Лобзик вместо кисти: нарвский учитель труда выпиливает из фанеры портреты артистов, писателей и музыкантов

В Белом зале Нарва-Йыэсуу открылась необычная выставка - 75 портретов, выпиленных из фанеры. Их автор - учитель технологии из нарвской Кренгольмской гимназии Алексей Арефьев. Художник делает портреты тех людей, которые когда-либо произвели на него сильное впечатление - артистов, писателей, музыкантов. И на собственном примере учит этой художественной технике школьников.

Знакомые всем образы на неожиданном материале

Алексей Арефьев рассказал, что на выставке представлены портреты, которые он делал последние пару лет. Но первые “пробы лобзика”, рассказывает он, начались значительно раньше:

“Мой друг поехал в Питер на юбилей своего друга - артиста, который играл Жору в “Убойной силе” (актер Евгений Ганелин - прим. ред.). В общем, сделал его портрет ему в подарок. Еще раньше другу тоже на юбилей, лет, наверное, десять назад сделал дружеский шарж, также из фанеры. Еще мы с детьми делали проект - дарили портреты каждому учителю. Кто-то по-тихому фотографировал, кто-то другим способом фотографии добывал. Я их обработал на компьютере, и ребята выпиливали. В результате девятый класс сделал такую выпускную работу, портреты подарили учителям”.

В Усть-Нарве, в Белом зале на ул. Кеск, 3 можно увидеть работы, которые Алексей Арефьев делал уже сам, без учеников и по более тонкой технологии:

“Там те люди, которые когда-либо произвели на меня впечатление. Причем, сильное впечатление. Писатели, музыканты, певцы, артисты. Там далеко не все - жизнь-то длинная. В определенные периоды времени нравится то одно, то другое. Но, как нравился мне Пикуль, так до сих пор нравится. Как нравился мне градский, так до сих пор нравится”.

Создание фанерного портрета начинается с фотографии. Причем, найти подходящую фотографию - в хорошем разрешении и без зерна - удается не сразу. На компьютере Алексей Арефьев превращает фото в черно-белое. Затем переносит изображение на фанеру и теневые участки изображения вручную выпиливает лобзиком. Но больше всего времени уходит не на осторожное выпиливание, а на само создание рисунка, который был бы узнаваем с первого взгляда.

“Не всё получается сразу. Например, Краско я делал три раза, пока он мне понравился. Высоцкого два раза делал. Митяева - два раза делал. Магомаева - два раза делал. У меня есть, скажем так, эксперты, которым я показываю работы. Например, делал портрет друга и спросил у внучки - кто это? “Это дядя Саша” - ответила она. Внучке три года, она врать не будет”.

Тяжелее всего работать с женскими портретами, признается художник. Их на выставке всего несколько - Фаины Раневской, Жанны Агузаровой, Ирины Понаровской.

“Понаровская видела свой портрет. Я ей показывал, она сказала, что очень похоже”, - улыбается Алексей Арефьев.

Современные инструменты и старинные материалы

Для работы художник использует сверла диаметром меньше миллиметра и самые тонкие пилки для лобзика, которые появились в продаже не так давно. А вот фанеру, наоборот, приходится использовать старую.

“Бывает, что-то кусочек отломился, и приходится всё переделывать заново. Многое зависит от качества фанеры”.

Для портретов Алексей использует материал из своих старых запасов. Это обрезки фанеры, из которой когда-то делали ракетки для настольного тенниса на заводе NTT, на месте которого сейчас располагается торговый центр Fama. Сам завод продолжает работу на другой площадке. Характеристики той старой фанеры, которую делали прямо на заводе в Нарве, оказываются лучше, чем у современной.

Алексей Арефьев в учебной мастерской нарвской Кренгольмской гимназии

ФОТО: Николай Андреев

Уроки труда стали уроками технологии

Алексей Арефьев не только выпиливает портреты, а вообще мастерит много необычных вещей - это часть его работы учителя.

“Любую работу, которую я детям даю, я сначала пробую сам, - говорит учитель. - Кому-то нравится, для кого-то - нудно. Дети привыкли к телефонам - это весело. Раньше было проще, сейчас дети более привередливые, и делать что-то руками мало кому нравится. Хотя есть очень рукастые ребята - и работают с удовольствием, и то, что они сделали нравится им и их родителям”.

Сейчас Алексей Арефьев - трудовик со стажем - официально называется учителем технологии. По его словам, в предмете стало меньше ручного труда, больше теории обработки металла и древесины. В этот же предмет теперь входят основы черчения, который исчез как самостоятельный школьный предмет.

Организовать практическую работу для учеников стало сложнее - некому давать отходы древесины.

“Раньше придешь на производство и тебе дадут отходов, - говорит учитель. - А теперь осталась только фабрика ракеток NTT, которая дает нам обрезки фанеры. Кто-то раньше давал нам обрезки досок, но сейчас использует их для отопления. Наличных денег для покупки материалов у меня нет. Помогают бывшие ученики, например, дают упаковку от различных товаров, какие-то рейки. Хотя с инструментом, со станками, наоборот, стало лучше. Директор закупила нам новые верстаки в две мастерские, новые станки”.

По словам Алексея Арефьева, к концу основной школы мальчик должен уметь читать чертежи и делать по ним простые операции с древесиной - сверлить, строгать, подгонять детали, грамотно использовать лаки и клеи. С металлом сложнее - на настоящем современном производстве используются станки с числовым программным управлением, которых, конечно же, в школьной мастерской нет.

Уроки труда по-прежнему проводятся отдельно для мальчиков и девочек.

“Но несколько девочек у меня занимаются. Теперь родители имеют право написать заявление, и девочка перейдет к мальчикам и точно также будет работать, - объясняет учитель. - Девочки работают даже лучше, чем мальчики - аккуратнее и добросовестнее”.

НАВЕРХ