Ирина Хакамада: я хотела свободы от политики, и я ее добилась!
Эксклюзивное видеоинтервью Rus.Postimees

  • Мы не ценим в погоне за успехом личную свободу
  • Делайте то, что вам в кайф, рискуя при этом!
  • Я не политик, рефлексирующий о своем прошлом
  • Женщина – не чемодан без ручки

Ирина Хакамада впервые за 10 лет посетила Таллинн. Одна из самых известных женщин России рассказала в интервью Rus.Postimees о том, чем она живет вот уже 12 лет вне политики.  

– Вы 12 лет активно занимались политикой и вот уже 12 лет – вне политики. Есть ли жизнь после?

– Судя по тому, что происходит со мной, есть. Эта жизнь – ровно такая, как я хотела. То есть, я каждый раз выстраиваю свой проект.

Я хотела свободы от политики, и я ее добилась. Я ничего не получала в этой жизни просто так, я добивалась этого сама.

– Почему вы долгие годы предпочитаете не комментировать политические темы, хотя бы – европейские? Неужели вам это не интересно?

– Все эти годы я многое комментировала в качестве эксперта и на «Эхе Москвы», и на «Серебряном дожде», и давала интервью иностранным журналистам. Но вам кажется, что этого нет, по одной простой причине. Мнение человека, ушедшего из политики, не имеет большого резонанса. Экспертная оценка бывшего политика мало кого волнует, если он только не Горбачев.

В Таллинне я не буду комментировать политику ради "чистоты жанров". Я приехала в этот город с лекцией, а это уже – другой бизнес. Для моих таллиннских слушателей я – человек, который несет им бизнес-знания о том, как быть успешным в своей жизни.

Либерал я или коммунист? Крым наш или не наш? Мне не нужно это! Мои слушатели просто обалдеют от всего этого. У них возникнет вопрос: они пришли слушать коуча или политика, рефлексирующего о своем прошлом?

– В последнее время все следят за деятельностью экоактивиста Греты Тунберг. Как вы считаете, это реальная борьба за экологические ценности или политическая деятельность? Насколько этично использовать в политике и общественной деятельности особых детей?

– Политика – это всегда игра, и если она серьезная, значит, экологи добиваются своих целей и используют для этого соответствующую трибуну. Это совершенно нормальная цель.

Особые дети – не дебилы. Особые дети – умные. И если они говорят о чем-то, то делают это искренне. Это не значит, что этот ребенок, ничего не понимая, выучил чужой текст. Просто он говорит это настолько жестко и прямо, что это выглядит необычно для обыкновенных людей, обремененных всякими традициями, социумом и неформальными кодами, с помощью которых мы можем общаться.

Особые дети плюют на все это и говорят то, что думают. Всё идет отлично! Экологи добиваются своего, потому что сейчас ситуация, действительно, развивается катастрофично для будущих поколений.  

– Когда-то вы сравнили свой шаг с уходом из большого спорта, заявив, что готовы с помощью книг, кино и лекций передавать свои ценности. Какие ценности мы теряем? Чего не ценим в погоне за успехом?

– Мы не ценим личную свободу. Мы не хотим за нее бороться, не хотим ее защищать, или обеспечивать свободу деньгами.

Это приводит к уничтожению собственной индивидуальности, личного достоинства. Даже если у человека есть всё – деньги и положение, – она разрушается.  

– Современная жизнь для многих оборачивается борьбой за выживание. Реально ли превратить ее в счастливое выживание?

– Выживанием можно расцвечивать свою жизнь. Я в свое время тоже боролась за выживание и работала ночным сторожем.

Можно работать ночным сторожем и рыдать, что ты с аспирантурой никому не нужна только потому, что у тебя фамилия Хакамада. А можно читать художественную литературу (я перечитала Дос Пассоса, Сартра, приступила к Джойсу), читать философскую литературу, и к тебе придут нужные мысли.

Мозг надо включать и уважать самого себя!

– Вы были успешны в политике, теперь не менее успешны в общественной жизни, литературе и бизнесе. Слагаемые успеха можно просчитать?

– Делать то, что вам в кайф, рискуя при этом. А рискуете вы тем, что общество не захочет принять то, что вы делаете.

Нужно делать то, что вам в кайф, даже если вокруг все говорят, что это бред. Так было, когда я пошла в политику, так было, когда я ушла из науки в кооперативное движение, и так же было, когда я бросила политику.

Это просто огромная любовь к своему эго (индивидуальности). Я хочу делать то, что я хочу, а не то, что надо. И я готова ради этого рисковать.

Человек должен себя любить! Он волен самостоятельно выбирать свой путь.

Если человек ничего не хочет и готов плавать в болоте и тихо умирать, это – его выбор. Ты погибаешь или процветаешь, борешься или нет. Нет ответов на все «как», волшебных таблеток не существует.  

– Вы являетесь сильной и волевой натурой, ярким индивидуалистом. А вам хотелось бы быть слабой и женственной, нуждающейся в защите?

– Может быть, и хотелось бы, только другим этого не хотелось. Быть слабой и нежной хотят все, но для этого нужно найти такого клиента, который скажет: «Хочу, чтобы ты была слабой и нежной, а я понесу тебя на руках».

Что-то вот только никто не захотел нести меня на руках, хотели только идти под руку со мной – вдвоем. На руках не хотят таскать. Женщина – не чемодан без ручки.

И с этим нужно считаться. Когда женщина долго висит на руках, в какой-то момент она падает, как чемодан, и остается на дороге, а человек уходит дальше.

НАВЕРХ