На реконструкцию Нотр-Дама может пойти затопленный лес из Ганы.

ФОТО: POOL / REUTERS

На восстановление шпиля и крыши собора Нотр-Дам в Париже может пойти затопленный лес из озера Вольта в Гане. Некоторым из экспертов это кажется «гениальным решением», тогда как другие указывают на то, что выкорчевывание подводного леса может иметь пагубные последствия для экосистемы озера.

Тропический лес в ущелье Акосомбо на юго-востоке Ганы оказался под водой в 1965 году из-за строительства гидроэлектростанции на реке Вольта. Озеро Вольта - это водохранилище, которое образовалось при возведении плотины гидроэлектростанции Акосомбо.

Компания Kete Krachi Timber Recovery в Гане, которая получила правительственную лицензию на использование этого затопленного леса, утверждает, что если на изготовление нового шпиля и крыши собора пустить деревья из этого мертвого леса, это будет более правильное решение с экологической точки зрения, чем вырубка живого леса.

Специалисты компании указывают, что мореная древесина намного прочнее, чем свежий лес, поскольку она была защищена от гниения условиями, схожими с теми, что характерны для болот, и начала уже окаменевать.

Компания представила свои предложения правительству Франции, выразив уверенность, что подводный лес из озера Вольта поможет восстановить Нотр-Дам в первозданном виде.

Около 1300 деревьев было срублено в XII веке для строительства знаменитого шпиля и свода собора Парижской Богоматери. В основном на строительство собора шел дуб. Площадь вырубки составила 21 гектар, это площадь 26 футбольный полей.

По словам Бертрана де Фейдо, вице-президента французской природоохранной организации Fondation du Patrimoine, во Франции сейчас нет дубовых рощ, где можно было бы найти в достаточном для реконструкции собора количестве деревья, которые к тому же были бы достаточно зрелыми и необходимого размера.

Фрэнсис Калици, глава ганской компании Kete Krachi, согласен с этим утверждением: «Не думаю, что у них есть дубовые деревья в необходимом для возведения соборов количестве», - говорит он.

«Тогда как под водой в озере есть африканский лес. Это породы твердой древесины, которая по своим свойствам очень похожа на дуб. Плотность такой древесины - от 650 до 900 кг на кубический метр. Это строительный лесоматериал, который может пригодиться для реконструкции», - говорит Калици.

Компания Kete Krachi уже извлекает из воды этот лес, используя специальные машины, которые оснащены видеокамерой, гидролокатором и GPS-навигатором. Большая часть древесины из озера идет на продажу в Европу, часть покупают страны Южной Африки, Азии и Ближнего Востока.

В компании Kete Krachi заявляют, что если их предложение будет принято, они будут готовы поставить французскому правительству древесину на сумму 50 млн долларов. С этим предложением уже ознакомилось министерство культуры Франции.

«Пока мы не знаем, будет ли для реконструкции свода использоваться дерево. Пока идет процесс консервации памятника, затем нам нужно будет принять решение по поводу восстановления свода и шпиля собора», - сказал представитель министерства культуры Франции Жереми Патрие-Лейтус.

«Реконструкция начнется после того, как завершатся работы по консервации. Мы изучим несколько щедрых предложений после того, как определимся с материалом, который пойдет на реконструкцию свода здания», - сказал представитель министерства.

Мореный дуб: более долговечная древесина

Кэти Оукс, специалист по французской и английской средневековой архитектуре и иконографии в Оксфордском университете, говорила, что древесина из озера Вольта может быть схожа по своим характеристикам с мореным дубом, который широко использовался в Средние века для возведения зданий и изготовления мебели. Хотя при строительстве собора Нотр-Дам мореный дуб не использовался.

«Мореный дуб долгое время выдерживали в воде, и он становился прочнее и долговечнее», - отмечала Кэти Оукс в своих записях незадолго до смерти (она умерла минувшим летом).

Недостаток кислорода и кислые почвы защищают древесный ствол от гниения. Древесина в таких условиях начинает окаменевать и становится значительно прочнее.

Глава лондонского архитектурного бюро Waugh Thistleton Architects Эндрю Во говорит, что использование африканских лесов (например, деревьев ироко) из озера Вольта может быть отличным решением.

«Это кажется прекрасным решением проблемы. К тому же, это может помочь экономике более бедной страны», - говорит он.

«Ироко - невероятно прочный и долговечный материал. Он очень стабильный. Если дерево не начало гнить после долгого пребывания в воде, это отличный строительный материал», - говорит Эндрю Во.

А что говорят экологи?

Экологи предупреждают о возможных негативных последствиях вырубки подводного леса в озере Вольта. По мнению ряда специалистов, она может нанести непоправимый урон экосистеме озера.

В докладе, опубликованном в журнале Environmental Health Perspectives, говорится, что выкорчевывание деревьев со дна озера может привести к загрязнению воды в водоеме.

Ил, поднимающийся со дна озера, может препятствовать проникновению на глубину солнечного света, который необходим для выживания рыбам и другим обитающим в водохранилище организмам.

Деревья в озере Вольта также являются важной составляющей естественной среды обитания для некоторых рыб и других организмов, живущих в водоеме.

Если деревья поднимут со дна, может нарушиться баланс в экосистеме озера, а это в свою очередь будет означать угрозу для рыболовного промысла в Гане. Рыбная ловля является основным источником дохода и пропитания для 300 тысяч семей в Гане.

Руководитель проекта местного НКО Friends of the Nation Стивен Анани говорит, что выкорчевывание деревьев под водой уже привело к резкому сокращению численности рыбы в озере Вольта. Многие виды рыб в озере Вольта откладывают икру у пней и у корней деревьев.

«Это разрушает естественную среду, где рыба откладывает икру. Сейчас некоторые виды рыб в озере Вольта находятся под угрозой исчезновения. Если вы поговорите с рыбаками, вы поймете, что они очень недовольны происходящим», - говорит Стивен Анани.

Экологи говорят, что использование затопленного леса может оказаться не таким уж экологичным решением из-за выбросов в атмосферу углекислого газа (т.н. углеродный след), к которым приведут выкорчевывание деревьев и их транспортировка из Ганы во Францию.

Согласно данным третьего доклада по выбросам парниковых газов, представленного Международной морской организацией, на морской транспорт в год приходится порядка 940 млн тонн выбрасываемого в атмосферу углекислого газа, это около 2,5 % всех выбросов парниковых газов.

По словам эколога Джона Реча, члена консультативной группы по международным исследованиям в области сельского хозяйства, выкорчевывание деревьев под водой и их транспортировка во Францию могут оставить значительный углеродный след.

«Обычно морской транспорт расходует много топлива. Оборудование, которое используется для работе в море, в озерах и вообще в воде, как правило, более сложное и потребляет больше топлива, а значит и выбрасывает в атмосферу больше углекислого газа», - говорит Джон Реч.

В компании Kete Krachi настаивают, что уровень выбросов парниковых газов при поднятии деревьев со дна озера значительно ниже, чем углеродный след от вырубки деревьев на суше.

Калици говорит, что использование морских сухогрузов менее энергозатратно, чем перевозка леса наземным транспортом.

Тристан Смит, эксперт по энергетике из Университетского колледжа Лондона, согласен с утверждением, что доставка груза по воде в принципе является одной из самых экологичных.

Однако, по его словам, выбросы при использовании водного транспорта не подвергается такому жесткому регулированию, как другие отрасли, поэтому может быть так, что доставка древесины по воде в итоге окажется не такой экологичной, как казалось.

«Это зависит от особенностей маршрута и того, какой именно транспорт используется», - говорит Тристан Смит.

В компании Kete Krachi говорят, что планируют использовать суда, которые и так осуществляют регулярные рейсы во Францию.

Поэтому, как подчеркивают в Kete Krachi, выбросы, связанные с транспортировкой затопленного леса, будут незначительными.

Компания Kete Krachi считает, что участие Ганы в восстановлении шпиля и свода Нотр-Дам будет иметь важное символическое значение.

«Это будет означать, что мы можем внести свой вклад в архитектурный проект такого масштаба, который принадлежит не только Франции, но и всему миру», - говорит Калици.