На стене - фраза на латышском: "Понимаете, вы никому ничего не должны", и рядом - три маленькие на русском: "Ничего не бойся", "Никогда не жалуйся" и "Всегда говори правду" - этими словами Русский TVNET встретила переговорная в офисе "Медузы" в Риге. Одному из самых популярных российских СМИ 20 октября 2019 года исполнилось пять лет, а это отличный повод обсудить с его главным редактором Иваном Колпаковым, чего интернет-издание достигло за это время, в чем его сила и что с ним станет в будущем.

ФОТО: Gints Bāliņš/TVNET

6 и 7 ноября Стокгольмская школа экономики в Риге (англ. Stockholm School of Economics in Riga; SSE Riga) в сотрудничестве с Балтийским центром журналистских расследований Re:Baltica организует форум Reinventing Media, на котором профессионалы из ведущих мировых СМИ обсудят будущее медиа-бизнеса и качественной журналистики. Главный редактор портала "Медуза" Иван Колпаков выступит с лекцией "Мы создали самое популярное издание в России для молодых людей. Что дальше?"

Сегодня - коротко о прошлом, настоящем и будущем "Медузы". 

- Еще год назад офис "Медузы" был на улице Кр. Валдемара. Давно ли вы переехали на Кр. Барона? Стало тесно или ваш переезд был обусловлен чем-то другим?

- На Кр. Барона мы полгода. Нам очень нравилось на Валдемара, особенно то, что наш офис был расположен в квартире Михаила Таля (великий советский и  латвийский шахматист, гроссмейстер - прим. ред.), у меня даже была мечта сделать его профайл и выпустить на день рождения "Медузы" в прошлом году, но не сложилось. 

На Валдемара нам стало тесно, и кроме того - мы располагались там на двух этажах.

У нас и так разделенная редакция - кусок в Риге, кусок в Москве и много людей в разных городах, так что быть разделенными еще и в Риге - это неприятно. Мы решили слиться воедино.

- В прошлом году я читала, что в "Медузе" 38 пишущих сотрудников, не считая обширной сети внештатников. Сколько вас сегодня?

- К счастью, я не веду подсчет сотрудников. Нас стало незначительно больше, а может, даже и столько же осталось. Мы довольно быстро росли на протяжении четырех лет, а сейчас я бы сказал, что притормозили, зафиксировались.

- Прозвучало, что у "Медузы" 13 миллионов уникальных посетителей в месяц. Это так?

Наша аудитория тоже зафиксировалась - в районе 11-12 миллионов уникальных посетителей в месяц. Я думаю, что мы по-прежнему входим в число самых популярных российских медиа и, возможно, мы сейчас - самое большое независимое медиа, но это, конечно, зависит от подсчетов, которые ужасно лукавые.

В прошлом году у нас был топовый месяц апрель, когда случилась "Зимняя вишня" и были выборы президента России - это были какие-то страшные цифры, мы взлетели до 18 миллионов уникальных посетителей.

В этом году таких аномальных месяцев не было. В целом за последний год мы выросли на 10% по всем направлениям, некоторые платформы растут опережающими темпами - например, рост нашего Instagram с января по сентябрь - 80%, рост Telegram с января по сентябрь - 45%. 

ФОТО: Gints Bāliņš/TVNET

- Чем это обусловлено? Вы над этим активно работали, или люди просто стали там больше проводить времени в целом?

- Это и внешний запрос, и продукт.

Мне кажется, что Instagram - это сейчас главная соцсеть мира - самая живая, самая быстрорастущая, очень диверсифицированная, очень много разного типа контента там есть.

Нам удалось сделать, как мне кажется, уникальный продукт для Instagram, которого больше ни у кого нет, по крайней мере из русских медиа. Он уникален и в то же время продолжает традиции основной "Медузы". Telegram сильно взлетел, потому что были протесты летом 2019 года, и, конечно, Telegram сейчас - самый быстрый способ распространять информацию. Это еще и очень удобно. Человек открывает Telegram, и у него там все новости. Запрос на Telegram очень большой. 

- Есть ли в команде "Медузы" ребята из Латвии? Существует миф, что вы не берете местных пишущих, только техподдержку. Расскажите, как на самом деле обстоят дела?

Никакого правила не брать людей из Латвии нет. У нас бэк-офис латвийский - люди, которые занимаются управлением офиса, документами и прочее. У нас есть замечательный разработчик Илья Борисов, который из Латвии. Ну и вообще постепенно количество людей, которые здесь родились и выросли, растет. 

Есть внештатные ребята, с которыми мы сотрудничаем, но в целом с пишущими пока не очень складывается.

Причина - все та же, что и пять лет назад. Люди, которые хорошо пишут по-русски, очень сосредоточены на местной повестке, они не знают, что происходит в России, и это проблема.

Люди, которые лучше понимают, что происходит в России, почему-то не владеют русским языком достаточно хорошо. Мы обнаружили такую закономерность еще пять лет назад, и она продолжала проявляться всякий раз, когда мы пытались с кем-то здесь сотрудничать. Кроме того, у меня еще есть некая внутренняя установка: мне кажется, если есть крутой местный журналист, будет правильно, если он будет продолжать работать в местных изданиях.

У нас нет задачи переманивать журналистов из латвийских изданий - я не хочу обескровливать местную прессу. 

ФОТО: Gints Bāliņš/TVNET

- Знакомы ли вы с местными журналистами, взаимодействуете ли с местным рынком СМИ?

- Как только я приехал, я лично постарался познакомиться с руководителями изданий, с которыми можно было познакомиться. У меня много знакомых в медиа-среде здесь, и я слежу чуть-чуть за тем, что здесь происходит, но не могу сказать, что пристально, и не могу сказать, что я большой специалист в том, что происходит с латвийским медийным рынком.

- Как вы следите за местной повесткой? Что вы читаете, чтобы понимать, что происходит в Латвии?

- Я смотрю на обложку журнала Ir, не могу понять, что там написано, потому что до сих пор недостаточно хорошо читаю по-латышски, но я на самом деле смотрю местные ресурсы - не хочу называть какие-то конкретные, чтобы никого не обидеть, - вдруг забуду.

Но из тех, чьи тексты я обязательно смотрю - есть такой местный расследовательский проект Re:Baltica - если у них выходит на русском языке расследование, я обязательно просматриваю его.

Еще я читаю "Вести Сегодня" и получаю определенного рода удовольствие. Я захожу за кофе в Cadets de Gascogne, и там лежит эта газета, я ее листаю, пока жду свой кофе. 

- Поделитесь эмоциями от прочитанного?

- Я считаю, что это уникальный заповедник журналистики 90-х годов. Такой журналистики в России уже не осталось. С газетой "Вести" у меня возникает ощущение, что я воспользовался машиной времени. Это по-своему здорово.

Я люблю разную журналистику - я читаю и глянцевые журналы, и таблоиды, и деловую журналистику - мне просто интересно, как это устроено на разных этажах.

Так по-разному люди делают эту работу. У меня исследовательский интерес, я совершенно не свысока на это смотрю. Я сам работал в региональной журналистике, и когда я встречаю такие - не столичные - издания, становится тепло на душе. 

ФОТО: Gints Bāliņš/TVNET

- Стало ли для вас неожиданностью то, что латвийские журналисты вышли на пикет у посольства России в Латвии в поддержку Ивана Голунова

Я был потрясен до глубины души, растроган, воодушевлен, очень сильно впечатлен.

Я не ожидал, что так много людей выйдут на акцию в Латвии. Мне казалось, что латвийское общество сонное, его трудно разбудить, особенно событиями в России.

Это было потрясающе, и вообще вся кампания поддержки Ивана Голунова и журналистами, и гражданами в России и за рубежом была абсолютно потрясающая.

Получилось так, что большую часть времени, пока Ваня был в заключении, я был как раз в Латвии, поэтому я сам видел только пикет напротив российского посольства в Латвии, и был на марше в поддержку Голунова в Москве, больше я ничего не видел. Поэтому это было очень круто, и я благодарен всем. 

Галерея: Пикет в поддержку Ивана Голунова в Риге

- Вышла бы "Медуза" на защиту журналистов Латвии в схожей ситуации? Скажем, если бы журналиста Re:Baltica Ингу Сприньге прижали, у нас была бы такая странная история - "Медуза" выразила бы солидарность?

Это очень абстрактный вопрос, вышли бы мы в поддержку кого-то или нет. Мы, безусловно, прежде всего обращаем внимание на преследование журналистов - для нас это принципиальная вещь, и мы стараемся держать это в фокусе всегда. Если нет независимых журналистов - нет независимой журналистики, мы не сможем выполнять свою работу, если нас преследуют, на нас давят, нас запугивают, пытаются посадить. Журналисты проявляют солидарность с журналистами, потому что в этой профессии все упирается в одного конкретного журналиста. 

Я думаю, если в Латвии будет допущена несправедливость по отношению к журналистам, "Медуза" в первую очередь придет на помощь. Мы постараемся сделать все, что в наших силах, для того, чтобы об этом узнали все.

Главная наша сила именно в том, что мы можем рассказать историю, о которой все узнают. Это главная помощь, которую мы можем оказать кому-то в такой ситуации.

Безусловно, сложность заключается в том, что не все истории могут быть рассказаны - мы, к сожалению, на протяжении всех этих месяцев после дела Голунова отвечаем на вопрос: а почему вы не поддерживаете этих и тех? Потому что невозможно всех поддержать, это очень тяжелый выбор, и его приходится совершать каждый день - про кого мы напишем, про кого - нет. Это тяжелый выбор, и его приходится совершать, потому что у нас не безграничные ресурсы.

- Почему "Медуза" отказалась от призывов к участию в марше 12 июня, и, главное, не пожалели ли вы об этом решении после всей прозвучавшей критики о том, что "Медуза" "своего парня отбила, а потом слилась"?

- Было очень серьезное давление, от нас ждали, что мы поддержим марш, но это - несогласованная акция. В России, к сожалению, это означает очень серьезные риски для тех, кто участвует в этой акции. Есть юридические аспекты, есть - идеологические.

Юридический очень простой - в России издание не имеет права призывать к участию в несогласованных акциях, это может закончиться закрытием издания. Не имеет значения, что мы зарегистрированы в Латвии. 

Идеологический аспект - готовы ли мы взять на себя ответственность за людей, которые выйдут на несогласованную акцию и, возможно, пострадают. Считаем ли мы, что журналисты должны призывать людей к участию в акциях? 

"Медуза" - это не активистское издание, мы стараемся быть независимыми по отношению ко всем.

Да, безусловно, мы стараемся дать голос тем, кто не может быть услышан, и, безусловно, в конфликте "государство против человека" мы выступаем на стороне человека.

Безусловно, в конфликте сильного со слабым мы выступаем на стороне слабого, но тем не менее для нас очень важно сохранять независимый взгляд на все, что происходит вокруг нас.

Мы посовещались и решили, что не будем призывать людей на несогласованную акцию, но, возможно, мы выбрали не очень правильные слова для того, чтобы объяснить людям, почему мы так решили. Но мне кажется, многие слова, сказанные тогда в отношении "Медузы", несправедливы.

Галерея: Протест в Москве 12 июня

- Вы сказали не так, вас не так поняли?

- Я сказал не так, меня не так поняли. Возможно, журналистам нужно объяснять свою позицию более внятно. В конце концов, если нас понимают неправильно, значит, мы что-то сделали не так. В итоге это наши ошибки. 

Я знаю, что я поступил правильно, но, возможно, я не очень правильно это сказал. Не очень правильные слова были не очень вовремя сказаны.

- В интервью на YouTube-канале "ещенепознер" генеральный директор "Медузы" Галина Тимченко сказала, что она и вы - параноики и контролфрики. Вы с ней согласны? В чем это выражается? Иван Колпаков читает каждый материал, который выходит на "Медузе"?

- К сожалению, я не читаю каждый материал, который выходит на "Медузе", хотя я хотел бы, но это с определенного момента физически невозможно. Я читаю все важные тексты до публикации, читаю все тексты, которые могут содержать в себе разнообразные юридические и репутационные риски. Я очень глубоко вовлечен в производство.

Я не только сижу в кабинете и размышляю о том, каким прекрасным будет будущее "Медузы", я каждый день, закатав рукава, что-то делаю. 

- Главный редактор "Медузы" отключается от работы хоть на мгновенье, и главное - как?

- Это же такая работа, что ты не можешь закрыть дверь и забыть про нее. Ты просыпаешься, открываешь телефон, видишь уведомления и начинаешь уже в общем-то работать. Приходишь домой, переодеваешься в домашнюю одежду и продолжаешь работать. 

Я не знаю рецепта от самовыгорания и просто выгорания, и оно периодически происходит. Я стараюсь просто гулять по Риге. В Риге это огромный плюс, что можно просто выйти на улицу и прогуляться.

Чудесная возможность, когда ты после тяжелого дня, проведенного в России фактически, выходишь на улицу, садишься в электричку и через 40 минут оказываешься возле моря - это хорошо прочищает голову. 

ФОТО: Gints Bāliņš/TVNET

- Вас узнают в Риге?

- Такое бывало, но я не могу оценить, на самом деле узнают или нет, потому что, по-моему, рижане просто не склонны ни с того ни с сего заводить разговор с посторонним или малознакомым. В России не существует никакой личной границы, если тебя узнали - к тебе подойдут. Неловких ситуаций в России происходит гораздо больше, чем здесь. Здесь у меня есть, возможно, ложное ощущение защищенности.

В целом я по-прежнему получаю удовольствие от того, что я прихожу на светское мероприятие и знаю не очень много людей.

- В том же интервью "ещенепознер" (после скандала с харассментом) на вопрос Николая Солодникова, есть ли вероятность, что Иван Колпаков вернется в "Медузу" в качестве главного редактора, генеральный директор портала Галина Тимченко ответила "нет". Это был декабрь, в марте вы вернулись. Что поменялось? 

- Я действительно не собирался возвращаться, но я здраво поразмыслил и решил, что слишком много у меня обязательств перед "Медузой", перед Галей, перед разными людьми внутри, которые не позволяют мне просто взять и отойти в сторону.

Это было не самое простое решение, но мне показалось, что так будет правильно. Я не могу сказать, кто был инициатором решения, но принял его я.

Безусловно, это было решение по итогам десятков разговоров с редакционными руководителями, с руководителями из других подразделений, с консультационными и так далее - это было довольно взвешенно, а не в одну секунду.

ФОТО: Gints Bāliņš/TVNET

- Собственно, повод, по которому мы собрались - 6-7 ноября в Стокгольмской школе экономики в Риге пройдет большая конференция Reinventing Media. Вы там выступите с лекцией "Мы создали самое популярное издание в России для молодых людей. Что дальше?" Можно тизер этого выступления - так что дальше? 

Это самое интересное - что будет дальше. Я думаю, что дальше нас ждет серьезное испытание, потому что невозможно быть все время модным изданием.

Год, два, пять ты можешь продержаться в статусе модного издания, о котором все говорят, но мода переменчива, и для нас правильная стратегия, как мне кажется, - стать классикой.

Стать большим изданием, которое устроено гораздо более традиционно, хотя мы от этого всегда уходили. Тем не менее для того, чтобы всерьез заниматься журналистикой, чтобы всерьез увеличивать свою экспертизу в разных сферах, нужна большая внутренняя перестройка. Необходимо, сохранив культуру стартапа, которая у нас по-прежнему есть, учиться делать по-настоящему большое издание, которое запущено не на один месяц, не на один год, а на годы, может, даже десятилетия.

- Что вы под этим подразумеваете? В начале интервью вы хвалили Instagram как главную площадку, и показалось, что вы чуть ли не переселяетесь туда и портал вам не нужен, а теперь говорите о классике...

- Мы в каком-то смысле переселились, в том числе в Instagram, мы живем одновременно на множестве разных платформ. Я надеюсь, что мы будем осваивать и новые, но в этом нет никакой стратегии, это уже реальность.

"Медуза" много лет мультиплатформенное издание, мы делаем контент для разных платформ, это просто данность.

Нас больше беспокоят идеологические более серьезные штуки - какое издание мы хотим сделать, для кого мы работаем на самом деле, кто наша самая ценная аудитория, а как мы хотим, чтобы это было устроено в будущем, как мы будем добиваться того, чтобы у нас увеличивалась экспертиза, а как сделать так, чтобы у нас выходило больше эксклюзивных материалов, а как сделать так, чтобы мы стали самым большим русскоязычным изданием. Эти вопросы важнее, чем то, на какой платформе мы собираемся появиться в следующем году.

Мы очень быстро росли, и это был один из залогов успешного роста - мы росли, пробуя новое, не особенно задумываясь о том, нужно оно нам или нет.

Мы просто решили попробовать все, сейчас мы попробовали все, что только можно, пришла пора определиться, что из этого по-настоящему важно. 

- Есть ли ответ на вопрос, кто самая ценная аудитория "Медузы"?

- Да. Мы их называем "молодыми взрослыми". Это люди, которым 25 лет и больше, это люди, которые уже ведут взрослую жизнь, принимают ответственность, думают о будущем, но при этом они молоды.

- Проект стартовал 20 октября 2014 года, то есть в этом месяце "Медузе" исполнилось пять лет. Как будете отмечать? 

Мы уже внутренне отметили. У нас каждый год проходит съезд "Медузы", и в этом году у нас был съезд и внутренняя "Ферма". "Ферма" - это наша ежегодная школа журналистики, которая в этом году не произошла, потому что было "дело Голунова" и нам было не до того. Но поскольку у нас много новых сотрудников, мы решили провести внутреннюю "Ферму" - это когда разные редакторы и не только редакторы "Медузы", но и люди из технического отдела читают лекции для других сотрудников "Медузы" для того, чтобы рассказать, какие у нас есть возможности внутри издания и как ими пользоваться для того, чтобы делать более увлекательные материалы.

Мы неделю отмечали пятилетие "Медузы" тем, что работали совместно. К нам приехали сотрудники из Москвы, Санкт-Петербурга, все собрались, чтобы вместе поработать.

Ну и к пятилетию будет спецпроект и куча разных материалов - веселых и не очень - про "Медузу".

- С днем рождения и спасибо!

- Спасибо!

Галерея: Офис "Медузы" на Кр. Барона