Андрей Макаревич - Rus.Postimees: сейчас в моде рэп, для нового поколения он актуальнее рока

Андрей Макарович.

ФОТО: Madis Sinivee

Одна из главных групп русского рока "Машина Времени" в это воскресенье выступит в Таллинне с концертом в рамках турне по случаю своего 50-летнего юбилея. В телефонном интервью Rus.Postimees лидер группы Андрей Макаревич сказал, что группа исполняет на концертах только те песни, от которых сама получает удовольствие и не зацикливается на прошлом.

- Как вы считаете, почему русский рок на сегодняшний день перестал быть актуальным? Ведь если посмотреть, за последние годы не возникло ни одной большой русской рок-группы.

- Потому что жизнь идет, все меняется. Меняются музыкальные вкусы. Появилось и выросло новое поколение, у которого свои приоритеты. Зато у них рэп актуален.

- Русский рок же всегда был в большей степени о текстах, нежели о музыке...

- Не согласен я с этим. Не надо вообще делить песни на музыку и тексты, чушь это собачья. Просто было это в моде, сейчас другое в моде. Хотя я не могу сказать, что какие-то команды потеряли свои позиции: лучшие группы их не потеряли, ну а худшие меня никогда особенно не интересовали.

- А вам не кажется, что сейчас возвращается ситуация 70-х, когда слово опять набирает вес, когда о тексте песен могут с удивлением сказать "ого, смело"?

- А вам сколько лет, вы так смело говорите о 70-х, вы их застали? Поверьте, ничего общего между сегодняшним днем и семидесятыми нет, хотя бы потому, что тогда никто не мог представить такую вещь, как интернет.

- Появление интернета как-то повлияло на вас в музыкальном плане?

- На меня - никак. Но это самый мощный сноситель заслонов и запретов, самый мощный распространитель информации.

- И дезинформации...

- И дезинформации тоже, да. Но если ты слышишь какую-то песню, тут сложно дезинформировать - она будет оценена по гамбургскому счету.

- Ровно десять лет назад вышел альбом-трибьют "Машине времени", на котором одну из ваших песен исполнил хип-хоп-коллектив "Каста". Вам после этого не поступало предложений о сотрудничестве от рэперов?

- Ну там сотрудничества никакого и не было, они взяли и исполнили...

- А больше никто не хотел из российских рэперов что-то совместно сделать?

- Нет-нет, кто-то еще просил какие-то строчки, какой-то припев, было что-то такое. Да я как-то такое не запоминаю.

- Вам это не интересно просто?

- Да, мне это не очень интересно.

- Вы, может быть, смотрели недавний фильм Yesterday? Там описана ситуация, когда человек просыпается в мире без Beatles...

- Смотрел, да.

- Вот если бы подобная ситуация развернулась вокруг "Машины времени", в сегодняшнем мире можно было бы прославиться, исполняя ваши хиты, как в первый раз?

- Я не люблю и не умею рассматривать ситуации, которые начинаются со слова "если". У меня так много реальных проблем, что я не трачу времени на эту ерунду.

- Ну а фильм-то одно сплошное "если".

- А он мне и не понравился. Очень неудачный актер найден. Идея смешная, да, но на целый фильм никак не тянет.

- У вас за десять лет, то есть с 2009 года по сегодняшний день вышел всего один номерной альбом, это "Вы" трехлетней давности. Чем вы объясняете спад студийной активности?

- Ничем не объясняю. Мы не стоим с гайкой в зубах у прокатного стана. Мы не сталевары, у нас нет пятилетнего плана. У нас, слава богу, нет удушающего контракта с выпускающей компанией, который бы требовал каждые два года выпускать по альбому. Мы делаем альбом, когда он готов. И я не вижу ничего страшного в том, что они появляются то реже, то чаще.

- В принципе, это уже давняя дискуссия в западной музыкальной журналистике - вы не считаете, что альбомный формат к настоящему времени, по сути, умер? 

- Формат, конечно, сильно подвинули. Поэтому мы тоже, если вы заметили, в последние несколько лет делаем песню, две или три и вывешиваем их, вот и все.

- Бытует мнение, что в таких условиях, когда основное распространение происходит через интернет, песня, чтобы обрести популярность, должна стать своего рода мемом.

- Чтобы песня стала популярной, она должна быть лучше всех. Она должна быть самой лучшей. Вот и все.

- Бывает ли у вас так, чтобы вы, сравнив свои новые песни со старыми, осознали, что это сравнение оказывается не в пользу новых? 

- Нет. 

- Этот 50-летний опыт не заставляет относиться к себе как музыканту более критически, чем раньше?

- Я всегда к себе относился критически, я просто раньше меньше умел.

- Известны случаи, когда музыканты не любят свои хиты-визитки и даже отказываются исполнять их на концертах...

- Если мы не любим свою песню, мы ее просто не играем. Нас никто не заставит.

- А есть у вас какие-то суперпопулярные в народе песни, которые при этом в ваш сегодняшний сет-лист не вписываются?

- Да черт его знает. Большая часть все-таки вписывается. Никакого отвращения к ним мы не испытываем.

- Я просто заметил, что на большом летнем концерте в Москве прозвучали, в основном, все ваши хиты, но не было "Скворца". Это было чем-то обосновано?

- Только тем, что нас не вштыривает. Вот мы его играем, а нам чего-то не в кайф. Это необъяснимая вещь, из области ощущений. Мы и "Солнечный остров" не играем и еще могу десяток вспомнить.

- Скажите, что для вас сейчас служит источником вдохновения при написании песен? Какие эмоции приводят к тому, что у вас рождается новая песня?

- Если бы человек заранее знал, что будет служить ему источником эмоций, он бы сидел у этого источника и от него не отходил. Никто такой источник еще не нашел.

- Для вас важно, чтобы вас как Андрея Макаревича, автора песен вроде "Путин едет в Холуево" воспринимали раздельно от группы "Машина времени"? Вы ведь не включаете такие песни в программы?

- Мне вообще не очень важно, как меня воспринимают. Я просто не смешиваю сольную карьеру с группой. У меня есть эта история, есть история с джазовыми музыкантами, есть история с "Машиной времени", это три разных ипостаси - зачем их смешивать?

- 50-летие - это колоссальная веха, и на протяжении большой части этого времени у "Машины времени" был стабильный состав, который любой назовет по именам и сейчас. Вы не думали задействовать в туре приглашенных гостей в лице Маргулиса и Подгородецкого, например?

- А зачем? Люди ушли из группы, занялись своими делами, дай бог им здоровья. Зачем нам их использовать? Мы показываем то, что мы делаем сейчас, как звучим сегодня, что поем сегодня. Я терпеть не могу, когда делают какой-то "бисквитный торт" из концерта. Не надо этого делать!  У всех какие-то гости, у нас нет никаких гостей.

- Предыдущий ваш концерт в Таллинне состоялся два года назад. Он вам как-то запомнился?

- Нет. И как раз поэтому я делаю вывод, что все было хорошо. Если бы он был неудачным, я бы его запомнил.

- На какую публику вы ориентируетесь, приезжая в Эстонию?

- Я вообще не ориентируюсь на публику, вы уж извините. Приходит и платит деньги тот, кому это интересно. Мне этого достаточно.

НАВЕРХ