«Мальчишки постарше говорили, что я не смогу ухватиться за едущий поезд. А я хотел доказать им обратное. Я ухватился руками за вагон с углем, ногами старался оттолкнуться от движущегося поезда и залезть наверх, но ноги попали под колеса. Следующее, что помню - я на другой стороне рельс. Поезд уехал. Мальчишки убежали. Кричащий, я лежу в огромной лужи крови, вижу переломанные кости, ногти синие», - так о дне, когда он потерял обе ноги, рассказывает ныне сидячий волейболист, актер и посол кампании Latvijas Dzelzceļš «Услышь, увидь, живи» Александр Ронис. 

С Александром легко разговаривать. Он производит впечатление решительного, прямого и смелого человека,  него отличное чувство черного юмора. Возможно, именно эти качества позволили ему не воспринимать пережитую в пять лет трагедию как черную полосу, которая перечеркнула его жизнь, а делиться своим опытом, чтобы другие не повторяли его ошибку - легкомыслие по отношению к безопасности на железной дороге, пишет Русский TVNET.

«Крича и плача, я пытался встать. Не вышло. Какой-то мужчина вызвал скорую. Приехали медики. Врача при виде меня вырвало. Некоторое время они думали, как положить меня на носилки, потому что ноги, за которые меня можно было бы поднять, превратились в кровавую кашу. Мне ввели обезболивающее и картинка пропала. Очнулся через три дня в больнице - в коме я встретил свой шестой день рождения, был крещен, и у меня больше не было ног. Рядом сидит мама, плачет». 

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

С момента трагедии прошло 15 лет, а Александр научился идти по жизни без ног. Он передвигается на специальном электрическом инвалидном кресле. Александр активно занимается спортом, он нападающий Команды Латвии по сидячему волейболу, сейчас сдает права на категорию B в единственной автошколе в Латвии SIVA, адаптированной для людей с нарушениями движения, а также снялся в нескольких фильмах (за роль в фильме Sarauj, Just! на международном фестивале короткометражных фильмов Manhattan short получил приз за лучшую роль). Между прочим, Александра можно будет увидеть и в фильме Dvēseļu putenis («Метель души»), который совсем скоро выйдет на экраны. 

Мечта Александра - стать специалистом по социальной реабилитации и помогать людям интегрироваться в общество. Уже сейчас его приглашают и в места заключения, и в школы, и в социальные центры, чтобы он делился опытом, как преодолел трудности, и вдохновлял людей. 

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

«Я живой пример того, какие последствия бывают у легкомыслия. Рельсы не то место, где себя надо проявлять. Исход может быть разным - или станешь инвалидом на всю жизнь, или окажешься на семь метров под землей», - говорит посол кампании безопасности, добавив, что необходимо учиться жить с разных обстоятельствах и преодолевать вызовы, которые мешают развиваться. 

«Никто не проживет нашу жизнь за нас», - в конце беседы говорит Александр. 

«Со мной же ничего плохого не случится»

Марцис Черпинскис работает машинистом уже несколько лет и ежедневно видит, как легкомысленно и поверхностно люди относятся к безопасности вблизи железной дороги.

На вопрос, наблюдается ли такое отношение во всех возрастных группах, Марцис отвечает утвердительно. Пенсионеры, которые годами прокладывают путь от дома до огородика и назад, могут себя вести так же легкомысленно, как и молодежь, уткнувшаяся в телефон, гуляя вдоль рельс. 

«К сожалению, люди зачастую считают, что пара минут, которые необходимо подождать, пока поезд проедет, слишком дороги, чтобы ждать, и пересекаютпути как попало. В том числе, и когда поезд приближается опасно близко, так как в умах людей укоренилась мысль, что с ними ничего плохого не случиться не может», - говорит Марцис.

Как на железнодорожных станциях, так и в самих поездах часто звучит предупреждение: «Поезд не так легко остановить». И это правда - путь торможения пассажирского поезда весом в несколько тонн - около 400 метров, грузового - около километра, а это три-четыре минуты. Стоит добавить, что каким бы странным это ни казалось, приближающийся поезд действительно можно не услышать - снег, шапка, капюшон, и, конечно, прослушивание музыки заглушают шум поезда. 

ФОТО: Edijs Pālens/LETA

«В ситуации, когда мы видим человека на путях, единственное, что мы можем сделать, это подать звуковой сигнал, и все зависит оттого, что это за человек. Если остановится - хорошо, если продолжает идти - необходимо применять экстренное торможение. В прошлом году машинисты были вынуждены резко тормозить 96 раз и это позволило избежать происшествия в 66 случаях», - рассказал машинист.

«Конечно, за километр увидеть человека не так легко, поэтому, как правило, последствия столкновения человека и автомобиля бывают трагическими. В тот момент ощущение дурное. Единственное, что можно сделать, это ждать и смотреть, что произойдет. Это все машинист, конечно, уносит с собой, проигрывает в голове разные сценарии, и все сценарии заканчиваются одинаково».

Марцис вспоминает случай, когда управляемый им поезд сбил мужчину, решившего покончить с собой. «Вижу мужчину, стоящего у путей. Подал сигнал. Он посмотрел в направлении поезда и, когда локомотив был уже совсем близко, сделал шаг на рельсы. Поезд силой отбросил мужчину на расстояние в несколько метров. Приехали медики, но спасти его не удалось. Все, что осталось, - это размазанное тело», - вспоминает машинист. 

Одна смерть, много искалеченных жизней 

Медики Службы неотложной помощи получают в год более 1500 вызовов к людям, которые пытаются покончить собой. Самому юному подростку, который пытался в этом году покончить с собой, было всего 11 лет, отняли у себя жизнь в этом году трое подростков.

Чтобы родители и подростки могли получить профилактику душевного здоровья, создан особый центр, получивший название Центр ресурсов для подростков. 

Как рассказал один из представителей, детский психотерапевт и специалист по зависимостям в Детской университетской клинической больнице Нил Саксс-Константинов, клиенты центра - это молодые люди, у которых трудности в школе, семье и личной жизни, которым необходима помощь, чтобы привести в порядок ментальное здоровье. 

«Душевное здоровье доставляет трудности одному из трех подростков. В Центре мы учим их, что о своем душевно здоровье необходимо заботиться так же, как о физическом», - говорит Константинов. 

ФОТО: Kitija Mīļūna / LETA

Эксперт отмечает: несмотря на то, что подростки живут якобы взрослой жизнью и сами за себя отвечают, их центры мозга, отвечающие за безопасность, ответственные поступки, еще не развиты, а это означает, что полностью винить их мы не можем.

«Поэтому нам, взрослым, необходимо найти способы, как обратиться к этим молодым людям, чтобы это производило впечатления поучений, а привлекло их внимание. К сожалению, на железнодорожных путях погибает не только один человек, а ломаются жизни многих, которым погибший был дорог: это мамы и папы, у которых рушатся все планы на будущее и надежды. Часто после такой утраты просто невозможно прийти в себя, в своей практике я встречаю друзей погибших, которые не могут спать по ночам, и из-за случившегося их и самих преследуют психические нарушения, например, тяжелая депрессия. Это вопрос не только безопасности, но и здоровья общества», - говорит он.

Эксперт подчеркивает, что не надо стесняться просить помощи для решения проблем душевного здоровья, так как, распознав их и борясь с ними, мы создадим более стабильное и счастливое общество.