Взгляд со стороны: нарвитяне - пессимисты, которые ждут, что кто-то приедет и изменит их жизнь к лучшему

Обсуждение документального фильма о Нарве Сергея Цветкова и Марины Корешковой в Нарвской центральной библиотеке.

ФОТО: Николай Андреев

В Нарвской центральной библиотеке 2 октября прошел премьерный показ документального фильма “Нарва: прерванная история”. Он стал уже третьим фильмом о городе, которые сняли Сергей Цветков и Марина Корешкова, переехавшие в Нарву из Петербурга. Их взгляд со стороны на историю Нарвы и на ее современных жителей не оставляет равнодушным - у кого-то из нарвитян вызывает симпатию, а у кого-то - отторжение.

Интеграция через бухгалтерию

Супруги Сергей Цветков и Марина Корешкова переехали в Нарву из Санкт-Петербурга около пяти лет назад. По прежней профессии Марина - юрист, Сергей - антикризисный менеджер. После переезда в Эстонию они столкнулись с тем, что здесь требуется какое-то другое образование, более подходящее для условий страны. Марина закончила курс мультимедиа, а затем вместе с Сергеем они решили изучать журналистику и производство документальных фильмов. Благо в Нарве появился медиа-клуб, в котором неспециалисты могут посещать лекции на эти темы и совместно создавать документальные фильмы.

- Почему вы переехали именно в Нарву? Ведь есть много более интересных точек на карте.

- Я просто думал, что надо куда-то переехать из той страны за речкой. Но куда - не знал, - говорит Сергей. - Потом получилось так, что мне предложили бизнес-проект, связанный с Эстонией, и я здесь начал просто появляться. В Нарве я практически не бывал - проезжал мимо по пути в Таллинн, как все. Ну, видел замок - и всё. Но однажды приехал в Нарву по делам. Смотрю - колледж, который тогда только построили. Я еще не знал, что он построен на месте биржи. Ратуша в стиле барокко интересная… В какой-то момент я подумал, почему бы не снять здесь какое-то жилье.

- Здесь тихо, спокойно, - добавляет Марина.

- Потом я поступил на курсы бухгалтера. Я понимал - чтобы заниматься здесь чем-то, мне нужно понимать, какая здесь налоговая система, какие законы. Это, наверное, наилучший способ интеграции, как здесь говорят.

- Наилучший способ интеграции - стать бухгалтером?

- Я не работаю бухгалтером, - отвечает Сергей. - Но совокупность этих знаний - она наиболее точно отражает интересы любого мигранта, в любой стране. И плюс еще термины на эстонском языке - хоть нас учили на русском, что тоже было немаловажно для меня.

С трепетом или с чужим уставом?

В Нарве Сергей и Марина заинтересовались Старым городом, историей его разрушения и вопросом, почему его до сих пор так и не восстановили. Супруги считают, что нарвитяне к истории довоенного города слишком равнодушны, и пытаются своими фильмами их тронуть. Но авторы не пытаются быть нейтральными - они безоговорочно любят довоенную Нарву и ее жителей, но Сергей называет события 44-го года “так называемым освобождением”. Налицо конфликт с мировоззрением нарвитян послевоенных, нынешних.

На обсуждении нового фильма некоторые зрители фактически обвиняли авторов в предвзятости, Сергей Цветков это отрицал, но, в общем, диалога между двумя взглядами на историю города не получилось.

Первый фильм начинающих документалистов - “Долг государства” - был готов в 2018 году, и он получил первый приз на фестивале документального кино EstDocs в Торонто. Этот фестиваль ежегодно проводят живущие в Канаде эстонцы.

Фильм, основными авторами которого стали Марина Корешкова и преподаватель Тартуского университета Маарья Лыхмус, был посвящен кладбищу в Сийверсти под Нарвой, где похоронены, по разным данным, от тысячи до трех тысяч заключенных лагеря, который после 44-го года был расположен у нарвского порта, в здании, где сейчас находится арт-клуб Ro-Ro. По словам одного из узников, условия там были такие тяжелые, что многие заключенные умирали после года работы в этом лагере.

Автором второго фильма - “Дух Нарвы”, а также третьего фильма стала та же Маарья Лыхмус, а Марина и Сергей называют себя только соавторами. Своим фильмом они пытаются доказать нарвитянам, что восстановить Старый город Нарвы возможно, и, главное, это нужно сделать.

Третий фильм “Нарва: прерванная история” продолжает тему восстановления Старого города, но съемочная группа взяла также несколько интервью у мэра города и у обычных нарвитян, которых спрашивала не только о Старом городе, но и о попытке получить титул Культурной столицы Европы.

Также члены Нарвского медиа-клуба сняли документальный фильм об истории Силламяэ, и в создании этого фильма Сергей и Марина также принимали участие.

- Мы ставили перед собой задачу затронуть сердца людей, чтобы люди задумались - мы живем в этом городе, кто-то недавно, кто-то всю жизнь, - говорит Марина Корешкова. - И нам, людям приезжим, со стороны какие-то вещи виднее. Может быть, мы субъективно судим, но мы видим, что памяти о прошлом здесь практически нет.

- Ее не просто нет, она вытесняется, - считает Сергей. - На премьере люди говорили прямо - не надо, зачем вы об этом нам напоминаете? И это тенденция - не напоминайте нам о чем-то плохом. Но без этой основы, как нам кажется, нет будущего у города, у людей этого города, потому что нет преемственности.

- Сейчас здесь живут просто другие люди. Не те, которые жили здесь до войны. Поэтому, может быть, и не может быть преемственности?

- Не совсем так. Дело в свойстве людей. Обычно, когда человек приезжает откуда-то, важность местной памяти он понимает даже больше, потому что он должен еще помнить, откуда он родом, передавать и это своим внукам. Проблема не в том, что люди перемещаются, - считает Сергей.

- Ваши оппоненты на обсуждении говорили, что Старый город не восстановили из-за послевоенной разрухи...

- Нам представляется, что это отговорки - время было тяжелое, - не соглашается Сергей. - В Дрездене тоже время было тяжелое. В Варшаве было тяжелое время. Везде было тяжелое время.

- Мне показалось, что в своем последнем фильме вы оппонируете нарвитянам. В фильме вам дает интервью парень с банкой пива в руке. Он говорит, что в Нарве всё плохо, поэтому он работает в Швеции. Это и есть средний нарвитянин с вашей точки зрения? И с ним вы спорите?

- Нет, это просто человек, который тоже является жителем этого города, - говорит Марина. - И у него тоже есть право выразить свое мнение. И, возможно, эта та правда, которую не все хотят слышать. Он сказал, как есть.

- Другие, может быть, говорят это только в барах, - говорит Сергей.

- Вообще, люди здесь очень откровенные, они не боятся выразить свою точку зрения, - говорит Марина. - И это замечательно! Другое дело, слышат ли их, и хотят ли они вообще, чтобы их услышали.

- Если брать портрет среднего нарвитянина... - рассуждает Сергей. - Часто люди готовы выразить свою точку зрения, готовы прямо говорить о многих вопросах. Но большая часть людей, у которых мы брали интервью для фильма, полны пессимизма. Они говорят - ничего не изменится. Они вроде бы хотят изменений, но им надо, чтобы кто-нибудь пришел и что-нибудь изменил. И вот в этом плане есть некое оппонирование в наших фильмах. И на обсуждении фильма мы говорили - хотя бы смотрите, за кого голосуете. Мы не выступаем за какую-то партию, просто если человек идет в городское собрание, нужно, чтобы он городом хотя бы интересовался. Депутатам городского собрания мы тоже отправляли приглашения на нашу премьеру, ни один не пришел. И от оппозиции, кстати тоже.

- Вы сказали, что нарвитяне, по вашим наблюдениям, часто ждут, что кто-то придет и все изменит. Но как же известный нарвский консерватизм? Вы его видите?

- Да, и на обсуждении нового фильма нам прямо говорили - зачем вы поднимаете эти вопросы? - говорит Сергей. - Такая позиция: “зачем вы будоражите? Не мешайте нам жить! Какую-то Культурную столицу придумали!” Кстати, и городская власть поначалу такую позицию занимала, когда вообще не подавала заявки - авось, как-нибудь пронесет, и никакой Культурной столицы не будет…

- Так, может и не надо мешать людям жить?

- Да, если бы эти люди были довольны тем, что они живут на хорошем уровне, - говорит Сергей. - Знаете, если бы мы к жителям Швейцарии пришли, а они сказали бы нам, что не надо им мешать - тогда это было бы понятно. Но ведь нарвитяне в большинстве своем говорят, что все плохо. Сегодня они говорят, что не надо ничего менять, а завтра скажут, что зарплата маленькая, на работе сокращения, цены поднялись - всё плохо… А потом идут и снова голосуют за того, кто сейчас сидит в тюрьме.

- Я считаю, если наш фильм обидел кого-то, значит, он его тронул, - говорит Марина.

Марина Корешкова и Сергей Цветков, переехав в Нарву из Санкт-Петербурга, стали здесь кинодокументалистами.

ФОТО: Николай Андреев

Что такое гражданское общество?

Документалисты намеренно не размещают свои фильмы в открытом доступе в интернете, хотя они не являются коммерческим продуктом. На YouTube можно найти только первый фильм, да и то только потому, что открытый доступ был требованием кинофестиваля в Торонто.

Остальные фильмы можно посмотреть только на специально организуемых показах, после которых проходит обсуждение фильма. Начинающие документалисты считают это частью своей работы по активизации гражданского общества в Нарве.

- Что такое гражданское общество? - рассуждает Сергей. - Это когда люди понимают, что они могут что-то решать, действовать, а не ждать, что какой-то дядя придет и сделает. В нашем фильме одна женщина сказала, что только если Россия нам поможет, тогда мы восстановим Старый город. Вот, чтобы не так люди думали, мы и работаем.

НАВЕРХ