Слова невиновного человека: «Не будем называть это обманом, иначе система рухнет!»

Вчера комиссия по расследованию Таллиннского технического университета (ТТУ) опубликовала окончательные результаты отчета, из которых явствует, что никакого обмана в университете не было. Именно поэтому Postimees решил опубликовать в более полном объеме записи беседы руководителя Института Рагнара Нурксе Эркки Каро и докторанта Кигана Мак-Брайда.

Расследование ТТУ дало ответ на утверждение Postimees о том, что в институте якобы мошенничали с деньгами, выплачивая зарплату профессорам, которые в действительности не работали над европроектом OpenGovIntelligence (OGI).

Postimees получил подтверждения слов Мак-Брайда из трех разных устных источников и большого количества документов, но одним из самых главных доказательств стала упомянутая выше запись.

«Цель OGI заключается в том, чтобы наше финансирование продолжилось и после проекта», «в каком-то смысле это действительно обман (на английском языке – fraud), но так эти дела делаются» и «не будем называть это обманом открыто, иначе система рухнет» - это лишь некоторые реплики руководителя Института Нурксе, который согласно подготовленному ТТУ анализу не использовал деньги Европейского союза злонамеренно.

Каро не опровергает на записи ни одного обвинения, лишь оправдывает и скорее подтверждает описанные разоблачителем махинации, приводя в качестве извинений потребность в создании резерва.

Особой отчетности нет, но нет и обмана

По утверждению комиссии по расследованию ТТУ, обвиненные в неучастии в проекте профессора просто забыли о связи с финансированием или писали связанные с проектом научные статьи позже и не попали в отчеты.

Так просто получилось, что работа за 85 000 евро была сделана таким образом, что официально о ней нет никаких отметок. Вуз называет это косвенными расходами, в оформлении которых просто допустили ошибку. Под косвенными расходами подразумевается, например, создание синергии с партнерами, дальнейшее развитие, развитие теоретического фона и так далее.

Вуз утверждает, что у него есть четкие доказательства того, что профессора внесли свой вклад в проект. Пока СМИ этих доказательств не увидели, поскольку университет обещает опубликовать отчет для журналистов в течение ближайших дней.

ТТУ утверждает, что речь идет скорее об ошибках в оформлении и коммуникации, а докторант (которого, кстати, выбрали для представления данного проекта и его обстоятельств финансистам из Европейского союза) просто не был в курсе того, кто действительно выполнял работу в рамках европроекта.

В августе Postimees писал о манипуляциях с финансированием как об институциональном обмане, поскольку на это ссылается Каро в разговоре, записанном 8 марта этого года. Каро говорит на записи, насколько манипуляции с таблицами времени и участием необходимы для сохранения жизнеспособности отдела.

Тут руководитель приводит в пример и участие профессора Карлоты Перез, которая, по утверждениям комиссии, участвовала в проекте по всем правилам.

«Карлота.. за очень маленькую плату… это позволяет нам сохранить средства», – говорит Каро на записи.

Когда журналисты месяц назад после пресс-конференции спросили у проректора Ренно Вентхаля, о чем тогда Каро мог говорить, тот высказал мнение, что речь шла просто о значимости европроектов.

В распоряжении комиссии по расследованию этой записи не было. Но часть ее Postimees опубликовал еще в августе. Сам Каро после неоднократных звонков и сообщений так и остался для издания недоступным.

Точные разъяснения университета о том, почему обмана не было, можно прочесть здесь. А о расследовании Postimees можно прочесть здесь.

Расследование скандала, связанного с финансированием ТТУ

Анализ комиссии ТТУ был одним из многих. До сих пор не представлено  независимых позиций, которые явно появятся в течение этого года.

Следствие по уголовному делу в прокуратуре. Прокуратура устанавливает, может ли описанная деятельность повлечь за собой наказание по статье Пенитенциарного кодекса, которая говорит о мошенничестве со льготами.

Внешний аудит Министерство образования и науки. Речь идет о масштабном анализе, который не ограничивается одним европроектом. В начале октября была создана рабочая группа, в которую входят как представители министерства, так и Научного агентства. Сразу после объявления аудита ректор ТТУ Яак Аавиксоо распространил в университете письмо, чтобы отчетность европроектов была перепроверена.

Европейский союз. Информация о скандале в ТТУ передана тем, кто выделяет финансирование. За этим явно должно последовать решение, будет ли дотация отозвана. По данным Postimees, деятельность ТТУ расследует OLAF, то есть Европейский департамент борьбы с мошенничеством. Именно этот орган имеет все полномочия, для того чтобы сказать, идет ли речь о злоупотреблении винансами, и если да, то идет ли речь о злонамеренной деятельности.

Запись беседы

Разоблачитель Киган Мак-Брайд: «То, что мы делаем, это в принципе обман. Ты оформляешь расходы на человека, который не работал в проекте, которого в это время даже не было в стране. Мы получим около 300 000 евро от OGI, но только я, Маарья, Роберт и Тармо делали выводы и пилотный проект. Но вдруг за проект платят семи-восьми-девяти людям. Так что вы создаете поддельные таблицы времени… как.. но иногда эти таблицы времени даже неточные. Таблица говорит, что я работал 20 часов в неделю, но я вообще был на совещании в Греции… Это обман!»

Руководитель института Эркки Каро: «В какой-то степени, да, но так эти дела и делаются. Большая часть проектов вообще пишется до готовности, поскольку системы финансирования сложные. Что мы в принципе делаем… Что мы делаем… мы строим резервы. Люди, которые были в OGI… Скажем… Карлота… за очень маленькую плату… Это помогает нам экономить средства…»

Мак-Брайд: «Я понимаю, почему мы это делаем, но это не оправдание!»

Каро: «Я знаю, что это не оправдание. Реальность такова, что если мы так делать не будем, то у тебя не будет больше работы, понимаешь? Цель OGI заключается в том, чтобы финансирование у нас продолжалось и после проекта. У нас был разговор с Роби (Роберт Криммер), что возьмем OGI, но финансирования там больше нет. Мы можем теперь… мы строим резервы. Ты называешь это обманом, но не будем называть этот обманом открыто, иначе система рухнет».

Мак-Брайд: «Да, но это же?.. В каком-то смысле речь идет о принципиальном обмане, коррупции... называйте это как хотите. Я знаю, что мы не можем использовать эти слова открыто, но мы же институт общественного управления. Мы учим людей, как быть лучшими работниками общественного сектора, и сами нарушаем все, чему мы учим. Это же смешно!»

Каро: «Это смешно, я знаю, это цепляет. Если использовать политкорректные выражения… Это был наш механизм выживания, чтобы как отдел мы были менее зависимыми от проектов. Наша беда в том, что у нас слишком много проектов, мы слишком большие для стабильного финансирования.

Наше финансирование означает, что у нас должно быть четыре профессора, все остальное должно идти от проектов. А если у нас семь-восемь профессоров... Мы слишком большие, по сравнению с тем, что университет согласен нам дать, или финансированием со стороны правительства. Это наша среда, в которой мы работаем. Почему мы делаем так с проектами Европейского союза, с таблицами времени? Чтобы создать резервы».

НАВЕРХ