Кадри Куульпак: соседский ребенок среди пьяниц – so what?

Кадри Куульпак.

ФОТО: Erakogu

Шесть часов утра. От соседей доносится пронзительный смех заядлого курильщика. Этот звук напоминает о том, как у меня душа ушла в пятки. Такие же взрывы смеха слышались и двенадцать часов назад. Тогда было шесть часов вечера. Уже тогда соседи – мужчина и женщина – были вдрызг пьяны. Помимо смеха и ласкового разговора этих двух из той же квартиры доносится голос мальчика, предположительно дошкольника. По большей части, его слышно и за полночь. Когда дети уже должны спать. Слышна и ругань.

В десять часов, когда, как известно, уже можно идти в магазин за новой бутылкой, женщина обвиняет ребенка в том, что он украл два евро. «Ты взял!» - «Не брал!» - «Не ври!» - «Я не вру!» - только и возражает мальчик. Следуют матерные ругательства, которых я в этом возрасте еще не слыхивала. И угрозы. Но еще не слышно побоев. Еще не было причины вызывать полицию. Еще нет.

Тогда, слыша все это, я еще не знала, что вмешаться можно – вернее, нужно – немедленно, а не ждать, пока пьянка перейдет в драку. Закон о защите детей обязывает каждого из нас сообщать о ребенке, нуждающемся в помощи. Впоследствии я так и сделала. По телефону помощи детям 116 111 можно звонить круглосуточно.

Живя в хрущевке, легко остаться анонимным. Но нельзя на это надеяться. Я даже не знаю, как выглядят мои соседи, но происходящее у них касается и меня. Подумать только, что полвека назад общество было заинтересовано в том, чтобы все дети получили шесть классов образования, в советское время – уже семь классов, а теперь обязательно отучиться все девять. Так же сегодня дело всего общества, чтобы никто не поднял на другого руку в домашних стенах.

В последнее время общественность узнала о самых сложных моментах в работе защиты детей. Это случаи, в которых по решению суда ребенка изымали из семьи. На длительный или короткий срок.

К счастью, из десятков тысяч случаев, которыми занимается защита детей, это незначительная часть. К сожалению, о них говорят непропорционально много. Как только защитники детей успевают отмыться от клейма отнимающих детей, как им снова его ставят. Но здесь речь идет не только об испорченной репутации. По слухам, в свете этих эмоциональных историй стало поступать меньше звонков, хотя закон обязывает людей сообщать о ребенке, который нуждается в помощи. Звонков, которые могут спасти жизнь маленького человека.

НАВЕРХ