того визуального шока, который дети вынуждены переживать каждое утро». По его словам, клиентуре «Катарийне» нужна иная помощь – социальной системы.

Директор работающей в том же здании Тондиской основной школы Сирли Вяйсар приказала установить у входа в их половину здания забор, поскольку по утрам они находили под скамейками у школы бутылки. Раньше начавшееся в баре веселье заканчивалось под окнами школы, происходили и драки. Кроме того, отдыхающие пьяные посетители бара пытались разговаривать с детьми. Вяйнсар отправила письмо и в управу района, которая усилила патрулирование охранной фирмы на территории вокруг школы, и теперь ситуация улучшилась.

ФОТО: Pm

В расположенном рядом с некогда популярным рестораном «Кянну Кукк» баре «Катарийна» идея Кылварта восторга не вызвала. Сидящие за соседними столиками – за одним из них из стаканов для морса пьют водку, за вторым прикладываются к пиву – объединяются. «Tervi-seks!» - чокаются стаканами и смеются. Время – четверть восьмого, будни. За окном дети вереницей тянутся в расположенную напротив школу, их взгляды устремлены вперед.

Четверка за столом признает, что каждому из них по утрам нужно поправить здоровье, и «Катарийна» для этого является подходящим местом. Ничего плохого там не делают, никто никого не стремится задеть. Все хотят посидеть в тишине и покое, а кричать и драться на улицу никто не выходит.

Барменша Эндла, – все зовут ее по имени – по словам клиентов, хорошо умеет наводить порядок. Говорят, что когда здоровье поправлено, и клиент уже набрался по новой, Эндла отправляет его домой проспаться. Пьющий водку мужчина сообщает угощающейся пивом женщине, что ему Эндла явно спиртного уже не продаст. Наслаждающаяся заслуженным выходным дама с этим не согласна. Она тоже работает в школе, но не в той, что через дорогу.

Знает клиентов

К беседе из-за стойки бара присоединяется Эндла Лийвинг. Она сердится, что старейшина Мустамяэ Лаури Лаатс говорит общественности, будто ее бар создает проблемы и его нужно закрыть, но сам ни разу не вызывал Эндлу к себе. Лаатс заходил в бар, вежливо интересовался, как идут дела - и больше ничего. Лийвинг готова обсудить вопрос, нужно ли сделать дверь с другой стороны, чтобы курящие на улице не попадались на глаза детям. «У меня сзади есть место, я могу еще что-то изменить, чтобы они не жаловались».

Лаатс сказал Postimees, что на деятельность бара постоянно жалуются как школы, так и родители, и работники управы общались с собственником здания, у которого бар арендует площадь. Но собственник не особо был заинтересован в обсуждении проблемы, поскольку он просто делает бизнес: мол, запретите содержание бара на законодательном уровне. Это город теперь и пытается сделать.

В баре "Катарийна" в среду утром сразу после открытия тихо, но есть и клиенты, которые уже заказали водку с пивом. 

ФОТО: Eero Vabamägi

Лийвинг говорит, что держит здесь бар уже десять лет, и проблемы возникают крайне редко. На это место она переехала с троллейбусной остановки «Сольнок»: «Перебрались сюда - и вдруг опять проблемы!»

Она отмечает, что охранную фирму она вызывает всего раз шесть в год, когда возникает действительно напряженная ситуация. Два раза приходилось вызывать охранников из-за одного и того же постоянного клиента, которому кто-то подливал водку в пиво, и пару раз - из-за одной женщины.

По ее словам, людям такие места нужны. Часто сюда приходят те, кому некуда пойти. Одна из четверых, пьющая водку женщина, сказала, что в то время, когда она сама работала барменшей в центре города, по пути домой заходила в «Катарийну», чтобы немного выпить и пообщаться со знакомыми.

Лийвинг признает, что некоторые ее клиенты являются полубомжами, но остальные – это работающие люди. «Из приютов для бездомных по утрам рано выставляют на улицу. Куда им идти? Часто они идут сюда, берут одно пиво и сидят два-три часа, греются. На улице они не шумят и ни с кем не ссорятся».

Она не понимает, с чего вдруг город так ополчился на ее бар: «В Ласнамяэ есть этот «Палыч», у них открыто 24/7. Бар «Арнелли» у центра "Кристийне" такой же, там круглосуточно гуляют. А я вечером закрываю двери. Каким образом это создает такое количество проблем людям?»

Ласнамяэский бар мешает соседям, но не детскому саду

Для одного из завсегдатаев бара "Палыч" день начинается с джина и просмотра российских новостей.

ФОТО: Erik Tikan

Среда. Время около четверти седьмого утра, у бара «Палыч» на Викерлазе, 23 курят два человека. Речь идет об одном из самых известных заведений Ласнамяэ, поскольку оттуда часто выходят перебравшие клиенты. Такси у бара принимает каких-то выпивох. В это же время к двери торопится пожилой человек, еще не умывшийся после пробуждения. И довольно скоро выходит с веселым блеском в глазах, в руках - литровая бутылка водки. «Шустрый старик», - успевает подумать автор.

Люди тонкие сюда не ходят. Они воротят нос, лишь посмотрев в сторону «Палыча». Слово «притон» - это, может быть, слишком, но правда в том, что этот своеобразный бар подходит лишь определенным людям. Знатокам он напомнил бы «Трех львов» в Каламая, разве что находится на отдалении от центра города: его нужно поискать или знать, где он расположен.

«Палыч» открывается в шесть утра и работает до пяти утра следующего дня. То есть в течение часа он закрыт. Правда, этого не хватает для того, чтобы хотя бы проветрить помещения. Когда журналист вошел в бар через час после его открытия, в нос ударил сильный приветственный запах - смесь алкоголя, пота, затхлости и всяких элементов таблицы Менделеева. Скажем честно, это не очень приятно. Но колоритно. Барная стойка словно спряталась в правом углу. Бармен смотрит на журналиста с подозрением и понимает, что тот «не местный».

Какой к черту чай?

Журналист заказывает черный чай, – потом же на работу, нельзя начинать день с горячительного, но это становится очередной странностью, которая заставляет бармена удивляться. «Какой к черту чай?» - можно прочесть на его лице. Осмотревшись, корреспондент замечает, что у других посетителей на столах или пиво, или другой алкоголь.

Платить можно только наличными, а если их нет, на помощь приходит официантка, которая направляет к банкомату, расположенному в доме напротив. На улице видно, что это настоящая ловушка: в одном месте собраны ломбарды, алкогольные магазины и бары. Именно здесь и можно подружиться с зеленым змием.

В среду утром у бара "У Палыча" можно было увидеть курящих, но ни шума, ни драк не было. Не последнюю роль в этом ясно сыграл дождь.

ФОТО: Erik Tikan

Журналист садится у двери. Вдоль полосатых стен установлены красные диваны. С другой стороны стола - тумбы. Обе стены украшают телевизоры. В центре помещения танцпол, на который направлено основное освещение. Есть и место для диджея. Утром музыки не слышно, но можно себе представить, что в другое время там в центре звучат ни о чем не говорящие эстонцам русские хиты, например, песня группы «Вирус» «Ты меня не ищи» или хит группы «Комиссар» «Королева снежная».

В лучшее время, когда праздник в разгаре, в пятницу или в субботу ночью, в «Палыч» набиваются десятки гуляк, но утром там всего шесть человек.

Два стола заняты. За одним, сразу у барной стойки, сидит компания из пяти человек, которые явно гуляли всю ночь: это можно понять по красным глазам и усталым лицам. Двое из них сразу уходят. Один человек дремлет на лавке. Самые стойкие – седой мужчина в очках в сером пальто и синие джинсах, напоминающий интеллигента советских времен, вместо бара «Валли» попавшего в «Палыча», и женщина средних лет, закутанная в красный плед. Они разговаривают на серьезные темы: сначала о вторжении Наполеона в Россию в 1812 году, затем - о фашистах в 1941 году.

Напротив сидит седеющий мужчина в коричневой куртке с полулитровой банкой можжевеловой водки. Он внимательно смотрит новости российского госканала «Россия 1» об Украине. «Националисты в Киеве…» - написано на экране по-русски.

Как из романа Достоевского

Поскольку чай кончился и журналист решает, что сидеть там больше нет смысла, он решает уйти. У дверей он замечает мужчину и женщину, которые сидят за столом у барной стойки. Просит у мужчины закурить. В процессе интересуется, какой контингент ходит в бар. Эти двое словно вышли из романа Достоевского: разговор идет о вере и духовной жизни. Они признают, что грешили: кто воровал, кто кому причин боль, но очень раскаиваются перед богом и ходят в церковь. На этом журналист оставляет компанию и уходит.

В то утро у «Палыча» было достаточно спокойно. Не было ни дерущихся, ни шумящих клиентов. Возможно, дело в дожде. Но соседи говорят, что ситуация становится невыносимой, когда наступает вечер, особенно летом, в хорошую погоду.

Воспитателей детского сада, расположенного напротив, бар не беспокоит, хотя мэр Таллинна Михаил Кылварт считает, что расстояние между детскими учреждениями и продавцами алкоголя должно быть не 50, а 150 метров.

«Мы хоть и рядом, но нас это вообще не касается, поскольку мы не прямые соседи», - сообщили из расположенного в 130 метрах от «Палыча» детского сада Päikene. На таком же расстоянии от бара находится детский сад Laagna Rukkilill, куда можно попасть даже быстрее.

ФОТО: Pm

Хозяйка бара Татьяна Терещенко сказала в разговоре по телефону, что она не считает идею Кылварта о введении дополнительных ограничений разумной, поскольку из-за этого пострадает бизнес: «Мы все потеряем. И город в налогах потеряет. Но если отцы города скажут, что нам нужно закрываться раньше, мы  ничего изменить не сможем».

Что касается недовольства соседей, то собственница, которая по пятницам и субботам сама находится на месте, поднимает руки: «Да, на улице возникают драки, но я тут ничего исправить не могу. Для этого же есть полиция! А я забочусь о своих клиентах».

НАВЕРХ