ВЗЛЕТ И ПАДЕНИЕ DANSKE. Часть третья: время Sampo, Danske и Рехе – старое доброе восточное направление и прыжок в войну процентов

Во время кампании 2007 года руководитель банка Sampo Айвар Рехе (на переднем плане) пообещал, что если какой-то другой банк предложит ищущему кредит клиенту лучшее предложение, он лично придет к нему домой, чтобы покрасить потолок.

ФОТО: Arno Mikkor, Äripäev

В руках у финнов Optiva превратился в банк Sampo, датчане переделали Sampo в Danske, а из Налогового департамента в армию банкиров вернулся Айвар Рехе, пишет Postimees.

Когда в конце 1998 года Банк Эстонии приобрел контроль над Forekspank, новым названием которого стал Optiva Pank, он сразу пообещал, что в течение года продаст свою долю. И сразу начались спекуляции на тему того, кто мог бы стать покупателем. В августе 1999 года начали поговаривать, что в покупке принадлежащей Банку Эстонии доли заинтересован страховой концерн Sampo. Банк Эстонии отрицал переговоры о продаже.

«Довольно часто создается впечатление, что рынок лучше нас знает, что происходит в Банке Эстонии», - прокомментировал слухи тогдашний руководитель инфоотдела банка Андрус Куусманн. Но через несколько часов Optiva Pank разослал сообщение, в котором и директор рыночной коммуникации Ранно Паюри, и Андрус Куусманн подтвердили, что переговоры о продаже все же идут, но до конкретного соглашения пока не дошли.

Через месяц, в середине сентября, выяснилось, что Центробанк и Ühispank заключили договор о том, что вместе продают свои доли. Тогда Банку Эстонии принадлежали 58 процентов, а Ühispank, которому в какой-то момент для покрытия кредита перешла доля принадлежавшей руководству Optiva фирмы Immerman, принадлежал 21 процент.

Жизненный путь Sampo и Danske FOTO:

ФОТО: Pm

И хотя при создании коммерческих банков большой вклад внесли банки Финляндии, – прежние Suomen Yhdyspankki (SYP), Kansallis-Osake-Pankki (KOP) и Postipankki – которые в начале 1990-х годов были активны в Эстонии и во многом именно благодаря их помощи были созданы современные расчетные решения, а также повседневное управление ликвидности, эти тесные связи не переросли в отношения собственности.

Амбиции финнов в эстонском банкинге

Отношение собственности забрали на местном рынке шведы. Два крупных банка - Hansapank и Eesti Ühispank (один поначалу частично, второй – полностью) – перешли под контроль шведов, но в отличие от остальной экономики, где финны на нашем рынке были весьма активны, банковский сектор Финляндии оставался у нас осторожным.

Однако совсем пассивными финны на местном рынке банкинга не были. В июле 1998 года Äripäev писал, что в связи с царящей у нас нестабильностью, например, банкротством Maapank, количество клиентов филиала банка Merita (позже его назвали Nordea Pank, теперь он носит название Luminor) увеличилось втрое, и банк намерен расширяться в Эстонии. Через несколько лет, когда Эстония взяла четкий курс на вступление в Европейский союз, Merita, которая уже стала банком Nordea, начал агрессивно снижать проценты по жилищным кредитам, что принесло с собой кредитный бум.

В итоге 18 июля 2000 года Optiva Pank перешел банку Sampo, а точнее, финансовому концерну Finanssi-Sampo, когда концерн приобрел 81,2 процента акций у прежнего крупнейшего собственника – Банка Эстонии, у Eesti Ühispank и инвестиционной группы NG Investeeringud. Остальные акции позже выкупили у акционеров в ходе аукциона.

Тогда концерном Sampo руководил один из самых ярких финских предпринимателей Бьер Вахлрооз, который выстроил финансовую группу, соединив инвестиционную и страховую компанию Mandatum и банковскую группу Sampo.

Эстонское подразделение банка Sampo осталось тем же, которые создавали во времена как Forekspank, так и Optiva: развивали сеть восточных клиентов или принимали сбережения жителей России и других бывших союзных республик.

В проекте эмиссии акций, опубликованном в апреле 2001 года, целевой группой называется местный коммерческий рынок, частные лица с доходами выше среднего и занимающиеся международным бизнесом фирмы и их дочерние предприятия. Под последними подразумевали, прежде всего, Россию и другие страны, появившиеся в результате развала Советского Союза.

«Сегмент работающих в России предприятий банк получил благодаря своему профессионализму в операциях с неконвертируемой валютой на территории бывшего Советского Союза (прежде всего, речь идет о рублеред.), и хорошо функционирующему представительству в Москве», - было указано в проекте.

В апреле 2006 года Sampo Bank приобрел в Петербурге маленький ЗАО «Профитбанк», причем, сразу после покупки наряду с дочерним банком долю в один процент получил и Sampo Pank.

Датчане вернули Рехе

В октябре членом правления Sampo Pank стал Тыну Ванаюур, которого отправили в Петербург развивать розничный банкинг. Из архивов BNS выясняется, что о задачах Ванаюура в России сообщили только в англоязычных, но не в эстонских изданиях.

Айвар Рехе 12 марта 2019 года в Харьюском уездном суде, куда его вызвали дать показания по делу Оливера Крууда.

ФОТО: Tairo Lutter

В то же время датское предприятие Danske Bank Group находилось на пике расширения, когда в охвате Северной Европы не хватало только Финляндии. В конце 2006 года концерн Sampo продал одноименный банк за 4,05 миллиарда евро крупному датскому банку Danske. 2 июня 2008 года банк Sampo превратился в филиал Danske Bank.

В январе 2006 года руководителем Sampo Pank стал Айвар Рехе, который до этого момента возглавлял Налоговый департамент, а 14 лет назад работал в Инвестиционном банке.

В Инвестиционном банке на плечах Рехе держались отношения с клиентами и кредитная деятельность, а его начальником был Хярмо Вярк, место которого Рехе принял в банке Sampo. «Добро пожаловать обратно!» - так приветствовали возвращение Рехе банкиры.

Как работоспособный и активный человек Рехе являлся доступным для общественности руководителей. В апреле 2008 года его выбрали руководителем Союза банков. Через месяц Estonian Business School назвала его руководителем года.

В то время, когда Рехе возглавил Sampo, кредитный бум уже набрал полный ход. Бум начался с того, что эстонский филиал банка Nordea объявил войну процентов по жилищным кредитам. Под руководством Рехе в поезд бума вскочил и Sampo Pank. В начале октября 2008 года Sampo начал рекламную кампанию, в которой Рехе обещал лично покрасить потолок клиенту, если его банк не сможет сделать лучшее, чем  конкуренты, предложение. Чтобы продемонстрировать, что он умеет красить, организовали показательную покраску в зоопарке. Кампания, в которой Sampo назвал октябрь месяцем смены банка, продолжилась и в следующем году, когда Союз рекламных агентств наградил ее «Золотым яйцом».

Как в случае Forekspank Ивари Лукк, у Sampo, а позже Danske Bank Айвар Рехе стал ключевой фигурой, поэтому его неожиданный уход с места руководителя филиала Danske, стал сюрпризом. О причинах ухода Рехе не хотел особо распространяться. Через месяц после сообщения о его уходе, в сентябре 2015 года, он сказал Postimees, что причиной стало изменение стратегии Danske, которое не соответствует его натуре. А именно, Danske Bank сообщил, что отказывается в странах Балтии от частного и коммерческого банкинга и продолжит заниматься только приватным банкингом и скандинавскими клиентами.

О реальных причинах ухода Айвара Рехе можно только догадываться.

НАВЕРХ